Культура

9 главных экспонатов уникальной выставки "Восток. Другая красота"

31 Октября 2018 - 20 Января 2019.
Москва

31 октября открывается выставка "Восток. Другая красота", приуроченная к 100-летию со дня основания Государственного музея Востока. Мы поговорили с ее куратором Евгенией Карловой и попросили отобрать 10 самых интересных экспонатов, на которые следует обратить внимание при посещении.

Культура

Выставка "Восток. Другая красота" посвящена женщине. Экспозиция затрагивает не только женскую внешность (костюм, украшения), но и женский быт, тот особый мир, который для мужчины традиционно был тайной за семью печатями. Среди предметов костюма можно будет увидеть национальные, праздничные и свадебные платья, головные уборы, кафтаны, а также знаменитые китайские туфли для бинтования ног. В разделе украшений будут представлены серьги, браслеты, амулетницы, наголовные украшения, поясные наборы. Всего более четырехсот музейных предметов, в том числе произведения живописи и графики.

1. "Две девушки за туалетом"

На миниатюре XVIII века представлены рагини Билавал за утренним туалетом. Рага — принцип построения мелодии в классической индийской музыке, основанный на импровизации. Основная ее задача — вызывать эмоциональный настрой, который соотносится с определенным временем года, суток или погодой.

События миниатюры происходят на женской половине дворца, на что указывают довольно интимное занятие красавиц и тот факт, что одна из них изображена с непокрытой головой. Здесь мы можем увидеть все типы традиционных украшений замужней женщины: браслеты на запястьях и предплечьях (базубанд), серьги в мочках и в раковинах ушей, специальное украшение для пробора (маанг тикка), спускающееся на лоб, а также кольцо в носу (натх).

Наряд девушек — гагра или лехенга чоли — типичен для Северной Индии. Сверху грудь прикрывает короткая обтягивающая блузка чоли, оставляющая открытым живот, но закрывающая плечи. Снизу — широкая яркая юбка (гагра или лехенга). Важная часть этого костюма — широкий легкий шарф дупатта (гхунгхат, одхни), накинутый на голову.

cleared(data.content.description)
Две девушки за туалетом (рагини Билавал); Индия, XVIII век; бумага, клеевые краски, позолота; Инв. № 604 II.

2. Женский наголовный халат чырпы

Халаты чырпы туркменские женщины бережно хранили в семье, передавая по наследству. Надевали их только на торжественные мероприятия, набрасывая поверх головного убора. Над созданием одного халата зачастую работало несколько мастериц в течение двух-трех месяцев. Швея кроила из нескольких кусков домотканого шелка халат, затем вышивальщица наносила на раскроенные полотна узор. На следующем этапе работы необходимо было аккуратно сшить заранее приготовленные отдельные куски так, чтобы рисунок совпал и сохранил общую орнаментальную композицию. В последнюю очередь к уже готовому изделию пришивали богато украшенный воротник.

Подол чырпы окаймляли бахромой из красно-черных шелковых нитей. Изготавливали чырпы из плотного однотонного шелка, цвет указывал на возраст хозяйки. Темно-зеленый или черный чырпы носила женщина до 40 лет. Считалось, что темные тона защищали и скрывали ее от дурного глаза. Туркменки старше 40 лет накидывали на головной убор чырпы желтого цвета. Для пожилых женщин шили халат белого цвета. Белый символизировал мудрость, чистоту и целомудрие, а также загробный мир.

cleared(data.content.description)
Женский наголовный халат чырпы; Туркмения, Ашхабадский район, начало XX века; шерсть, шелковая ткань, шелковые нити, ручное ткачество, ручная вышивка, набойка; Инв. № 7855 III.

3. Копия фрески "Царица Тамара"

Грузинская Царица Тамара (1184–1209/1213) изображена без нимба, в трехчетвертном развороте вправо, в позе адорации — с молитвенно сложенными и вынесенными вперед руками. Она в царских одеждах, выполненных по образцу византийского лоратного облачения из золотой парчи. Украшенный драгоценными камнями и жемчужными подвесками трехзубчатый венец на голове написан поверх плата.

Портретные черты типологизированы и характерны для иконографии женского образа в грузинской монументальной живописи XII–XIII веков: круглое лицо с тяжеловатым подбородком, миндалевидные глаза, прямые брови вразлет, тонкий нос, миниатюрный рот. Они созвучны тому эталону женской красоты, который утвердился на Востоке и в Византии. Такой предстает и императрица Ирина Дукена в описании дочери Анны: "Была она высокой и стройной, как кипарис, кожа у нее была бела, как снег, а лицо, не идеально круглой формы, имело оттенок весеннего цветка или розы".

Фигура царицы Тамары является частью царской процессии на северной стене храма Рождества Богородицы монастыря Бетани в Грузии, обращенной к алтарю. Она изображена между своим покойным отцом, грузинским царем Георгием III (1156–1184), возглавляющим шествие, и юным сыном Георгием (IV) Лашей.

cleared(data.content.description)
Н. И. Толмачевская; копия фрески "Царица Тамара" из церкви Рождества Богородицы монастыря Бетани; Грузия, около 1207 года; бумага, темпера; инв. № 1056 НВ.

4. Накосные подвески гоша асык

В старину туркменки заплетали волосы в косы. До замужества девочки и девушки носили четыре косы — две свисали спереди, а две закидывали на спину. В них вплетали косоплетки — длинные черные хлопчатобумажные нити с цветными бусинами, серебряными маленькими куполками и бубенчиками на концах. Одним из свадебных ритуалов был обряд замены девичьей шапочки на женский головной убор, украшенный комплектом изделий из серебра. Четыре девичьих косички невестка старшего брата переплетала в две косы. На каждую из них родственница жениха вешала серебряные парные подвески, концы кос соединяла необычным ювелирным украшением — пластиной в виде сердца асык. Асык, как и многие другие туркменские украшения, были не только деталями декора костюма, но и оберегами. Их наделяли особыми сильнодействующими защитными качествами, способными уберечь женщину от болезней и сглаза, особенно до и во время беременности. По старинной традиции асык невесте дарили родственники жениха в знак согласия и любви между будущими супругами. Действительно, форма подвески напоминает сердце, но если внимательно присмотреться, то можно заметить и сходство с острым наконечником стрелы или пики, а колющие и режущие предметы на Востоке всегда считались сильными оберегами.

cleared(data.content.description)
Накосные подвески гоша асык, Туркмения, начало XX века, серебро, стекло, сердолик, ковка, филигрань, гравировка, золочение, просечка, инв. № 9846 III.

5. Свиток "Ян Гуйфэй после купания"

На свитке изображена любимая наложница танского императора Сюань-цзуна (712–758) Ян Юйхуань. Она была отмечена титулом драгоценной наложницы — Гуйфэй, ставшим впоследствии частью ее собственного имени. Ян Гуйфэй оказывала огромное влияние на государственные дела и с ее возвышением возвысились и ее многочисленные родственники из рода Ян. Их деятельность, на фоне увлечения императора прелестями наложницы и пренебрежения государственными проблемами, привели к недовольству не только ближайшего

окружения императора, но и других слоев подданных империи. Перед лицом наступающих мятежных войск император был вынужден совершить побег вместе Ян Гуйфэй из столицы, который закончился ее самоубийством, не спасшим, впрочем, императора от падения его власти.

Истории, связанные с Ян Гуйфэй, послужили источником многих литературных и живописных произведений. В изобразительном искусстве большую популярность приобрел сюжет "Ян Гуйфэй после купания", отражающий предание о том, что император был пленен ее красотой и сделал своей наложницей, подсмотрев момент ее выхода после омовения. По другому варианту, император уже после того, как сделал красавицу своей наложницей, любовался ее красотой, когда она выходила из водоема.

Свиток с изображением Ян Гуйфэй в легких, полупрозрачных одеждах, обнажающих ноги или другие части ее тела и двух служанок, иногда приписываемый кисти Чжоу Фана, но, скорее всего, являющийся копией XVII века, может по праву считаться шедевром классической китайской живописи и одной из жемчужин коллекции Государственного музея Востока.

cleared(data.content.description)
Чжоу Фан (раб. 780–810), "Ян Гуйфэй после купания" (ранняя копия), шелк, тушь, краски, инв. № 2495I.

6. Туфли для бинтованных ног

Около X века н. э. в Китае возник обычай бинтования женских ног, который продержался до начала XX в. Ступни нормального размера считались едва ли не уродством. Легенда повествует, будто основатель династии Мин — известный подозрительностью и жестокостью император Чжу Юаньчжан – однажды задумал перебить всех обитателей дома, хозяева которого, как ему показалось, намекнули, что у императрицы большие ноги. Девушка, ноги которой были недостаточно малы, рисковала не выйти замуж.

Бинтование начиналось в детстве, в возрасте между 3 и 12 годами. Обычно длина деформированной бинтованной ступни составляла около 13 см. Если длина составляла около 7 см, то женщина фактически теряла способность к самостоятельному передвижению. Ее возили на специальной тележке слуги или носила на спине служанка. В приданое китайских невест входили несколько пар туфелек, которые девушки лично изготавливали и покрывали изысканной шелковой вышивкой, чтобы продемонстрировать свой вкус и мастерство. Девушка могла сама придумать узор для туфелек или воспользоваться альбомом с готовыми образцами рисунков. Входя в дом мужа, наложница по традиции дарила пару туфелек его старшей жене, а иногда и другим наложницам. В данном случае по красной атласной ткани туфелек исполнена шелковая вышивка гладью, изображающая цветы лотоса, белая тесьма украшена тканым узором в виде бабочек, являющихся одним из наиболее распространенных благопожелательных символов в традиционном Китае.

cleared(data.content.description)
Туфли для бинтованных ног, Китай, XIX век, шелк, дерево, кожа, инв. № 5538.

7. Корейский женский национальный костюм

Одежда традиционно являлась одним из основных средств приближения внешнего вида человека к эстетическому идеалу определенной исторической эпохи. Корейский женский национальный костюм не составляет исключения. Его формы, линии кроя создавали ощущение целомудренной и скромной красоты, подчеркивая в женском образе достоинства, наиболее ценившиеся в обществе периода Чосон (XV–XIX века), жизнь которого базировалась на догмах строгой конфуцианской морали.

Основные элементы костюма — кофта чогори и юбка чхима. Полы кофты, запахивающейся на правую сторону, скреплялись завязками корым, образовывавшими на груди изящный полубант. Неглубокий V-образный вырез почти наглухо закрытой кофты выделялся узким белым воротничком тонджон, зрительно удлиняя шею и придавая одежде опрятный и аккуратный вид.

Юбка подвязывалась высоко, на уровне подмышек. Не принято было акцентировать округлые формы женской фигуры. Сплющивание груди поясом юбки позволяло верхней поле кофты красиво прилегать к телу. К тому же считалось элегантным носить чогори, слегка согнув спину.

Женский костюм не отличался богатством и разнообразием декоративных элементов. В эпоху Чосон предпочтение отдавалось монохромным тканям: узоры на них были одного цвета с фоном. Чтобы придать кофте нарядный вид, контрастным цветом выделяли воротник, ленты-завязки, низ рукавов, чаще всего используя для отделки бордовую, фиолетовую или лиловую ткани. Чогори представительниц высшего сословия отличались дополнительными вставками того же цвета подмышками.

cleared(data.content.description)
Женский национальный костюм, Корея, 2006 год, шелк, машинное и ручное шитье, инв. № 22529/1,2 I.

8. Амулетницы "гуу"

Необходимым атрибутом и украшением верующих буряток были амулетницы "гуу". Их формы разнообразны: от квадратных до прямоугольных с овальным верхним краем. Часто использовались амулетницы, привезенные из Тибета и Монголии. Невероятно богаты эти изделия по декору и технике исполнения. Но чаще всего на лицевой стороне изображалась следующая благопожелательная композиция: священный слог Ом в центре и восемь драгоценностей буддизма — символов счастья: зонт (шухэр), диск-чакра (хорло), знамя (жалсан), узел счастья (ульзий), раковина (дунгар), лотос (бадма сэсэг), сосуд (бумбэ), парные золотые рыбки (сырня). Довольно распространенными являются киоты, где под стеклом помещены изображения самых разных персонажей буддийского пантеона. Это могут быть рисунки на ткани или бумаге или штампованные глиняные иконки "ца-ца". Любимыми образами в народной среде были Зеленая Тара — милостивая спасительница от восьми несчастий и податель богатства Вайшравана.

Внутрь амулетниц вкладывались тексты молитв, лоскуты одежды лам и иные священные предметы. Эти украшения носили или на груди, или на широкой ленте, имитирующей перевязь лам — орхимджи, перекинутую через правое плечо.

cleared(data.content.description)
Амулетницы "гуу". Буряты, XIX — начало ХХ века, серебро, медь, кораллы; чеканка, ковка, штамп, филигрань, эмаль, гравировка, инв. № 8958 III, 8959 III, 8960 III, 11617 III, 11651 III, 12509 III, 16833 III, ГМВ КП 41540, ГМВ КП 49009.

9. Рельеф с изображением небесной девы

На рельефе изображена одна из божественных дев. Девы олицетворяли собой

природные силы, охраняли стороны света и поселения. В Камбодже в ангкорский период (IX–XIV века) высеченные из камня фигуры небесных красавиц, танцующих, беседующих друг с другом, любующихся на себя в зеркало часто украшали культовые сооружения. Эти божественные обитательницы небесных чертогов были призваны развлекать богов танцами и музыкой. Согласно легенде, они наряду с другими чудесными существами и сокровищами появились из водных глубин, когда боги и демоны взбивали Мировой океан. Нередко боги посылали красавиц на землю, чтобы прелестницы вызвали ссору между могучими воинами, угрожающими небесам, или прервали аскетические подвиги отшельника, накопившего слишком много духовных сил.

cleared(data.content.description)
Рельеф с изображением небесной девы, Камбоджа, XII–XIII века, песчаник, резьба, инв. № 10733 II.
Читайте также