Дизайн

Архитектура в современном спектакле “АЙ ФАК. Трагедия”: интервью с главным художником проекта Ларисой Ломакиной

7 декабря состоялся премьерный показ спектакля Константина Богомолова и “Мастерской Брусникина” “АЙ ФАК. Трагедия”. В авангардной постановке совсем нет декораций, но пространство здесь играет очень важную роль.

Дизайн
, обновлено 9 Января 2019

Мы поговорили с главным художником проекта Ларисой Ломакиной о том, как ей удалось превратить пустое помещение площадью 4000 м² в современный театр с импровизированной галереей “гипсового” искусства с реальными арт-объектами современных художников. До марта 2019 года запланировано 14 показов спектакля, так что можно успеть увидеть представление своими глазами.

Архитектура в современном спектакле “АЙ ФАК. Трагедия”: интервью с главным художником проекта Ларисой Ломакиной - фото 1
Главный художник проекта Лариса Ломакина.
Гости премьерного показа спектакля Константина Богомолова “АЙ ФАК. Трагедия”
Может быть интересно
Гости премьерного показа спектакля Константина Богомолова “АЙ ФАК. Трагедия”

Еще раз стоит отметить, что в спектакле нет декораций. Пространство проектировалось не для того, чтобы создать фон для актеров, а для того, чтобы зритель воспринимал действие и текст так, как задумал художник.

Архитектура в современном спектакле “АЙ ФАК. Трагедия”: интервью с главным художником проекта Ларисой Ломакиной - фото 2

В распоряжении у Ларисы Ломакиной был целый этаж золотой башни “Меркурий”. На 4000 м² необходимо было устроить театр и решить сразу несколько радикальных задач. “Мысль создать просто иммерсивный спектакль даже не рассматривалась. Невозможно представить, что 450 человек будут управляемо передвигаться, следить за персонажами и слушать драматический текст, — рассказывает художник проекта. — Но хотелось, чтобы пространство все же стало иммерсивным для зрителя”.

Архитектура в современном спектакле “АЙ ФАК. Трагедия”: интервью с главным художником проекта Ларисой Ломакиной - фото 3

Расположить столько гостей с более-менее равным обзором сцены тоже было нереально, поэтому Лариса предложила сделать так, чтобы “всем было одинаково видно не все”. Получились три отдельные зоны, изолированные друг от друга. “Перед каждой аудиторией — игровая площадка, но зрители любого сектора видят только свою сцену и не могут подсмотреть, что на соседней. Экраны на каждой из трех площадок и камеры, работающие онлайн, транслируют происходящее в соседней зоне или еще где-либо в пространстве этажа: в галерее, баре, гардеробе или кинотеатре”.

Архитектура в современном спектакле “АЙ ФАК. Трагедия”: интервью с главным художником проекта Ларисой Ломакиной - фото 4

Кроме того, важно было воссоздать эстетику футуристического будущего. “У нас в воображении будущее, как правило, технологичное, эстетичное, утонченное, — рассказывает Лариса. — Но, может, все будет только виртуальным, а базироваться будет лишь на конструктиве? Холодность, эгоцентризм и бетонный склеп Мары Чо в финале романа привели меня к этому решению: бетон, голые, почти промышленные окна, открытая конструктивная система колонн, балок и ригелей потолка, смонтированных нами труб вентиляции — все это дало насыщение пространству”.

Архитектура в современном спектакле “АЙ ФАК. Трагедия”: интервью с главным художником проекта Ларисой Ломакиной - фото 5

С нуля также нужно было спроектировать настоящую галерею ГИПС, чтобы зрители могли воспринимать ту часть спектакля, которая посвящена именно современному искусству, его категориям и суждениям о нем. “Мы искали художников, вели переговоры с ними, с фондом Стеллы Кесаевой Stella Art Foundation, отбирали работы, создавали экспозицию, в том числе ориентируясь на движение камераменов во время спектакля”. Команда ЦУМа как один из партнеров постановки создала костюмы для актеров.

Архитектура в современном спектакле “АЙ ФАК. Трагедия”: интервью с главным художником проекта Ларисой Ломакиной - фото 6

Большое внимание в проекте уделили свету — он играет здесь важную роль и является своеобразной провокацией. “Попадая из благополучного вестибюля башни “Меркурий” на этаж спектакля, зрители вдруг оказываются в ярко-зеленом коридоре”, — рассказывает Лариса. В туалетах ослепляет розовый свет, а остальное пространство покрыто холодом светодиодных стиков, подчеркивающих лишь архитектурные элементы. Природа света не меняется с началом спектакля, просто источников становится меньше, а игровые пятна — конкретней.

Архитектура в современном спектакле “АЙ ФАК. Трагедия”: интервью с главным художником проекта Ларисой Ломакиной - фото 7

Мебель повторяется на каждой игровой площадке, но изменяется положение. В качестве камер задействованы айфоны, передающие живое субъективное изображение при общей статической схеме мизансцен на светодиодные экраны.

Архитектура в современном спектакле “АЙ ФАК. Трагедия”: интервью с главным художником проекта Ларисой Ломакиной - фото 8

“У современных архитекторов есть большие возможности, но в то же время перед ними стоят сложные задачи, и основной является соединение пользы, прочности и красоты. А цель сценографа — понять это пространство, пустое или наполненное декорациями, и произвести такие манипуляции, чтобы вызвать у зрителей соответствующее восприятие того, о чем идет речь в спектакле”.

Архитектура в современном спектакле “АЙ ФАК. Трагедия”: интервью с главным художником проекта Ларисой Ломакиной - фото 9
Архитектура в современном спектакле “АЙ ФАК. Трагедия”: интервью с главным художником проекта Ларисой Ломакиной - фото 10
Архитектура в современном спектакле “АЙ ФАК. Трагедия”: интервью с главным художником проекта Ларисой Ломакиной - фото 11
Читайте также