Атмосферный дом предпринимательницы Екатерины Акхузиной

Дом предпринимательницы Екатерины Акхузиной наполнен вещами, напоминающими ей юность родителей или ее собственное детство.

Екатерина Акхузина — владелица компании “Меха Екатерина”, с которой издательский дом Condé Nast делит московский офис вот уже больше двадцати лет. Но в поисках декоратора она не обращалась в AD за советом, а случайно отыскала его сама. И так удачно, что за время работы они не только нашли общий язык, но и сдружились. “У нас будто один мозг на двоих! Мы считываем мысли друг друга еще до того, как озвучиваем их”, — рассказывает дизайнер Мария Водолацкая.

Екатерина Акхузина на крыльце своего дома. Декоративным озеленением дома и участка занимался дизайнер Кирилл Лопатинский.

А началось все с пары красных кресел, которые Екатерина купила у Марии (ей принадлежит проект винтажной мебели “Селезень”), а после решила посоветоваться, куда их лучше пристроить в квартире. “Мы стали общаться, созваниваться, и я консультировала ее по поводу небольших переделок в доме”, — продолжает Водолацкая. Постепенно все это вылилось в полноценный проект: хозяйка решила не просто обновить интерьер, а реорганизовать пространство и пристроить столовую, где за одним столом могла бы собираться вся большая семья, а также возвести летний павильон.

Фрагмент гостиной. Ковер, MarkPatlisStudio; в кресле плед “Меха Екатерина” — компании, которой руководит хозяйка дома Екатерина Акхузина.

Фрагмент гостиной. ­Настольная лампа, Factory232; на стене миниатюры из галереи “Три века”.

В домашней столовой, несмотря на то что она сделана с нуля, сложилась атмосфера старой русской усадьбы: окна здесь открываются в сад, их украшают кружевные занавески, резной буфет наполнен посудой, а рядом на ломберном столике стоит самовар. “Екатерина мечтала об окнах, которые будут распахиваться наружу, и о том, как она будет пить чай из самовара”, — рассказывает Мария.

Столовая. Винтажные бра, Venini, из галереи Viva Vintage; винтажная французская скатерть куплена на “Авито”; люстры и стулья хозяйка с дизайнером нашли в ­“Гранде”; на столе хозяйский сер­виз; стены выкрашены краской, Argile; кружевные шторы сплетены Ириной Парамоновой, ­@irina\_florever.

Буфет заполнен хрусталем и винтажной посудой, ­ко­торую собирает хозяйка. Фарфоровые тарелки из ­“Антикварного салона на Ордынке”.

Настроение этой комнате задал ковер, который напомнил дизайнеру и хозяйке роспись жостовских подносов. Цвет стен подбирали с таким расчетом, чтобы он гармонично сочетался с сиренью или рябиной, которые в разное время года заглядывают в окна. Соседнее пространство кухни тоже преобразилось. Мария избавилась от подвесных потолков, изменила эргономику пространства, а стены и фасады новой кухни выкрасила в один цвет. Он должен был выгодно оттенить коллекцию гжели — главное украшение этого помещения.

Хозяйка хотела, чтобы окна в столовой распахивались наружу. Найти производителя, который согласится так сделать, было ­непросто.

Фарфор, посуду и картины хозяйка собирает уже много лет, но при этом не считает себя коллекционером. “Коллекционирование сродни одержимости, у меня такого нет. Мне нравятся работы советских авторов определенного периода, 1940–1960-х годов, это время молодости моих родителей и среда, в которой они выросли. Она меня притягивает”, — рассказывает Екатерина. Как-то на художественной выставке-ярмарке ее заинтересовали пейзажи, которые вызвали у нее ощущение дежавю. Из разговора с ­художником она узнала, что это Пензенская область — места, где родился и вырос ее отец. “Мистика, что из всех картин меня привлекли именно они. Я не смогла уйти без них и купила несколько работ, — продолжает Екатерина. — А фарфор я люблю с детства. Мне не нужны были куклы или мягкие игрушки, для меня лучшим подарком были фарфоровые фигурки каких-нибудь зверят”.

Зона для завтраков на кухне. Шкафы и полки, мастерская Павла Водей­ко Holzmann; стены выкрашены краской, Little Greene.

Отдельное место в доме занимает собрание икон, они висят в спальне. “Это не украшения и не дань моде, мы воцерковленная семья, — говорит Екатерина. — У нас часто бывают гости, а спальня — это то место, куда посторонние люди не войдут. Здесь я могу спокойно преклонить колени и помолиться”.

Лестница на второй этаж. Хозяйка любит картины, написанные советскими художниками. Дорогих работ в ее доме нет. Многие она купила в аукционном доме “Совком”.

Однажды к ним в дом чуть не проникла “нечисть”. Комод, который стоит в столовой, заказывали через интернет. Когда его доставили, на самом верху оказался декоративный элемент, напоминающий черта с рогами. Екатерина вспоминает эту историю с юмором: “Мне стало дурно! Буфет красивый, отказываться от него было жалко, поэтому мы решили спилить рога. Если бы их увидел муж, он бы сжег этот буфет”.

Фрагмент спальни с собранием икон.

Хозяйская ванная комната. На кресле кот Василек.

В хозяйке дома уживаются две черты характера: она любит перемены, но не любит избавляться от хороших предметов. “Я занимаюсь производством и понимаю ценность вещей и денег”, — объясняет она. “Екатерина старалась сохранить все, что возможно, а за новой мебелью предложила отправиться в “Гранд”, — вспоминает Мария Водолацкая. — А я привыкла работать по каталогам и была уверена, что там мы ничего хорошего не найдем. Но потом вошла в азарт. Мы туда ездили как за грибами: то неожиданно белый найдем, то подосиновик. Для меня это был необычный опыт, я очень хорошо прокачала свои декораторские навыки”.

Content

Екатерина Акхузина и ее домашние питомцы в саду: американский булли Лева, кот Василек породы девон-рекс и буль­терьер Стич.

Новое крыльцо и вход в дом. На ступеньках сидит Стич. Декоративные растения подобраны дизайнером Кириллом Лопатинским.

Фрагмент летнего па­вильона. На фоне ковра скульптура Даши Лукиной. Винтажные ковры, Bloshka.msk.

Павильон с летней столовой. Печь отделана изразцами, выполненными в керамической мастерской “Изразец”; стены выкрашены краской, Little Greene.

Фото: Сергей Ананьев; стилист: Наталья Онуфрейчук