Горнолыжный коттедж в штате Юта

Знаменитый декоратор Энтони Баратта оформил в штате Юта горнолыжный коттедж для семьи, ­которая мечтала о доме по его дизайну много лет.

В некотором царстве, в некото­ром государстве, а точнее в нью-йоркском пригороде Хэмптонс, в 1980-х годах стоял коттедж, наполненный теплом, уютом и клетчатыми пледами. Спроектировал его тогда еще молодой, но уже очень резвый дизайнер Энтони Баратта. Среди гостей, побывавших тогда в доме, были его нынешние заказчики. И все последующие тридцать лет, выращивая детей и меняя разные дома, эта семейная пара мечтала когда-нибудь попросить Баратту воспроизвести для них коттедж мечты. Они даже успели с ним поработать — но над проектом дома в Лос-Анджелесе, где пледы вообще и клетчатые в частности были как-то не к мес­ту. Но потом исполнение мечты стало чуть ближе: клиенты, обожающие горные лыжи, решили купить себе домик на одном из ­зимних курортов.

Гостиная. Кресла с пуфами сделаны на заказ и обтя­нуты клетчатой тканью, Ralph Lauren Home. Консоль, Thomas W. Newman. Диваны обиты тканью, Rogers & Goffigon; ковры, Stark. Потолочные светильники, Paul Ferrante.

Искали они долго, и Баратта все это время находился “в режиме ожидания”. Требования у заказчиков были непрос­тые: хотя трое их детей выросли и живут отдельно, семья, включающая девяностолетнего дедушку, регулярно объединяется для больших праздников и еще и гостей приглашает. То есть дом им был нужен не просто уютный, но и просторный. Ну и конечно же, находящийся в удобной близости к “правильным” склонам и окруженный природной красотой. Коттедж мечты нашелся наконец в штате Юта, и Баратта вылетел инспектировать местность и вдохновляться. Хотя с дизайн-брифом как раз было все понятно: он помнил дом, который так полюбился клиентам, и цель была простая — превзойти самого себя. И не повториться при этом.

Столовая горнолыжного коттеджа в штате Юта, оформленного Энтони Бараттой для пожилой семейной пары. Стол и стулья по дизайну декоратора. Буфетный шкаф, Arden Creek Designs. Стены обтянуты тканью, Casamance. Светильники, Objets Plus.

На самом деле задача одновременно выдержать собственный стиль и не закиснуть — не из легких. Баратта признается, что очень боится плагиата у самого себя. Поэтому он постоянно бросает сам себе вызов. Например, в этом доме ему хотелось поставить в столовой буфетный шкаф из березы, гикори и бутылочного стекла. Где такой купишь в штате Юта, спрашивается? Нигде. Соответственно, Баратта отправился в горы Адирондак, где такую мебель когда-то делали во множестве, и нашел там престарелого плотника, способного выполнить заказ. Бывают, конечно, и у столь опытного профессионала моменты сомнений. Например, потолочные светильники в виде старинных фонарей, висящие в этом проекте в гос­тиной, были сделаны на заказ и, конечно же, по размерам помещения. Но когда привезенные на объект фонари стали доставать из упаковочных ящиков, стало тревожно. “У меня сердце ушло в пятки, — рассказывает Баратта. — Они оказались выше меня. И я подумал: ну ­неужели на тридцать пятом году карьеры я промахнулся?” Нет, не промахнулся, как выяснилось: светильники-гиганты идеально подошли к огромной двусветной гостиной, которую хозяин дома называет своим любимым помещением в доме. “Во-первых, виды. Во-вторых, это такая дружелюбная комната — она словно манит войти, расположиться поудобнее: все эти огромные диваны, высокий камин. Ну и виды, конечно!” — смеется он.

Фрагмент гостиной. Каминный портал, Thomas W. Newman. На стенах здесь и везде в доме краска, Benjamin Moore.

Виды, конечно, хороши — недаром Баратта предусмотрел максимум больших, почти панорамных окон. Но и внутри дома тоже есть на что посмотреть. Баратта оформил дом со свойственной ему лихостью, свежестью мысли и острым чувством цвета. Нестандартных деталей множество: потолок столовой, например, покрыт белыми досками наподобие паркета “елочки”. Все ковры сделаны на заказ. Ткани для штор покупные, но из коллекции, которую сам Баратта сделал для марки L.L.Bean. В гостиной стоят кресла, “одетые в костюм канадского лесоруба” — в клетчатую “рубашечную” ткань Ralph Lauren Home. Сам камин обложен плиткой с миниатюрными изображениями северных оленей и медведей. Стены столовой обтянуты тканью с силуэтом диснеевского Бэмби (правда, уже взрослого, с рогами). Нижний пояс этих же стен отделан берестой, кстати говоря. Ну а все места, свободные от стилизованных зверюшек или небанальной древесины, в этом доме заняты тканью в клетку. В интерьере она присутствует в стольких вариантах, что могло бы в глазах зарябить. Диваны в гостиной, спинки стульев в столовой, шторы и обивка кресел на террасе, круглый ковер под ними, изголовья кроватей в гостевой спальне, пол там же. Но апофеозом стала, конечно, главная спальня, где красно-бело-черной клеткой обтянуты и стены, и потолок. “Я скопировал рисунок со старой фланелевой рубашки. А потом зажмурился и отпустил все тормоза”, — рассказывает дизайнер.

Терраса с круглым столом и креслами в тканевых чехлах поддерживает клетчатую тему интерьера — даже круг­лый ковер на полу поделен на крупные клетки.

Хозяева дома, которые, как мы помним, любят стремительные горные спуски, в восторге. Дом, который так понравился им в молодости, из бледного воспоминания стал яркой реальностью. На вопрос, в чем же секрет успеха, Баратта отвечает с усмешкой: “Я декорирую для удовольствия”. Клиентов, поклонников или своего собственного, он не уточняет. В любом случае довольны все.

Кухня. На стенах плитка, Solar Antique Tiles; светильники, Dessin Fournir; плита, Viking; смесители, Waterworks. Пол не выложен плиткой, как может показаться, а расписан.

Прихожая. Стены покрыты амбарными досками, зеркало над винтажным комодом антикварное.

Гостевая спальня. Изголовья кроватей обтянуты тканью, Christopher Hyland. На стене ткань, Pierre Frey. Прикроватные скамьи сделаны из сидений старых колясок. Ковер, Anthony Monaco Carpet & Textile Design.

Главная спальня. Стены и потолок этой комнаты обтянуты тканью в клеточку. Кровать, Madeline Stuart. Светильник, Paul Ferrante.

Главная спальня снабжена огромным окном, выходящим на окрестные горы и леса. Ковер, Anthony Monaco Carpet & Textile Design; коврик у кровати, Casa dos Tapetes de Arraiolos. Викторианское кресло перетянуто тканью, Hollad & Sherry.

Фото: Эрик Пьясеки, продюсер: Дэвид Мерфи
опубликовано в журнале №2 (169) Февраль 2018

читайте также

Комментарии