Ателье и шоурум Ateliermaru по проекту Анны Эрман

Ателье Ирины Логвиновой переехало с Бадаевского завода в здание на Трехгорной мануфактуре. Изменения коснулись не только пространства, но и самой концепции заведения.
Ateliermaru

Прошлое пространство ателье Ирины Логвиновой вышло сказочным: желтый носорог, детская карусель, белый жираф и панно с грибами очаровывали клиентов с порога. Но у всего бывает конец. “Это случилось в карантин. Аренда закончилась”, — прозаически рассказывает дизайнер Анна Эрман. К тому моменту Ирина уже нашла подходящее помещение и оформила его в собственность, но с ремонтом не торопились. Так настала пора создавать новую историю. И на все про все было три месяца.

Изменения коснулись не только пространства, но и самой концепции заведения: теперь в ателье Ирины Логвиновой кроме индивидуального пошива появилась возможность подобрать уже готовый образ под брендом Ateliermaru. Поэтому перед Анной Эрман стояла задача разделить ателье и зону шоурума. “Мы, конечно, хотели по максимуму все перевезти, но площадь нового помещения была меньше (245 м² вместо прошлых 300 м²), а зон нужно было организовать еще больше. Что мы не могли взять с собой — распродали. Носороги и качели — все ушло, — вспоминает дизайнер, но без особых сожалений. — Ирина насытилась “ярким, желтым и разным” и хотела “чего-то повзрослее”.

Так или иначе, а места для творчества, как в прошлом проекте, все равно не оставалось: большую часть ателье занимает швейное производство и рабочее пространство для выросшего штата сотрудников. “Вообще, до ателье здесь была поликлиника, разбитая на мелкие-мелкие кабинеты. Изначально было сложно представить, каким получится пространство, когда мы уберем все стены. Так что определяться с цветовой гаммой и мебелью решили после того, как вскроется объем помещения”, — говорит Анна.

Когда “вскрыли” помещение, выяснилось, что все инженерные коммуникации проходят в самом “парадном” месте — прямо при входе в ателье. От идеи переносить их или скрывать за люками отказались сразу, и такой недостаток решили превратить в достоинство: коммуникации оставили открытыми, отделив их раздвижными стеклянными перегородками.

Все стены и пол специально оставили в бетоне, а трубы под потолком выкрасили в нейтральный серый цвет, но в итоге он так понравился заказчице и дизайнеру, что стал основным. “Мы потеряли артикул этого оттенка и просто обозначили, что теперь он будет называться “Цвет труб”, — делится Анна. — Во что красить диван? В цвет труб! Во что красить красный стол? В цвет труб!”

К слову, этот приметный стол с шарами в основании не только изменил цвет, но и “вес”. “Он не мог пройти через проем, строители убрали две доски, и когда я увидела его в таком “разбитом” состоянии, я решила его таким и оставить. Мы назвали его “похудевший стол” — так мы работали с уменьшенным размером помещения”, — смеется Анна.

Как и полагается “повзрослевшему” интерьеру, разбавляют ателье “цвета труб” уже не красочные животные, а искусство. Часть картин переехала из прошлого помещения, часть Ирина подобрала снова уже именно для этого пространства. Эффектные женщины смотрят на гостей шоурума не только с полотен картин, но и со спинки кресла — в даме с композицией из цветов на голове не сразу узнаешь автора проекта Анну Эрман. Но и без желтого носорога интерьер не стал “приземленным”, даже наоборот: рядом со стеллажами для одежды парит лавка Balloon Bench от дизайнера Сатоши Итасаки. Анна вспоминает: “Когда Ирина нашла эту лавку в интернете, она спросила меня: “Мы найдем ей место?” И я не могла отказаться, я понимала, что уголок для такого предмета мы точно найдем”.

Фото: Сергей Красюк