Монохромная квартира в Париже

Архитектор Гийом Алан оформил монохромный интерьер в старинной парижской квартире с видом на Эйфелеву башню. 

У этой квартиры с самого начала были превосходные данные: дом начала XIX века, недалеко от Трокадеро, вид на Сену и Эйфелеву башню. Хозяева давно знакомы с работами архитектора Гийома Алана (Guillaume Alan)— несколько лет назад они купили предметы из придуманной им коллекции мебели и с тех пор мечтали поработать с ним над большим интерьерным проектом. И вот этот момент настал.

Гостиная. Арка подчеркивает высоту потолка.

Задача перед Аланом стояла непростая. Заказчики много путешествуют и на своем веку повидали немало прекрасным мест и интерьеров. Архитектору предстояло создать пространство, которое сможет их удивить, станет местом встреч с друзьями и при этом будет тихим и умиротворяющим. Все, что сейчас есть в этой квартире, придумано и создано с нуля. Отправной точкой послужил свет, проникающий сюда снаружи. “Свет создает архитектуру, — говорит автор проекта. — Благодаря ему существуют стены, пространство между ними и тени”.

Из арочного окна гостиной открывается вид на Сену.

Мраморная деталь камина — аллюзия классической архитектуры.

У минималистского и очень современного по духу пространства множество прототипов из совсем других эпох. Прихожая с каменными арочными проемами и сохранившимися старыми мозаичными полами создавалась по образу и подобию версальской оранжереи, а окно в гостиной сделано “по мотивам” одной из дверей в Оксфорде. Сводчатые потолки гостиной призваны привлечь внимание к высоте потолков в этой комнате. Завершает картину лаконичный камин шириной три метра. Геометричную топку венчает мраморная деталь, выточенная из цельного куска мрамора, которая словно парит в воздухе.

Фрагмент гостиной.

Квартира кажется белой, но в действительности это очень светлый оттенок серого. Сам архитектор называет его цветом мела. Квартира и так немаленькая, а монохромное решение делает ее зрительно еще просторней.

На полу гостиной — брашированный дуб и каррарский мрамор.

Алан не только свел к минимуму цветовую палитру интерьера, но и строго ограничил ассортимент материалов. Так что на кухне мы видим тот же самый каррарский мрамор, причем не только на полу и в отделке мебели, но и в роли стеновых панелей и молдингов. Камень подбирался очень тщательно — с не слишком выраженным рисунком, который практически не отличается от слэба к слэбу.

Столовая. Мебель сделана на заказ по дизайну Алана. Оконные рамы сделаны по образу дверей в Оксфорде.

Вся мебель сделана на заказ и с таким учетом, чтобы предметы интерьера дополняли и продолжали архитектуру. К примеру, ножки кухонного стола и столешница журнального столика в гостиной сделаны из того же брашированного дерева, что и полы. 

Кухня. На этом снимке видно, что стены в квартире не белые, как это может показаться, а светло-серого оттенка.

Результат этого — ровно такой, как требовалось. “Цельнокроеный” монохромный интерьер удивляет с порога и при этом выглядит умиротворяюще. 

Фрагмент кухни. Стена облицована мрамором, из него же вырезаны молдинги.

Спальня и ванная спроектированы как единое целое, их разделяют только раздвижные двери из брашированного дерева.

Интерьер ванной комнаты строится на четкой геометрии.

Фрагмент ванной. Мебель и стены облицованы каррарским мрамором.

Коридор, соединяющий прихожую и гостиную, навеян архитектурой версальской оранжереи.

Фото: Matthew Donaldson

читайте также

Комментарии