Молодые скандинавские дизайнеры

Скандинавский дизайн, простой, экологичный и жизнеутверждающий, сейчас популярен не меньше, чем в 50-е годы прошлого столетия. AD пообщался с молодыми дизайнерами, перенявшими эстафету у Алвара Аалто, Арне Якобсена и прочих классиков.
Note

Скандинавский дизайн, простой, экологичный и жизнеутверждающий, сейчас популярен не меньше, чем в 50-е годы прошлого столетия. AD пообщался с молодыми дизайнерами, перенявшими эстафету у Алвара Аалто, Арне Якобсена и прочих классиков.

1. Андреас Энгесвик, Норвегия

Татьяна Шарапова, mathias nero; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

Андреас не так уж юн (родился в 1970 году), но заговорили о нем совсем недавно. Всё потому, что норвежец очень любит учиться.

Деревянные фигурки Howdy Owls, Menu, 2011

Татьяна Шарапова, mathias nero; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

У него два образования – история искусств в Бергенском университете и дизайн в Национальном колледже искусств и дизайна в Дублине. Теперь Андреас учит других в стокгольмском Колледже искусств, ремесел и дизайна.

Стеклянная скульптура The Woods, создана совместно с бюро StokkeAustad, 2013

Татьяна Шарапова, mathias nero; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

Студенческая скамья в прошлом, однако это не значит, что с учебой покончено. “Дизайн, – говорит Андреас, – это такая область, в которой обучение не закончится никогда. Я постоянно узнаю что-то новое, и границы моих возможностей постоянно раздвигаются”.

Письменный стол Alto, Fjordfiesta Furniture, 2001–2013

Татьяна Шарапова, mathias nero; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

В 2000 году вместе с двумя приятелями Андреас основал студию Norway Says, и это тоже не способствовало личной славе. Студия сотрудничала с известными марками (Muuto, ClassiCon, Kvadrat и др.), получала премии и пользовалась любовью журналистов, но имена участников оставались в тени. Через десять лет совместной работы друзья ее закрыли.

Светильник Mhy, Muuto, 2007

Татьяна Шарапова, mathias nero; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

Торбьён Андерсен и Эспен Волл по-прежнему трудятся вместе, а Андреас Энгесвик открыл в 2009 году собственное дизайн-бюро и наконец-то заявил о себе в полный голос. Он продолжает сотрудничать со скандинавскими брендами (Iittala, Muuto, Asplund, Menu и др.), но в целом география его заказов существенно расширилась.

Настольная лампа Blom, Fontana Arte, 2013

Татьяна Шарапова, mathias nero; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

Например, недавно он разработал светильники для французской марки Ligne Roset и итальянской Fontana Arte. Нередко партнером Андреаса выступает другая восходящая звезда норвежского дизайна – 29-летний Даниэль Рибаккен. Вместе они работают над освещением, любимой темой всякого северного дизайнера.

Стеклянная скульптура The Woods, создана совместно с бюро StokkeAustad, 2013

Татьяна Шарапова, mathias nero; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

Если по поводу кого-то из коллег Андреаса из соседних стран можно сомневаться, с ним всё очевидно: это скандинавский дизайнер до мозга костей. Натуральное дерево, яркие цвета, простота и удобство – все каноны соблюдены. Норвежец не спорит. “Что такое скандинавский дизайн? – спрашивает Андреас и тут же сам отвечает: – Это функциональность, хорошие материалы, красота и качество. Всё это есть в моих работах, так что да, я самый что ни на есть скандинав”.

Бутылка со стаканами Corky, Muuto, 2011

Татьяна Шарапова, mathias nero; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

2. Студия Note, Швеция

Слева направо: Кристиано Пигаццини, Алексис Холмквист, Йоханнес Карлстрём, Сусанна Волин и Кристоффер Фагерстрём

Татьяна Шарапова, mathias nero; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

За названием Note стоят пять дизайнеров в возрасте от тридцати до тридцати пяти лет: Кристиано Пигаццини, Алексис Холмквист, Йоханнес Карлстрём, Кристоффер Фагерстрём и Сусанна Волин.

Светильник Nour из коллекции Marginal Notes #2, Studio Work, 2012

Татьяна Шарапова, mathias nero; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

Они объединились в 2008 году как архитектурное бюро и сейчас много работают в этой области, но миру стали известны благодаря предметному дизайну. Настоящий успех пришел к студии в 2011 году с коллекцией Marginal Notes.

Настенная панель для хранения канцтоваров Suburbia, Seletti, 2013

Татьяна Шарапова, mathias nero; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

“Мы собрали все наши наброски и сделали прототипы, – вспоминает Кристиано Пигаццини. – В тот момент мы не думали, будет ли кто-нибудь производить эти вещи. Мы просто хотели создавать что-то новое, что-то, что нравится именно нам”. Производитель нашелся, и оказалось, что вкусы Note разделяют очень многие.

Табурет Bolt, La Chance, 2012, получил премию журнала Wallpaper как лучший табурет года

Татьяна Шарапова, mathias nero; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

Работы студии отличает элемент игры и активное использование цвета. “Мы все любим скандинавский модернизм, функциональность, дерево, но для нас помимо этого важно, чтобы вещи были с характером”, – объясняет Алексис Холмквист.

Для бутика Camper в Мальмё Note придумали не только интерьер, но и мебель, 2013

Татьяна Шарапова, mathias nero; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

Яркая индивидуальность несколько не характерна для минималистского во всех своих проявлениях скандинавского дизайна, и, похоже, Note можно назвать шведской группой только по географическому признаку. Они и сами с этим согласны.

Раковина с деревянной полкой Step, Ex.t, 2013

Татьяна Шарапова, mathias nero; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

“Мы, конечно, скандинавские дизайнеры, потому что работаем в Швеции, и большинство из нас выросло и училось в Скандинавии. Тем не менее мы стремимся быть ближе к глобальному контексту”, – говорит Йоханнес Карлстрём.

Светильники Silo, Zero, 2013

Татьяна Шарапова, mathias nero; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

Сегодня Note сотрудничает с компаниями из Швеции, Италии и Франции, среди них Zero, Nola, Karl Andersson & Söner, Abici Italia, Seletti, La Chance. На вопрос, почему они так назвались, дизайнеры отвечают: “Глагол note означает “замечать”, мы называемся именно так, потому что хотим быть замеченными”. Что ж, это им неплохо удается.

Диван из коллекции Boop, Studio Work, 2010

Татьяна Шарапова, mathias nero; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

3. Томас Бентсен, Дания

Татьяна Шарапова, mathias nero; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

Один из самых ярких датских дизайнеров, 44-летний Томас обладает редкой особенностью: он умеет не только рисовать и пользоваться компьютерными программами, но и работать руками.

Настольная лампа Conic, Danish Crafts, 2011

Татьяна Шарапова, mathias nero; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

В детстве ему настолько нравилась минималистичная деревянная мебель в доме дедушки и бабушки, что сразу же после школы он отправился учиться на столяра. Научившись мастерить мебель, Томас поступил в Датскую школу дизайна, где честно отучился пять лет. Но всё же своим главным учителем он считает Луизу Кэмпбелл, в студии которой Томас начал работать сразу после окончания обучения в Школе дизайна. “Я устроился на должность младшего дизайнера, и это была чистой воды удача – работать с успешным и известным датским дизайнером, – вспоминает Бентсен. – Она показала мне, как правильно общаться с клиентами, как отстаивать свои идеи и делать вещи, за которые не стыдно”.

Журнальный столик Around, Muuto, 2011

Татьяна Шарапова, mathias nero; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

Свою собственную студию Томас Бентсен открыл в 2010 году, после пяти лет работы с Кэмпбелл. “Поскольку я учился на столяра, моим любимым материалом было дерево, – признается он. – Благодаря Луизе я стал принимать и уважать другие материалы. Если бы десять лет назад мне кто-нибудь рассказал, что я буду работать с тканью и придумывать дизайн подушек, я бы не поверил.

Стеллаж Library, сделан для выставки SE/The Cabinetmakers, 2008

Татьяна Шарапова, mathias nero; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

Крутые мастера не занимаются такой ерундой, думал я в юности. Но постепенно я взрослел, набирался опыта и наконец осознал, что скучных материалов не бывает, и иногда вещи, которые с первого взгляда кажутся незначительными, требуют больше всего внимания. Так, над простой чашкой для Royal Copenhagen я работал два с половиной года”, – смеется Томас.

Стул Ash, Danish Crafts, 2012

Татьяна Шарапова, mathias nero; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

Сейчас Бентсен разрабатывает одновременно несколько проектов – это коллекция ваз для модной скандинавской марки Muuto и еще несколько крупных предметов, про которые пока нельзя рассказывать.

Переносной столик Don’t Leave Me, HAY, 2007

Татьяна Шарапова, mathias nero; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

Все работы Бентсена отличают лаконичность и сдержанность, столь свойственные скандинавскому дизайну. Однако сам Томас не причисляет себя ни к каким группам. “Я вообще стараюсь не задумываться о стилях, – говорит датчанин. – Хотя если посмотреть на мои работы с точки зрения характерных признаков скандинавского дизайна – а это, на мой взгляд, честность, функциональность, логика и поэзия, – то я, безусловно, скандинавский дизайнер”.

Подушки Mingle, Muuto, 2012

Татьяна Шарапова, mathias nero; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

Подушка Mingle, Muuto, 2012

Татьяна Шарапова, mathias nero; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

Текст: Татьяна Шарапова, Юлия Пешкова, Марина Ширская

Фото: Татьяна Шарапова, mathias nero; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ