Ремесло: производитель дверей Agoprofil

Главный секрет фабрики по производству дверей Agoprofil – правильный баланс между ручным трудом и машинным. Рассказывает Елена Карцева.
Agoprofil о производстве дверей на фабрике марки в регионе Кунео в сердце Пьемонта

Каждый, кто интересуется дизайном и архитектурой, вероятно, слышал о реконструкции миланского района Изола. Однако не всем известно, что в стеклянных небоскребах у вокзала Гарибальди и в знаменитых высотках комплекса “Вертикальный лес” установлены двери компании Agoprofil.

Склад. Упакованные и готовые к отправке двери соседствуют с заготовками.

Guido Clerici; архив пресс-службы

Вот такое интересное стечение обстоятельств: небольшая фабрика, расположенная среди холмов винного региона Кунео в сердце Пьемонта, оснащает современнейшие небоскребы из стекла, бетона и стали. В этом, кстати, заключается суть истории Agoprofil: они стараются найти идеальный баланс между индустриализацией и ручным трудом.

Директор компании Agoprofil Марко Агосто в одном из цехов фабрики.

Guido Clerici; архив пресс-службы

Мы идем по фабрике, основанной в 1972 году Франческо Агосто, и нынешний директор – его сын Марко – с гордостью показывает на коробки с надписями по-русски “Не переворачивать”.

Образцы ручной росписи и ва­риантов декоративной отделки дверей: позолота, серебрение, прозрачная патина и черный лак.

Guido Clerici; архив пресс-службы

В 2014 году Agoprofil отмечает двадцатилетие работы на российском рынке. Этот успех Марко считает закономерным результатом того самого баланса, с которого мы и начали рассказ.

Дверь из коллекции Rovere.

Guido Clerici; архив пресс-службы

Дверь из коллекции Atelier, отделка Siena.

Guido Clerici; архив пресс-службы

“Если полностью перейти на машинное производство, – говорит он, – мы сможем выпускать больше и работать быстрее, но нам это не нужно. Только тепло человеческих рук придает изделиям из дерева особый характер. Но мы не препятствуем прогрессу: станок в большинстве случаев позволяет сделать работу точнее и аккуратнее”.

На этом станке отпиливают наличники заданной длины.

Guido Clerici; архив пресс-службы

Союз новых технологий и ручного труда прослеживается на всех этапах. Один станок с программным управлением с точностью до миллиметра отпилит дверные полотна, наличники и прочие элементы; второй, пантограф, нанесет гравировку; третий, фрезерный, вырежет пазы и канавки. Затем детали попадут к мастерам.

Оператор контролирует работу пильного центра.

Guido Clerici; архив пресс-службы

В цехе финишной обработки двери шлифуют и с помощью станка, и вручную – это позволяет добраться до всех выемок и уголков, – а потом отправляют на лакировку.

Мастер вручную полирует детали филенчатой двери.

Guido Clerici; архив пресс-службы

Первые слои лака наносят вручную, а последние – в автоматизированной герметичной камере, чтобы избежать налипания пыли и других микрочастиц, находящихся в воздухе. После чего остается высушить двери в печи, упаковать и отправить заказчику.

Лакировочный цех. Первые слои лака наносят вручную распылителем, последний — в герметичной автоматической камере.

Guido Clerici; архив пресс-службы

В расположенном над цехом шоу-руме царит то же равноправие традиций и современности: двери в стиле XVIII века мирно уживаются с новаторскими моделями.

Фрезеровщица вырезает канавки на наличниках и других декоративных деталях.

Guido Clerici; архив пресс-службы

Впрочем, в этом и заключается суть итальянского подхода ко всякому производству – прогресс здесь немыслим без сохранения исторического наследия.

На шлифовку одной двери опытный мастер тратит не больше получаса.

Guido Clerici; архив пресс-службы

Дверные рамы подготовлены к установке стекол.

Guido Clerici; архив пресс-службы

Образцы шпона различных пород дерева для отделки дверей.

Насадки для фрезерного станка.

Текст: Елена Карцева

Фото: Guido Clerici; архив пресс-службы