Ремесло: мебельная фабрика Riva 1920

Зачем каждый покупатель мебели Riva 1920 получает в подарок росток дерева, узнала Елена Карцева, побывавшая на итальянской фабрике.
  Riva 1920            Admagazine

Зачем каждый покупатель мебели Riva 1920 получает в подарок росток дерева, узнала Елена Карцева, побывавшая на итальянской фабрике.

Маурицио Рива, директор Riva 1920, на фоне стволов кедра из северной Италии.

guido clerici; архив пресс-службы

При покупке любого изделия Riva 1920 клиенту дарят саженец дерева, которое он может посадить около своего дома, замыкая таким образом жизненный и производственный цикл.

В каждом цехе висит табличка “Порядок — качество работы”. Все инструменты всегда разложены по местам, а готовые изделия накрыты красным сукном.

guido clerici; архив пресс-службы

Небольшая семейная мебельная мастерская в городке Канту к третьему поколению собственников выросла до трех производственных цехов (в одном выпускают стулья, в другом столы, а в третьем — крупные предметы, например шкафы и кровати) и собственного музея с самой крупной частной коллекцией дерева и технологий деревообработки в Европе. Посещение музея, кстати, бесплатно для всех.

На большие детали, собранные из брусков, наклеивают шпон и сушат.

guido clerici; архив пресс-службы

У входа на производство сложены огромные стволы кедров. Их не спиливают ради создания мебели, а используют лишь те, что упали сами. Внутри цеха царит непередаваемый древесный аромат — кедр считается природным антисептиком и средством против моли и других насекомых.

Табуреты, вырезанные из массива кедра на станке, шлифуются вручную.

guido clerici; архив пресс-службы

Предметы из кедра подвергаются минимальному воздействию: сначала их вырезают на станке, а потом шлифуют вручную. Цвет мебели зависит исключительно от обработки. Например, карбонизация — старинная японская технология — делает древесину антрацитово-черной и защищает от возгорания. После полугода пребывания на открытом воздухе кедр становится серым и устойчивым к любым погодным воздействиям, что идеально для уличной мебели, а пропитка маслом позволяет сохранить его первоначальный коричневатый оттенок.

Для сохранения натурального цвета дерево пропитывают маслом. Его также выдают клиентам в наборе для ухода за мебелью.

guido clerici; архив пресс-службы

Если бы деревья, используемые Riva 1920, могли говорить, то мы бы узнали много удивительных историй. Столы из каури, самого древнего дерева на планете, наверное, рассказали бы о юрском периоде на территории современной Новой Зеландии. Пятьдесят тысяч лет назад из-за неизвестной природной катастрофы эти гиганты упали и пролежали все это время в болоте под слоем тины и грязи, а потом были извлечены на поверхность.

Крупный план столешницы из дерева каури. Пустоты залиты смолой.

guido clerici; архив пресс-службы

На огромные стволы — до семидесяти метров в длину и девяти в диаметре — синьор Рива обратил внимание первым из европейцев около пятнадцати лет назад, и с тех пор клиенты Riva 1920 могут выбрать на сайте конкретное дерево для своей будущей столешницы и быть уверенными, что второй подобной не появится.

Склад, где хранится древесина. Стволы, как правило, лежат на улице, а распиленные доски и бруски — под крышей.

guido clerici; архив пресс-службы

Совсем иную историю могли бы рассказать “брикколе” — дубовые опоры из лагуны Венеции, используемые для привязывания гондол. Каждые семь-десять лет их приходится менять из-за воздействия воды и живущих в ней организмов. Раньше их выбрасывали, но Маурицио Рива придумал способ дать им новую жизнь.

Ствол дуба распилен на куски, из которых уже вырежут табуреты.

guido clerici; архив пресс-службы

Над коллекцией мебели из венецианских приколов работали более тридцати известных дизайнеров, в числе которых Карло Коломбо, Альдо Чибик, Карим Рашид, Маттео Тун, Дэвид Чипперфилд, Микеле де Лукки и, конечно, сами братья Маурицио и Давиде Рива, скромно называющие себя “столярами”.

Идеальный порядок на столе одного из ­мастеров.

guido clerici; архив пресс-службы

Дизайнерские эскизы и работа ремесленников — лишь инструменты, помогающие раскрыть природную красоту материала. На фабрике Riva 1920 говорят: Love is in the wood!

Текст: Елена Карцева

Фото: guido clerici; архив пресс-службы