Ремесло: мебельная фабрика Gallotti & Radice

Побывав на фабрике Gallotti & Radice, Елена Карцева узнала, что их главный материал для производства мебели – стеклянный лист, который может превратиться в любую деталь.
Gallotti  Radice       Admagazine

Братья Пьеранджело и Марко Радиче и Сильвия Галлотти. У фабрики четыре руководителя, брат Сильвии Массимо не попал в кадр.

Побывав на фабрике Gallotti & Radice, Елена Карцева узнала, что их главный материал для производства мебелистеклянный лист, который может превратиться в любую деталь.

Когда в 1955 году Пьеранджело Радиче и Луиджи Галлотти, окончившие вместе Школу прикладных искусств в Милане, только начинали работать со стеклом, они вряд ли могли предположить, что спустя пятьдесят лет основанной ими фабрикой станут управлять их дети, а в цехе будет работать второе поколение мастеров, перенявших опыт у родителей. Но обо всем по порядку, ведь стекло – это хрупкий материал, не терпящий спешки.

Стеклянный лист транспортируют к столу, на котором он будет разрезан.

Guido Clerici; архив пресс-службы

Производственный цех Gallotti & Radice можно разделить на две зоны: в одной работают со стеклом, во второй собирают готовую продукцию. Для производства мебели используется стекло разной толщины (от шести до пятнадцати миллиметров). Оно может быть кристально прозрачным или с зеленоватым оттенком, матовым или с зеркальным покрытием, а также закаленным. Гигантские стеклянные листы, доставленные в цех, сортируют по типам и размерам, как в библиотечном каталоге.

Склад листового стекла, рассортированного по толщине.

Guido Clerici; архив пресс-службы

Первый этап на пути превращения стекла в столешницу или, к примеру, книжную полку – резка. Станок величиной с полкомнаты укладывает лист на стол и нарезает фрагменты нужного размера так, чтобы оставалось как можно меньше отходов.

Мастер готовит листовое стекло к разрезке на специальном столе.

Guido Clerici; архив пресс-службы

Затем наступает этап шлифовки. Детали простой геометрической формы вполне можно доверить машине, а вот в сложных случаях без людского участия не обойтись.

Автоматизи­рованный шлифовальный станок.

Guido Clerici; архив пресс-службы

Например, вручную шлифуются гнутые детали. Мастер обрабатывает их в три этапа: сначала избавляется от погрешностей с помощью абразивного круга, потом устраняет матовость на пробковом диске (трение при этом столь велико, что работать необходимо во влажном режиме для избежания перегрева) и, наконец, последний штрих – полировка фетром, пропитанным оксидом церия, для придания блеска.

Мастер вручную шлифует деталь.

Guido Clerici; архив пресс-службы

Перед последним этапом ручной полировки на диск с фетровой лентой наносят оксид церия, чтобы придать стеклянному изделию сияние и блеск.

Guido Clerici; архив пресс-службы

Перед монтажом в некоторых деталях необходимо просверлить отверстия для крепежа. У станка, на котором это делается, два сверла: одно сверлит отверстие снизу (буквально несколько миллиметров), а второе – сверху насквозь. Такой способ позволяет избежать появления трещин.

Сверлильный станок.

Guido Clerici; архив пресс-службы

И наконец, стекло встречается с другими деталями из дерева или металла. Мебель собирают вручную, прокладывают пенопластом и упаковывают в картонные коробки. И вот, скажем, будущий обеденный стол готов отправиться к своему хозяину. Весь производственный процесс четкий и прозрачный. А разве может быть иначе при работе со стеклом?

Мебель в цехе сборки и упаковки.

Guido Clerici; архив пресс-службы

Сборщик за работой.

Guido Clerici; архив пресс-службы

Готовая столешница из матового стекла с прозрачными поли­рованными краями.

Guido Clerici; архив пресс-службы

Gallotti & Radice выпускает не только мебель и аксессуары для дома, но и для офисных помещений. С фабрикой сотрудничают такие известные дизайнеры, как Лука Никетто, Карло Коломбо, Патриция Уркиола.

Текст: Елена Карцева

Фото: Guido Clerici; архив пресс-службы