Портрет: художник Григорий Масленников

Художник Григорий Масленников начинал с картин маслом, а сейчас в его портфолио можно обнаружить архитектурные панно и мебель.
Григорий Масленников интервью с художником и фото его работ

Художник Григорий Масленников начинал с картин маслом, а сейчас в его портфолио можно обнаружить архитектурные панно и мебель.

Готовясь к интервью и просматривая в интернете публикации о Масленникове, я наткнулась на материал, где он отвечал журналисту не словами, а рисунками. Так, под вопросом о том, чего не хватает современным российским художникам, была картинка с надписью Your comfort zone will kill you (“Зона комфорта вас убьет”).

Художник Григорий Масленников.

Архив пресс-службы

Но Григорию это точно не грозит, сам он выходил из зоны комфорта не один раз: сначала переехал из Нижнего Новгорода в Москву, затем в Лондон, а с 2016-го живет, учится и работает в Мексике, куда попал, получив грант. За границей Гриша превратился в Gregory Emvy. Его творческий псевдоним — это сокращение фамилии до двух букв, первой и последней, “Масленников” для иностранцев оказалась труднопроизносимой.

Студия Григория Масленникова в Москве. На заднем плане его работы из серии “Архитектурные конструкции”.

Архив пресс-службы

Григорий не боится пробовать новое. В его портфолио есть работы маслом, картины на рентгеновских снимках, керамические изделия, панно из бетона, мрамора и металла, скульптуры, а теперь еще и мебель. Кажется, чтобы собрать такой арсенал и стать узнаваемым на международной арене, нужно минимум лет десять.

Прообраз этой работы из серии “Архитектурные конструкции” — ­музей на Наосиме по проекту Тадао Андо. Холст, масло, ­металл, неон.

Архив пресс-службы

Картина “Тростниковое поле”, холст, масло.

Архив пресс-службы

Однако дебютная персональная выставка Масленникова состоялась в Лондоне всего лишь в 2014 году, в рамках Frieze. После был первый приз на Amsterdam International Art Fair, участие в биеннале современного искусства с представлением работ в Лувре. И только после этого выставка “Метаморфозы” в Москве в прошлом году. После нее добавились участие в Miami Art Basel и Echo in Dubai.

На этом полотне из серии “Архитектурные конструкции” можно узнать новое здание Музея изобразительных искусств в Денвере, построенное Даниэлем Либескиндом.

Архив пресс-службы

По карьерной лестнице Григорий продвигается методично, во все двери стучится сам. Сейчас его работы представлены в Opera Gallery в Монако, Лондоне, Париже и Дубае, в мексиканских ADN Gallery, Galería Oscar Román и C.A.M Gallery, а также на одном из самых крупных интернет-порталов об искусстве Artsy.net. В этом году Григория ждет первый аукцион Christie’s и сотрудничество с Chanel.

Картина из серии “Архитектурные конструкции”, масло, холст, неон. Здесь угадываются очертания музея Гуггенхайма в Бильбао по проекту Фрэнка Гери.

Архив пресс-службы

“Я мог бы сидеть в России и жаловаться на кризис, но засучил рукава и работаю. Я верю, что если трудиться, то отдача будет всегда, — говорит Масленников. — Часто выстреливает не тот проект, на который рассчитываешь, поэтому я параллельно веду сразу несколько. То, что окажется невостребованным сейчас, может пригодиться в будущем”. Так его коллекция мебели стала логичным продолжением серии картин “Архитектурные конструкции”.

Стул Dead Love, дерево, текстиль. На спинке фрагмент картины, написанной худож­ником на рентгеновском ­снимке.

Архив пресс-службы

Арт-объекты выпускаются небольшими тиражами, сейчас в его студии в Мексике хранятся семь предметов. “Я воспринимаю искусство как бесформенную субстанцию, которая может принимать любое обличье. Не удивлюсь, если через несколько лет начну создавать одежду. Идея сделать обои по мотивам моих работ у меня уже есть”, — говорит Григорий.

Журнальный столик Tabu, металл, дерево. Его столешница — копия картины Taboo.

Архив пресс-службы

Мебельному проекту Масленникова всего лишь год, а его предметы уже выставляются в мексиканской ADN Galería в одном ряду с произведениями таких дизайнеров и архитекторов, как Дон Шумейкер, Луис Барраган и Рикардо Легоррета. “Это большая честь и отличная строчка в портфолио, но не повод зазнаваться, — говорит художник. — Надо работать еще лучше, чтобы соответствовать такому высокому уровню”.

Фото: Архив пресс-службы