remeslo-stekolnaya-manufaktura-baccarat
Как оформить

Ремесло: стекольная мануфактура Baccarat

Побывав на французской стекольной мануфактуре Baccarat, Анастасия Углик убедилась в прогрессивности средневекового цехового устава.

AD Magazine

Приезжать в город Баккара (450 километров на северо-восток от Парижа) нужно ранним утром. Тогда есть шанс успеть к окончанию ночной смены горячего цеха и увидеть, как через двор фабрики идут восвояси стеклодувы. Они похожи на команду усталых пожарных из американского кино про суровые будни простых героев: перешучиваются и прикуривают с ощущением выполненного долга. Но продолжается это парадное шествие недолго, и уже через пару минут Баккара погружается в сонное молчание, какое свойственно всем провинциальным французским городам с геранью в окошках аккуратных домиков и ухоженными фруктовыми садами. Нарушается благостная тишина только позвякиванием фабричного колокола, которому подчиняется весь местный распорядок.

Ремесло: стекольная мануфактура Baccarat - фото 1
Температура стекольной массы не должна быть ниже 1000 °С, поэтому в процессе выдувания формы ее все время подогревают.

Город и фабрика названы по римскому поселению Bacchi-ara (“Алтарь Бахуса”), которое было основано на этом месте в первом веке нашей эры. “Мы до сих пор очень любим поесть и выпить”, – смеется Мари-Луиза Бежар, которая родилась и выросла в Баккара. Ее отец был одним из лучших местных стеклодувов, а она стала хранительницей местного музея стекла и большим специалистом по истории Баккара.

Ремесло: стекольная мануфактура Baccarat - фото 2
За время существования Baccarat у нее было шесть начертаний логотипов. Но последний держится уже почти сто лет.

По ее словам, все началось с предприимчивого епископа Лаваль-Монморанси, объяснившего Людовику XV, что леса, которыми богат этот край, могут служить не только охотничьими угодьями. В 1764 году он получил патент на стеклодувное производство во всем епископате, которым немедленно и воспользовался. К началу Французской революции фабрика была отстроена практически в существующем виде: особняк управляющего, выходящий в большой двор-каре, горячие цеха с противоположной стороны и бараки рабочих по сторонам.

Ремесло: стекольная мануфактура Baccarat - фото 3
“Компьютер” XVIII века, который изобрел один из первых работников Baccarat Пьер Ловен. Медные диски, на которые нанесен рисунок, вращаются и приводят в движение резцы. Одно­временно таким способом можно обрабатывать до двадцати бокалов.

“Стеклодувы жили поблизости, потому что, когда что-то случалось на производстве, днем или ночью, и начинал бить фабричный колокол, смена обязана была оказаться на своих местах в течение пяти минут, – объясняет Мари-Луиза. – Впрочем, как и управляющий”. Его почитали в Баккара больше священника или мэра города. Он разрешал все споры, благословлял новорожденных и провожал в последний путь покойников. До середины прошлого века каждое утро в Баккара начиналось с того, что управляющий выходил встречать ночную смену и здоровался с каждым рабочим. “Baccarat никогда не была семейным предприятием, – объясняет Мари-Луиза. – Сначала оно контролировалось королем, теперь – советом директоров, но все они где-то там, далеко, в Париже. А здесь у нас небольшой замкнутый мирок, в котором без уважения к тяжелому труду другого долго не протянешь”.

Ремесло: стекольная мануфактура Baccarat - фото 4
Перед гравировкой на позоло­ченные части наносят специальный защитный состав.

Напротив господского дома стоит здание горячих цехов с главной печью, сложенной в конце XVIII века и служащей верой и правдой по сей день. “На самом деле новые суперсовременные печи с разделением на массы разных цветов уже построены в соседнем цеху, но в эксплуатацию еще не введены, их до сих пор обкатывают”, – говорит Мари-Луиза. Никаких сбоев допустить нельзя, потому что, если остановить главную печь, работавшую двести пятьдесят лет подряд, запустить ее заново будет невозможно.

Ремесло: стекольная мануфактура Baccarat - фото 5
После гравировки бокалы потом снова полируют вручную.

Но пока здесь все происходит по старинке. Мишель, лучший рабочий Франции прошлого года, о чем свидетельствует значок на футболке, бесстрашно подходит к печи, в которой кипит масса при температуре 1450–1600 °С, и достает стальную трубку с бесформенным куском раскаленного стекла. “Сейчас я сделаю из нее бокал со стенками толщиной меньше миллиметра, – хвастается он. – Не верите?” Из всех инструментов у него деревянная форма (благодаря которой бокалы всегда получаются одного размера) и ножницы, которыми он отрезает лишнюю массу. “Если вручить стеклодувную трубку обычному здоровому молодому мужчине, у него ничего не получится, сколько бы он ни старался, – говорит Мари-Луиза. – Дуть надо не просто очень сильно, а под определенным углом, все время подогревая стекло”. Этому искусству учатся годами, поэтому здесь – перед главной печью – нет мужчин моложе сорока пяти.

Ремесло: стекольная мануфактура Baccarat - фото 6
Лишнее стекло, которое отрезает мастер, потом опять вернется в переплавку.

Только после десяти лет обучения и еще десяти работы в подготовительных цехах стеклодувы допускаются в свободное плавание. “Это средневековая цеховая система, – объясняет Мари-Луиза. – Ученик–подмастерье–мастер. Даже практика изготовления обязательных “шедевров” сохранилась. Для того чтобы перейти в следующую категорию, надо сделать образцово-показательную вещь, которую одобрит совет мастеров и Стефани Жирардо, глава отдела сортировки”. Эту сухую маленькую женщину неопределенного возраста на фабрике боятся все. Она как ветер проносится по своим владениям – пять тысяч квадратных метров ящиков стеклянного лома – и замечает абсолютно все: каждый воздушный пузырек в стекле, неразличимый брак цвета или недосмотр шлифовщика. Под ее началом работают тридцать женщин, которые отбраковывают 75–80 процентов готовой продукции. “Тут ничего не поделаешь, – вздыхает Мари-Луиза. – Такова особенность производства: большая часть уходит обратно в печи на переплавку”.

Ремесло: стекольная мануфактура Baccarat - фото 7
В этом небольшом цехе работают только молодые девушки с тонкими пальцами — роспись золотом требует точности.

Священное правило сортировочного цеха: жены стеклодувов не оценивают работу смены своих мужей. “Они никогда не будут достаточно объективны, – говорит Стефани. – А мы не можем допустить потери репутации мануфактуры”. После первого уровня сортировки посуда уходит в гравировальные цеха, где наносится рисунок. Там вместе с рабочими работают все знаменитые дизайнеры, которые делали и делают коллекции для Baccarat. Особенной любовью пользовался Хайме Айон, который никогда раньше не был на стеклодувном производстве и вообще считал, что стекло давно выпускают конвейерным способом. Приехав в Баккара, он тут же схватился за стеклодувную трубку, убедился, что справиться с ней не в состоянии, и проникся глубоким пиететом ко всему происходящему. “Он был такой смешной, – говорит Мари-Луиза. – Ходил как ребенок с открытым ртом, все его интересовало. И вещи получились необычные, мы таких никогда не делали. Мастерам было интересно работать”.

Ремесло: стекольная мануфактура Baccarat - фото 8
Рисунки, которые придумал для своей коллекции Хайме Айон, наносятся мастерами с помощью трафаретов.

А это не менее важно для философии компании, чем жесткий контроль качества, сохранение ремесленных традиций или джем из собранных в приусадебном саду слив, который по праздникам подают в фабричной столовой. “Мы стараемся такие обеды не пропускать, – подтверждает Мари-Луиза. – Жене Мишеля, которая работает на кухне в “усадьбе”, рецепт этого джема достался от прапрапрабабушки. Так что она тоже носительница секретов мастерства”.

Две вазы из коллеции Crystal Candy Set по дизайну Хайме Айона: After Nine и...
BonBon Treasure.
В составных вещах, таких как этот бокал для мартини Véga, ножка формуется отдельно, а потом сплавляется с верхней частью.
Переиздание люстры Zénith осуществлено под чутким руководством Филиппа Старка. Он выпустил классическую модель в черном цвете.
+2
+1
Несимметричные предметы —  самые сложные для стеклодувов: их выдувают не по заготовленной форме, а на глаз. Острые боковые ребра доводятся шлифовкой.

Текст: Анастасия Углик

Читайте также