Лучшие дизайнеры 2013

Говорят, изобретать раз за разом велосипед бессмысленно. Но дизайнеры всё равно это делают: год за годом они работают над тем, чтобы совершенствовать уже существующие вещи: стулья, диваны и прочее. И оказывается, что совершенству нет предела — предметы интерьера, созданные героями нашей подборки, и правда придуманы заново не зря.
2013

Говорят, изобретать раз за разом велосипед бессмысленно. Но дизайнеры всё равно это делают: год за годом они работают над тем, чтобы совершенствовать уже существующие вещи: стулья, диваны и прочее. И оказывается, что совершенству нет предела — предметы интерьера, созданные героями нашей подборки, и правда придуманы заново не зря.

1. Хайме Айон

Как дизайнер испанец Хайме Айон всеяден — он начинал свою карьеру в Benetton, сейчас активно сотрудничает с обувной маркой Camper, является креативным директором фарфоровой мануфактуры Lladró, оформляет частные интерьеры, магазины и прочая, и прочая. Но даже при таком разбросе стиль его всегда узнаваем. Сам он называет его “средиземноморским цифровым барокко” и подчеркивает, что все свои идеи он черпает из сновидений.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

Айон обожает эпатаж и из любого своего появления на публике делает театральный выход: то розовым зайцем оденется, то гигантскую шляпу с собой принесет. Такой подход работает — буквально за несколько лет он превратился из эксцентричного студента в одного из самых влиятельных современных дизайнеров.

2. Мартен Бас

Девиз Баса — “Я всегда делаю то, что хочу”, и это не поза, а сухая констатация фактов. Бас стал знаменитым благодаря своей дипломной работе в Академии дизайна в Эйндховене. Она называлась Smoke и являлась инсталляцией из полусгоревшей антикварной мебели. До этого Бас перепробовал несколько разных способов деформации и нашел поджог наиболее декоративным.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

Его опыты привлекли внимание галеристов и Марселя Вандерса, креативного директора компании Moooi. Вместе они придумали, как закрепить получавшийся от обгорания эффект, и выпустили коллекцию, которая быстро стала бестселлером.

3. Ронан и Эрван Буруллеки

Братья Буруллеки уверяют, что лучшие вещи получаются у них, когда они ссорятся. В это легко поверить, их дизайн все время балансирует на грани бешеной креативности и глубокого уважения традиций — как тут не войти в штопор? Они уверяют, что мечтают работать для IKEA, делать дизайн, доступный каждому, но пока выбирают Cappellini, Ligne Roset, Magis да Established & Sons.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

“Все дело в технологиях, они стоят бешеных денег, — говорит Ронан. — Почти все наши идеи требуют таких мощностей и такого контроля за результатом, которого просто не может быть на массовом производстве”. И действительно, кто, кроме Vitra, может позволить себе четыре года “растить” кресло Vegetal для придания ему идеальной природной формы?

4. Марсель Вандерс

Этого высоченного красавца обожают журналисты и недолюбливают коллеги по цеху — то ли за вечно расстегнутые верхние пуговицы на рубашке, то ли за умение наплести вокруг любой вещи целый венок прибауток. Так, он уверяет, что фамилия у него настоящая, но почти невозможно поверить, что главный сказочник от дизайна действительно родился Вандерсом.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

Как бы то ни было, начав с “вязаного” шезлонга для Cappellini — обычный постдипломный проект, ничего выдающегося, — он за десять лет сумел изобрести работающую формулу дизайна: немного воспоминаний из детства, немного современных линий, немного безумия. Пока работает — на голландскую компанию Moooi, где Вандерс совладелец и креативный директор, равняются все северные дизайнеры.

5. Константин Грчич

Когда в 2010 году кураторы выставки Design Miami вручили Грчичу премию “Дизайнер года”, их выбор удивил многих. Все предыдущие номинанты — Заха Хадид, братья Кампана, Мартен Бас — были мастерами не столько в области мебели, сколько в современном искусстве. С Грчичом ситуация иная — его сила в рациональности и простоте. Он называет себя промышленным дизайнером и говорит, что в мебели должно быть учтено всё: как она будет производиться, как паковаться, как использоваться и как утилизироваться.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

“Если вы проследите весь цикл жизни вещи, добьетесь на каждом этапе максимума удобства при минимуме усилий, тогда ваша работа будет иметь смысл. А если при этом у вас получится нечто еще и эстетически красивое — что ж, вам повезло”.

6. Том Диксон

В молодости Диксон мечтал стать совсем не дизайнером, а бас-гитаристом. И даже два года выступал вместе с группой таких же веселых лондонских парней. Но потом группа развалилась, а Том остался на перепутье — за спиной были художественная школа в Челси, несколько гаражных выставок его скульптур из металлолома и разочарование в музыкальной карьере. В 1985 году Диксон открыл небольшую мастерскую, которая занималась производством прототипов мебели и светильников. Одно кресло попало на глаза Джулио Каппеллини, и он заинтересовался работой дизайнера.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

В этом же году фабрика Cappellini выпустила его S-chair, который теперь стоит в экспозиции MoMA. Сейчас Диксон — арт-директор легендарной компании Artek, постоянный контрибьютор всех главных дизайнерских марок и владелец собственного бренда, который имеет бешеную популярность в Англии и Америке. По слухам, до сих пор иногда играет на гитаре, но только для своих.

7. Родольфо Дордони

Вообще-то Дордони — один из самых успешных итальянских архитекторов последнего времени, дизайном долгое время занимался только по остаточному принципу. Но оказалось, что, проектируя шоу-румы для Dolce & Gabbana и Prada, он научился отлично чувствовать, какая мебель работает в современных интерьерах. Знания свои он применяет, работая с Cappellini, Artemide и Flou.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

Но по-настоящему знаменитым Дордони стал благодаря сотрудничеству с Minotti: его диваны, выполненные на этой фабрике, раскупаются как горячие пирожки. Последнее время Дордони стал уделять больше внимания текстилю и обивкам и даже сделал небольшую коллекцию ковров для The Rug Company. Чувство цвета у него отменное: среди архитекторов это большая редкость.

8. Ника Зупанк

Словенский дизайнер и просто красивая женщина Ника Зупанк объявила войну мужскому засилью в ее профессии. “В индустрии работает всё больше талантливых женщин, но дизайн остается рациональным и жестким, — говорит она. — С этим надо бороться всеми доступными способами”.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

Сама она выбрала самый правильный — стала делать женственные, изящные и при этом модные вещи. По сути Зупанк строгий минималист: любит локальные цвета, выверенные формы и отсутствие лишних наворотов. Но в любом ее предмете обязательно есть деталь, которая заигрывает со зрителем, — то бант на софе, то “бабушкины” цветочки на стуле. Ее кокетство высоко оценили дизайнерские гиганты вроде Moroso, Moooi и Magis.

9. Ора Ито

Настоящее имя этого француза Ито Морабито, он отказался от семейной фамилии, чтобы его не путали с отцом, тоже известным дизайнером Паскалем Морабито. Зато теперь, благодаря устоявшемуся прозвищу и стилистике его работ, Ора Ито часто принимают за японца. Начал он свою карьеру с эпатажа — сделал коллекцию прототипов того, что должны включить в свою линейку известные бренды (Nike, Apple, Louis Vuitton и др.), и выложил их в интернет.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

Вместо исков за назаконное использование логотипов Ора Ито получил несколько заказов. Сейчас у Ито широкое поле деятельности — он занимается и проектированием кроссовок, и разработкой дизайна для бытовой техники Gorenje. Но хулиганом, впрочем, он быть не перестал — в каждом интервью подчеркивает свои анархические политические взгляды.

10. Фернандо и Умберто Кампана

Эти два брата-акробата работают в совсем ином ключе, чем Ронан и Эрван Буруллеки, но меньшими хулиганами от этого не становятся. Старший, Умберто, учился на юриста, младший, Фернандо, не справился и с первым курсом архитектурного института, но находить общий язык это им не мешает. В начале карьеры Кампана, как и положено в Латинской Америке, пытались бунтовать против социальной несправедливости, но сейчас от гражданского пафоса в их работах осталась только любовь к вторсырью.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

На этой почве они сошлись с итальянской фабрикой Edra, которая и сделала их знаменитыми, — для нее Кампана ваяли стулья из опилок, ковры из веревок и кресла из проволоки. И всё это яркое, эффектное, цепляющее зрителя. “А что вы хотите, мы же из Бразилии, — говорит Фернандо. — У нас вся жизнь карнавал”.

11. Карло Коломбо

Коломбо называют “самым плодовитым итальянским дизайнером”. И правда были времена, когда он умудрялся представлять на миланском салоне до сорока абсолютно новых предметов для Moroso, Poliform, Varenna, Poltrona Frau и Flou. Но сейчас Коломбо остепенился, много времени уделяет двум компаниям, где является арт-директором (Arflex и Stratex), и с удовольствием занимается большими архитектурными проектами.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

Впрочем, всё это ничуть не мешает его репутации промышленного дизайнера-минималиста высшей пробы. Сам он отказывается навешивать на себя ярлыки: “Удачная идея не нуждается в стилистическом определении. Нет на свете модернизма, классики, барокко, необарокко, или какую там еще ересь изобрели историки искусства? Есть только плохой дизайн и хороший. Я специалист по второму”.

12. Теренс Конран

Конрану мы обязаны практически всем. В 1964 году он придумал революционный магазин Habitat, в котором должна была продаваться красивая и удобная мебель по доступным ценам. Благодаря ему дизайн превратился из игрушки для богатых в повседневное явление, которому подчиняется любой аспект жизни. По крайней мере, IKEA и Apple точно должны пожизненно отчислять ему процент от прибыли.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

Но даже и без помощи промышленных гигантов у Конрана всё неплохо — он владеет несколькими торговыми сетями в Англии и, несмотря на свой почтенный возраст, активно продолжает работать. Прошлогодняя ретроспектива в лондонском Музее дизайна, которая была приурочена к его 80-летию, показала, насколько остро чувствовал Конран-дизайнер веяния эпохи и как эволюционировал его стиль от аскезы 1950-х через поп-ап 1960-х к бескомпромиссному минимализму 2000-х.

13. Росс Лавгроув

“Я не знаю, что такое дизайн, — сказал пару лет назад Лавгроув в одном интервью. — Я создаю только форму, работаю как мать-природа”. Звучит несколько самонадеянно, но в его работах действительно нет ничего, кроме безупречной эстетики, — ни убавить, ни прибавить. Он называет себя “эволюционным биологом” и уверен, что только органическими формами и должен окружать себя человек.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

Его даже не смущает тот факт, что большинство созданных им предметов подходит только для интерьера космического корабля, пассажиры которого спать ложатся в криокамеры. Впрочем, заказчиков у него немало и на планете Земля. Лавгроув сотрудничает, например, с Phillips de Pury & Company, VitrA, Hermès и Dupont.

Скамья с фонарем Love, пластик, BD Barcelona Design.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

Раковина из коллекции Istanbul, керамика, VitrA.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

Светильник Nebula, алюминий, Artemide.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

Уличный светильник Solar Tree, металл, стекло, Artemide.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;
14. Ферруччо Лавиани

Когда патриархов вроде Алессандро Мендини просят назвать какого-нибудь подающего надежды итальянского дизайнера, обычно всплывает имя Лавиани. Но на самом деле Лавиани не так уж молод — ему в этом году пятьдесят три, и все надежды он уже давно оправдал. Сразу после архитектурного института он попал в мастерскую Микеле де Лукки, чем до сих пор очень гордится, и просидел там ассистентом много лет, пока не отправил свой эскиз на конкурс Kartell.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

Президент компании Клаудио Лути обратил внимание на его работу и почти сразу предложил пост арт-директора — с тех пор всеми витринами легендарной марки занимается именно Лавиани. Он совсем не тусовщик и ненавидит публичные выступления, поэтому о нем говорят меньше, чем о ком-либо из коллег. Но его классический комод, словно распадающийся на пиксели, или пластмассовая лампа Bourgie давно стали тихой классикой современного дизайна.

15. Кристиан Лиэгр

Сам Лиэгр считает себя скорее декоратором, чем дизайнером, мебелью занимается по необходимости, когда бессмертной классики больше не хватает. Он учился в парижской Академии искусств и великолепно рисует, так что любой его проект сопровождается огромным количеством ручных эскизов.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

Больше всего на свете ценит спокойствие (на время волнений в конце 1960-х бежал из Парижа в деревню, на запад Франции, не из политических пристрастий, а потому, что “в городе было так шумно”), и дизайн у него получается тоже молчаливый, строгий и основательный. Любимое дерево — черное и венге, любимый обивочный метериал — крашеный лен. Кумиром своим считает меланхолика Альберто Джакометти.

16. Инго Маурер

Маурер родился в семье немецкого рыбака и никогда не учился ни архитектуре, ни дизайну, что не помешало ему стать самым знаменитым дизайнером света. Он уверен, что правильное освещение — ключ к любому интерьеру, поэтому придумывает не только люстры и торшеры, но и то, как источник света будет управлять пространством. Именно поэтому некоторые из его ламп больше напоминают скульптуры, чем осветительные приборы.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

В нью-йоркском MоMA тоже так считают — в их экспозиции с десяток произведений Маурера. В этом году ему исполнился восемьдесят один год, но темп замедлять Маурер не собирается — работает и на собственную мастерскую, и на все главные дизайнерские марки, от Flos до Kartell. Главным своим врагом считает энергосберегающие лампочки, говорит, что ничего уродливее в жизни не видел.

17. Алессандро Мендини

Икона промышленного дизайна, последний хранитель традиций революционных идей 1970‑х и неутомимый искатель, который продолжает активно работать и в своем почтенном возрасте (этим летом ему исполнилось восемьдесят два). Ирония состоит в том, что сам Мендини дизайн как таковой осмысленным занятием никогда не считал — он из поколения “отказников”, поклонников антидизайна, отвергавших главные постулаты модернизма: функциональность, красоту и эргономичность.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

Свой язык он строил на китче, разрушении старых пропорций и превращении их в особые формы уродства. Но, как часто бывает с мечтателями, наступившее светлое будущее по-своему переиначило его идеи, и в историю он вошел как создатель веселых штопоров-человечков, кстати, абсолютного бестселлера марки Alessi.

18. Паола Навоне

Самая известная на сегодняшний день женщина-дизайнер. Она успела поработать в Alchimia вместе с Алессандро Мендини, Этторе Соттсассом и Андреа Бранци, потом была фигурой номер один в проекте Etnicometropolitano, консультировала фирмы и правительственные агентства многих юго-восточных и азиатских стран. Отсюда и началась ее любовь к этнике и экзотическим материалам — тайской бумаге, африканской древесине, филиппинским тканям.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

Всё это Навоне с успехом комбинирует с традиционными итальянскими техниками производства. Дизайнерские компании часто зовут ее в ситуациях, когда чувствуют приближающийся кризис идей. Так, для Cappellini она сделала коллекцию Mondo, которая вывела марку на новый концептуальный уровень, а став арт-директором Gervasoni, Навоне превратила компанию из музея итальянской старины в современное и модное производство.

19. Фабио Новембре

Великий и ужасный Фабио неутомим. Он рассекает по Милану на скутере, с воодушевлением рассуждает о новом язычестве, которое исповедует, и готов полностью обнажиться при любой возможности. Он кажется со стороны скорее шоуменом и тусовщиком, чем дизайнером. Но стоит заглянуть в его миланскую мастерскую, как все иллюзии рассеиваются. Новембре уделяет эргономике внимания не меньше, чем полету фантазии, тщательно следит за техническим воплощением своих идей и держит штат отличных конструкторов.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

А еще он вкладывает в свои вещи куда больше души, чем можно было бы подумать. Его часто сравнивают с Филиппом Старком — оба построили свой имидж на эпатаже, но там, где у Старка включается в голове калькулятор, Новембре всё еще уверен, что настоящего художника деньги всегда найдут сами. Пока его система работает на отлично.

20. Марк Ньюсон

Ньюсон уверен: если бы он родился в Италии, из него бы ничего толкового не получилось. “Конечно, я бы учился быть как Алессандро Мендини или Этторе Соттсасс, — говорит он. — А в Австралии, откуда я родом, дизайна нет, так что и забивать мне голову правилами хорошего тона было некому”. И действительно, его футуристический, свежий дизайн не похож ни на одно из традиционных течений.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

Да и путь самого Ньюсона неповторим: он стал по-настоящему знаменит после того, как Мадонна снялась в клипе Rain на его шезлонге Locked Lounge. Теперь его работы продают на аукционах за сотни тысяч долларов и выставляют в галереях современного искусства. Но Ньюсону всё мало. Последний проект должен увести его в заоблачные высоты — Ньюсону доверили оформление первого туристического звездолета.

21. Гаэтано Пеше

Еще один патриарх итальянского дизайна, который отказывается почивать на лаврах. Гулять с ним по миланскому салону (что AD не раз проделывал) одно удовольствие — он знает почти всех, его знают уж точно все.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

Основоположник “поведенческого” направления, Пеше уверен, что вещный мир должен меняться вместе со взглядами человека, поэтому все его работы — будь то женственное кресло UP5 для B&B Italia или патриотический стол для Cassina — кажутся очень сиюминутными, отзывающимися на веяние времени. На самом деле Пеше умеет увидеть в модном то, что останется на века. По крайней мере его работы из 1980-х до сих пор выглядят очень современно.

22. Оки Сато, студия Nendo

По-японски Nendo означает “Вау!”, восхищенный выкрик, который человек не может сдержать перед лицом чего-то необычного. Именно к такому эффекту стремится своими работами основатель студии Оки Сато. Он вырос в Канаде, в родную страну вернулся уже взрослым, так что в отличие от многих других талантливых японских дизайнеров точно знает, как работает западный рынок.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

Поэтому со своими wow-предметами вроде кресла из вторичной гофрированной бумаги или лампы-душа он идет к правильным, готовым к экспериментам производителям. А в свободное время поддерживает имидж, выставляясь в галереях современного искусства и оформляя дорогие бутики.

23. Филипп Старк

Его по привычке продолжают называть “анфан террибль промышленного дизайна”, но Старк уже давно не тот. Сам он остепенился, а его бюро превратилось в отлично работающую огромную машину, которая способна принять, обработать и переварить абсолютно любой заказ — будь то оформление отеля или разработка дизайна летательного аппарата. Катализатором метаморфоз стала четвертая по счету жена Старка, Ясмин, — умница, красавица и по совместительству жесткий пиарщик, — которая восприняла его как свой новый амбициозный проект.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

Впрочем, такой подход его работе пошел только на пользу — Старк перестал тратить время на эпатаж. Результат — двадцать четыре независимых друг от друга проекта за прошлый год. Один из них — яркий гибрид скутера и велосипеда для городской транспортной системы Бордо. Но несмотря ни на что по безумным выходкам Старка мы всё равно будем скучать.

24. Патриция Уркиола

Уркиола сначала изучала архитектуру в Мадриде, потом окончила миланский политех, где ее научным руководителем был Акилле Кастильони. В 1996 году Патриция возглавила дизайнерскую группу Lissoni Associati, которая работала с такими компаниями, как Alessi, Cappellini, Cassina и Kartell. Собственная студия у нее появилась в 2001 году.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

В ее творчестве очень сильна конструктивная составляющая, идущая от архитектурного прошлого, — больше всего Патриция любит делать из сложной формы простую. А еще Уркиола отлично чувствует тренд — не случайно ее кресла для Kartell, представленные на последнем миланском салоне, родом из 1950-х.

25. Альфредо Хаберли

Родился в Буэнос-Айресе, в возрасте тринадцати лет переехал в Цюрих, в 1991 году окончил там же Высшую школу дизайна и почти сразу открыл свое бюро. Любит рассказывать, как, едва покинув школу, составил список дизайнерских марок, с которыми хочет сотрудничать. Там были Moroso, Vitra, Zanotta и прочие главные имена мебельной индустрии. Тогда мечта работать с ними казалась чересчур амбициозной, сейчас план выполнен на восемьдесят процентов.

АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;

“Пока не получилось с Cassina и Flos, — говорит он. — Но я уже устал от итальянского хаоса, поэтому решил, что надо двигаться на север, в Скандинавию”. Секрет успеха Хаберли-дизайнера в мелочах — он умеет добавить в вещь какую-нибудь неожиданную для всех суперудобную функцию. Например, его кресла для аэропортов снабжены выдвинутыми вперед ножками для защиты от грабителей, а стулья его складываются в штабели до потолка — так хорошо продумана их геометрия.

Фото: АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; RUY TEIXEIRA; THOMAS BILANGES; SIMON UPTON; EMANUELE ZAMPONI; FERNANDO LASZLO; JEAN-FRANÇOIS JAUSSAUD/LUXPRODUCTIONS.COM; FULVIO GRISONI; REMAK FAZEL; ERWIN OLAF; SARAH JANE;