intervyu
Дизайн

Что происходит с русским искусством на аукционах: интервью с главой департамента русского искусства дома Sotheby’s

Уже завтра, 26 ноября, в Лондоне состоятся торги аукционного дома Sotheby’s, где представят работы Ивана Айвазовского, Карла Брюллова, Алексея Саврасова, Ивана Клюна, Исаака Левитана и многих других русских художников. О том, как устроен российский арт-рынок, мы говорили с главой департамента русского искусства дома Sotheby’s Рето Барметтлером.

AD Magazine

В мир искусства Рето Барметтлер попал случайно: учился на политолога и по обмену поехал в Санкт-Петербург, где свободное время проводил в музеях и параллельно учил русский язык. “На Западе все знают Малевича и Родченко, но, живя в Петербурге, невозможно не начать интересоваться искусством, и я стал открывать для себя разных художников. Мой любимый, конечно же, Репин, и еще мне нравится Айвазовский”, — говорит Рето. “Вид Константинополя” Ивана Айвазовского будет на завтрашних торгах, но главный лот — работа Ивана Клюна “Сферический супрематизм” из коллекции Георгия Костаки.

Что происходит с русским искусством на аукционах: интервью с главой департамента русского искусства дома Sotheby’s - фото 1
Рето Барметтлер
Как работы оказываются на аукционах?

По-разному. Например, в небольших коллекциях, которые достались по наследству, встречаются важные работы. Но чаще мы находим работы на Западе, например в семьях, где есть русские корни или чьи предки работали в России. Также многие русские художники жили и работали в Европе и Америке, и их работы остались там. Иногда обладатели картин приходят к нам сами. В ноябре прошлого года мы продали картину Нико Пиросмани “Грузинка в лечаки”, предыдущий владелец которой обратился к нам, чтобы сделать оценку.

Что происходит с русским искусством на аукционах: интервью с главой департамента русского искусства дома Sotheby’s - фото 2
Федор Бронников. Гимн пифагорейцев восходящему солнцу. 1877. Холст, масло. Эстимейт: £300 000–500 000.

Как-то в наш офис в Берлине позвонила женщина и сказала, что у нее есть работа Георгия Гурьянова (это один из самых дорогих русских художников). Она выслала фотографии, они были плохие, и я поехал посмотреть работу. Это оказался ранний автопортрет Гурьянова, очень интересный. На аукционе картина ушла более чем за 140 тысяч фунтов стерлингов.

А есть серьезные коллекционеры, наши постоянные клиенты, которые часто покупают и продают. Так получилось с работой Ивана Клюна “Сферический супрематизм”. Нынешний владелец, обладатель огромной коллекции музейного уровня, купил ее на аукционе в 1983 году. Все это время он часто обращался к нам за оценкой или страховкой, а недавно решил продать эту работу.

Что происходит с русским искусством на аукционах: интервью с главой департамента русского искусства дома Sotheby’s - фото 3
Иван Клюн. Сферический супрематизм. Картон, масло. Эстимейт: £2 500 000–3 500 000.
Как формируется цена?

Это всегда история продаж. Конечно, гораздо легче оценить художников, которые часто продаются. У Айвазовского в каждом сезоне есть несколько работ, и на них установить эстимейт несложно. Но самое интересное — за сколько действительно продастся работа. Тут есть разные факторы. Например, в России ценят портретную живопись — она хорошо продается. Плюс размер, сохранность и общее состояние работы, дата, сюжет — все это влияет на цену. Но практически невозможно продать картины, сюжеты которых связаны со смертью.

Самые дорогие работы — это авангард. В ноябре 2016 года у нас была интересная коллекция абстракций. Главная работа — “Конструкция № 95” Александра Родченко, которую мы поставили за 2,4 миллиона фунтов стерлингов, а она ушла за 3,6. Там же был рельеф Ильи Чашника. С его владельцем мы договорились об эстимейте в 100–150 тысяч фунтов стерлингов, и молоток был 2 миллиона.

Что происходит с русским искусством на аукционах: интервью с главой департамента русского искусства дома Sotheby’s - фото 4
Александр Яковлев. Le Père Martin (Port-Cros). 1921. Картон, холст, темпера. Эстимейт: £40 000–60 000.

Несколько лет назад у нас была замечательная работа Шишкина — одна из последних, им написанных. Ее никогда не было на рынке, но она была зафиксирована в литературе и на фотографиях в альбомах. Мы выставили ее за полмиллиона, что недорого для Шишкина. В торгах участвовало очень много людей, и работа ушла дороже миллиона.

Какие еще интересные работы будут завтра на аукционе?

Одна из важнейших наших находок — “Древний град Углич” Константина Юона. В 1913–1914 годах она была на выставке Союза русских художников в Москве и Санкт-Петербурге. Далее, в 1957 году, была зафиксирована в монографии Николая Третьякова, посвященной Юону. Там опубликована черно-белая фотография, которую, вероятно, передал автору сам художник. При этом уже тогда не было точно известно местонахождение самой работы.

Что происходит с русским искусством на аукционах: интервью с главой департамента русского искусства дома Sotheby’s - фото 5
Константин Юон. Древний град Углич. 1913. Холст, масло. Эстимейт: £600 000–800 000.
Часто ли вам приходится сталкиваться с подделками? Бывали ли случаи, когда вам пытались предложить подделки известных работ?

Постоянно! Но мы с коллегами отвечаем за подлинность работ, выставляемых на аукционе, и часто советуемся с другими экспертами. Это и сотрудники музеев, и частные коллекционеры — знатоки творчества определенных художников. Иногда мы проводим технический анализ в лабораториях — смотрим на использованные материалы и пигменты. Что касается картины Ивана Клюна, мы сделали инфракрасную рефлектограмму и рентген и увидели на снимках вторую подпись — там его фамилия и дата. На других работах художника есть такая же подпись, которая дает нам уверенность в подлинности.

Что происходит с русским искусством на аукционах: интервью с главой департамента русского искусства дома Sotheby’s - фото 6
Кулон-снежинка Фаберже из горного хрусталя, украшенного бриллиантами. Мастер Альберт Хольмстрём по эскизу Альмы Пиль. Около 1913. Эстимейт: £40 000–60 000.
Читайте также