История успеха Lalique

Рене Лалик основал свое дело сто пятьдесят два года назад. Сегодня его детище переживает очередной период расцвета.
История успеха Lalique

Рене Лалик основал свое дело сто пятьдесят два года назад. Сегодня его детище переживает очередной период расцвета.

Рене Лалик (1860–1945). На заднем плане — увеличенный фрагмент вазы “Вакханки” (1927), бестселлера марки

©Shuxiu Lin/Coll Shai and Shuxiu Lin Bandmann; архив пресс-службы

Глобальные перемены и резкие повороты судьбы – это в стиле Рене Лалика. Про него говорят, что он прожил две творческие жизни. Начав в 1880-е годы как авангардный ювелир, осмелившийся смешать в своих украшениях золото с эмалью, стеклом, рогом и другими не слишком драгоценными материалами, уже через несколько лет Лалик стал известен широкой публике.

Панно “Фигуры и виноград” в вагоне-ресторане поезда “Лазурный Берег — Пульман Экспресс”, 1929

©Shuxiu Lin/Coll Shai and Shuxiu Lin Bandmann; архив пресс-службы

Сара Бернар заказывала ему десятками колье и диадемы для своих сценических костюмов, чем и прославила оригинального мастера. Лалику везло на судьбоносные встречи: миллионер Галуст Гюльбенкян стал его преданным поклонником и коллекционером, Эмиль Галле представил его на Всемирной выставке в Париже в 1900 году.

Подвеска “Два павлина”, 1897–1898.

©Shuxiu Lin/Coll Shai and Shuxiu Lin Bandmann; архив пресс-службы

Триумф на выставке, звание главного ювелира ар-нуво, коммерческий успех – а Лалик, вместо того чтобы расширять производство, постепенно сворачивает ювелирную деятельность и отдается новому увлечению – стеклу. И снова на пути попадается правильный человек: Франсуа Коти предлагает бывшему ювелиру создавать флаконы для его парфюмерной компании. Вдохновленные природой и женским телом, так же, как и украшения, флаконы имеют бешеный успех.

Флакон “Цикада” для Roger & Gallet, 1924.

©Shuxiu Lin/Coll Shai and Shuxiu Lin Bandmann; архив пресс-службы

После поисков места и экспериментов с технологиями дизайнер покупает стекольную фабрику в Винген-сюр-Модере и в 1921 году окончательно сосредотачивается на собственном производстве. Во Всемирной выставке в Париже 1925 года Лалик участвовал уже со своей стеклянной коллекцией. Триумф повторился: лучший ювелир ар-нуво стал лучшим стекольным мастером ар-деко.

Фабрика Lalique в Винген-сюр-Модере. Здание сле­ва — музей, архитектор Жан-Мишель Вильмотт

©Shuxiu Lin/Coll Shai and Shuxiu Lin Bandmann; архив пресс-службы

На фабрику посыпались большие заказы. Стеклянные панно и люстры Lalique украсили круизные лайнеры (особенно заметно участие марки было на “Нормандии”, знаменитом шедевре ар-деко), вагоны пульмановских поездов, отели и церкви. В отличие от ювелирной, стекольная история Рене Лалику не надоела. После его смерти фабрика продолжила свое существование под управлением детей, которым отец передал свою страсть к стеклу.

Ресторан лайнера “Нормандия”, украшенный люст­рами и ­колоннами Lalique, 1935

©Shuxiu Lin/Coll Shai and Shuxiu Lin Bandmann; архив пресс-службы

В 2000-е годы марка вошла не то чтобы очень бодрым шагом. Как и все старинные фабрики, чья слава осталась в прошлом, она переживала кризис самоопределения. Помогла, как всегда бывало у Лалика, встреча. В 2008 году компанию купил швейцарский бизнесмен Сильвио Денц, страстный поклонник марки и обладатель самой большой коллекции вещей Lalique в мире. Миллионные вложения – и жизнь снова забила ключом. В прошлом году, к 150-летию со дня рождения основателя, вышла коллекция Hommage à René Lalique, вернувшая к жизни многие из исторических произведений Рене Лалика, которые до этого можно было увидеть только в музеях. В Кремле прошла выставка “Искусство Рене Лалика”.

Один из залов музея, сценография бюро dUCKS scéno

©Shuxiu Lin/Coll Shai and Shuxiu Lin Bandmann; архив пресс-службы

В этом году у Lalique сразу три большие новости. Летом, через девяносто лет после открытия производства в Эльзасе, при фабрике заработал музей, спроектированный бюро известного французского архитектора Жан-Мишеля Вильмотта. В экспозицию вошли вещи из коллекции внучки Лалика Мари-Клод и нового хозяина компании. В сентябре на Maison et Objet компания представила домашнюю линию: орнаменты, придуманные Лаликом, перешли на лампы, текстиль и мебель. Уже в декабре новинки можно будет увидеть в новом московском бутике марки.

Текст: Юлия Пешкова

Фото: ©Shuxiu Lin/Coll Shai and Shuxiu Lin Bandmann; архив пресс-службы