Ремесло: мебельная фабрика Zanaboni

Изготовление мебели на фабрике Zanaboni показалось Елене Карцевой таким же увлекательным, как производство шоколада.
Zanaboni

Знаете ли вы, где дизайнер интерьера чувствует себя словно мальчик Чарли, попавший наконец на шоколадную фабрику? На фабрике мебельной! Волшебства ничуть не меньше, зато никаких опасностей для фигуры и риска возникновения кариеса.

Два поколения Дзанабони: основатель фабрики Витторио и его сын Массимо.

Guido Clerici; архив пресс-службы

По пути на производство на окраине города Меда нам попадается вывеска Welcome to the furniture district – именно так по законам кинематографа должны начинаться все сказочные приключения.

Мастер устанавливает металлические пружины в сиденье стула.

Guido Clerici; архив пресс-службы

Сразу за поворотом – один из новых корпусов фабрики Zanaboni. Это огромное помещение, заставленное каркасами для мягкой мебели, резными тумбами и столами с интарсией или уже упакованными мебельными гарнитурами.

Упакованная партия стульев, ожидающих отправки заказчику.

Guido Clerici; архив пресс-службы

Не успеваем мы с фотографом перевести дух от увиденного разнообразия, как Массимо Дзанабони приглашает нас в соседнее строение, чтобы показать превращение одной из таких заготовок, выполненных субподрядчиком, в диван или кресло. В руках у Массимо специальный путевой лист, в котором шаг за шагом фиксируется судьба каждого предмета.

Мастер набивает сиденье пуфа растительными волокнами.

Guido Clerici; архив пресс-службы

Начинается все, как ни странно, с одежки, точнее – с обивки. На складе до потолка многочисленными ярусами хранятся более десяти тысяч метров ткани (шелк, велюр, дамасская парча), тысячи видов тесьмы, лент, шнура и прочей фурнитуры. А также многочисленные образцы кожи и замши. Если бы выпускаемые здесь кресла были светскими дамами, то им бы не пришлось беспокоиться о встрече с соперницей в точно таком же наряде.

Стол закройщика, который по картонным выкройкам нарезает детали.

Guido Clerici; архив пресс-службы

Перед входом на склад расположены два гигантских стола для раскройки, и мы с фотографом становимся свидетелями соревнования между человеком и машиной. На одном столе компьютер перед нарезкой проецирует на ткань контуры деталей, а оператор размещает их с соблюдением раппорта. На втором закройщик сам раскладывает выкройки и ловко орудует огромными ножницами. Победителя в состязании нет, старший Дзанабони утверждает, что скорость и качество в обоих случаях одинаковы.

Стальные зигзагообразные пружины обеспечивают спинке дивана прочность и ­эластичность.

Guido Clerici; архив пресс-службы

Следующий этап в “путевом листе”– пошивочный цех. Мастера устанавливают в кресла пружины, закрепляют на диванах подушки со слоем полиуретана внутри и гусиного пуха снаружи (такой “сэндвич” позволяет сиденью быть мягким и сохранять первоначальную форму), а также набивают пуфы растительным наполнителем. Здесь же делают драпировки, плиссе и капитоне.

Мастер украшает капитоне деревянное изголовье кровати. В нем заранее проделаны отверстия, в которые просовывается ткань.

Guido Clerici; архив пресс-службы

Экскурсия по производству похожа на путешествие во времени: стилизации под XVIII и XIX века соседствуют с современными моделями. Вдруг мне на глаза попадается лаконичное желтое бархатное кресло. Это любовь с первого взгляда!

Финальная стадия сборки дивана. Мастер закрепляет обивку на подлокотнике.

Guido Clerici; архив пресс-службы

Моя квартира забита каталогами с выставки iSaloni, компьютер полон ссылок на работы дизайнеров, но прошло уже две недели после посещения фабрики Zanaboni, а я все еще вспоминаю о том кресле, украдкой посматривая на фотографию в своем инстаграме. Что бы вы ни говорили, но мебель все-таки гораздо лучше шоколада!

Текст: Елена Карцева

Фото: Guido Clerici; архив пресс-службы