Ремесло: мебельная фабрика Мекран

В этом году компания “Мекран” отмечает свое двадцатилетие. Мария Крыжановская отправилась на фабрики в Красноярск, чтобы узнать, как работает мебельный гигант.

В этом году компания “Мекран” отмечает свое двадцатилетие. Мария Крыжановская отправилась на фабрики в Красноярск, чтобы узнать, как работает мебельный гигант.

Яков Титов

Путь в Красноярск оказался непростым: где-то за пять километров до аэропорта Шереметьево я попала в абсолютно неподвижную пробку. До самолета два часа, выход один: идти пешком. Чуть больше получаса прогулки, тихо падающий снег, сигналы нервных водителей, рыдающая бедняжка-стюардесса, с трудом волочащая чемодан по сугробам – опаздывает, как оказалось, на свой первый рейс... Но оно того стоило – в Сибири меня ждали две фабрики “Мекран”, доброжелательные и смущающиеся от фотокамеры рабочие и бескрайние таежные просторы.

Линия оптимизации на участке изготовления клееного щита. Работники вручную отмечают недостатки каждой заготовки.

Яков Титов

Масштаб производства у компании тоже таежный. “Фабрика настолько большая, что перемещаться по ней приходится на велосипедах”, – говорили мне в пресс-службе.

Сортировка доски на участке лесопиления

Яков Титов

Преувеличивают, подумала я. Ан нет: площадь большей из двух фабрик 40 000 м² – где уж тут обойти пешком!

Оборудование для облицовки столярной плиты.

Яков Титов

“Мекран” производит все виды мебели. К ним запросто можно прийти и попросить обставить дом целиком.

Яков Титов

Более того, стоить это будет на порядок дешевле иностранных аналогов, потому что “Мекран” – компания полного цикла, у них даже есть собственная международная школа дизайна и архитектурное бюро.

Комод из коллекции “Грейсленд“.

Яков Титов

К тому же работают они с российским сырьем, а это означает независимость от посредников и заранее определенные поставки. У компании есть собственное лесное хозяйство в Восточной Сибири. Ангарская сосна, которая растет там, обладает удивительной прочностью и одновременно податлива в обработке.

Яков Титов

Отобранные деревья попадают на фабрику, их распиливают, высушивают и раскраивают на нужный формат. Из этого материала уже можно делать заготовки.

Склад сухого пиломатериала.

Яков Титов

Затем мебель собирают (это один из этапов контроля качества), разбирают, доводят до товарного вида в лакокрасочном цехе, снова собирают-разбирают – и готово. Хотя в основном производство автоматизировано, на стадии финишной обработки многое делается вручную. Оно и понятно – мелкие операции требуют ручного труда. Наличие высококлассного оборудования и специалистов позволило компании освоить самые разные варианты отделки: патинирование, вытирку, искусственное состаривание.

Яков Титов

“Мекран” серьезно относится к подготовке кадров – отправляет их учиться в Германию. Сотрудники компании – специалисты широкого профиля. Здесь гордятся тем, что каждый рабочий может обслуживать сразу несколько этапов производства.

Яков Титов

Парадоксально, но большие производственные мощности позволили “Мекрану” свести до минимума расходы на электроэнергию. Фабрики обеспечивают себя ею сами, сжигая опилки, стружку и прочие древесные отходы. Так что компания не зависит от города и не забирает у него электричество.

Яков Титов

Юбилейный для “Мекрана” год совпал с запуском нового бренда – “Мекран Лайн”. Это корпусная мебель, для изготовления которой используется столярная плита: клееный щит из сосновых ламелей (брусков), покрытый шпоном.

Интерьер салона “Мекран” в Красноярске.

Яков Титов

Смола, которую выделяет сосна, дополнительно схватывает составные части плиты, и со временем она будет становиться только прочнее. Специалисты “Мекрана”, кстати, настолько уверены в качестве своей продукции, что дают на нее бессрочную гарантию.

Сервант из коллекции “Бельфор”.

Яков Титов

Текст: Мария Крыжановская

Фото: Яков Титов