Дом в Малибу

Не зря архитектор Хаги Бельцберг учился у Фрэнка Гери – ему удалось построить в Калифорнии дом, достойный съемок в голливудском триллере.
Дом в Малибу из триллера «Стеклянный дом» по проекту архитектора Хаги Бельцберга | Admagazine

Всем известно: Малибу – местность, основное население которой составляют голливудские звезды. По крайней мере те, что не живут в Голливуде – а таких немало, и люди это разнообразные, от Шер и Барбры Стрейзанд до Пирса Броснана и Мэг Райан. Интересно другое: постепенно кинозвездами в Малибу становятся не только жители, но и дома.

Дом в Малибу построен на холме, посередине крутого склона. Его автор, Хаги Бельцберг, хотел, чтобы дом походил на окрестные скалы.

ТИМ СТРИТ-ПОРТЕР

Характерный пример – особняк, который построил в окрестностях Малибу архитектор Хаги Бельцберг. В 2001 году это необычное строение стало главным героем триллера “Стеклянный дом” (в остальных ролях снимались Лили Собески, Дайан Лейн и любимец Ларса фон Триера – Стеллан Скарсгард).

ТИМ СТРИТ-ПОРТЕР

Когда видишь этот дом, трудно отделаться от мысли, что название фильма авторы придумали только после того, как посмотрели на место съемки. Огромная, угловатая, почти полностью остекленная конструкция здания нависает над скалой – кажется, вот-вот сорвется или взлетит. С одной стороны дома открывается панорама Малибу, с другой – вид на Тихий океан.

По ночам освещенные окна дома напоминают маяк. Хозяева любят наблюдать за звездами с помощью установленного в гостиной телескопа.

ТИМ СТРИТ-ПОРТЕР

Дом расположен на границе Национального парка Санта-Моника, и потому к его облику и конструкциям с самого начала предъявлялись довольно серьезные требования.

С открытой террасы и из бассейна открывается вид на Тихий океан.

ТИМ СТРИТ-ПОРТЕР

“Мы строили этот дом вместе с моим партнером, архитектором Джорджем Уиттманном, – рассказывает Хаги Бельцберг. – Увидев участок – там на поверхность земли выходят скальные породы, – мы сразу поняли: нашей архитектуре придется подстраиваться под окружающую природу. Мы решили снабдить здание ломаным силуэтом, чтобы оно как можно меньше отличалось от окрестного горного пейзажа. Дополнительную сложность создавало то, что дом планировалось расположить посреди холма, на крутом склоне. Задача, между прочим, не для слабонервных, особенно в Калифорнии. Все знают, какая в этом штате запутанная геология и, соответственно, сложная сейсмическая ситуация”.

Подъехать к дому можно по небольшому пандусу, отгороженному от дороги невысокой бетонной стеной.

ТИМ СТРИТ-ПОРТЕР

В довершение всего выяснилось, что к участку не подведено никаких инженерных сетей и даже нет дороги – всем этим тоже пришлось заниматься Бельцбергу и Уиттманну.

Главное украшение гостиной — фрагмент скалы песчаника, который архитектор решил оставить в интерьере.

ТИМ СТРИТ-ПОРТЕР

С точки зрения архитектуры все тоже было непросто. В общем и целом хозяева дома предоставили Бельцбергу свободу, но все же поставили ряд условий. Во-первых, они хотели иметь бассейн – желание в калифорнийском климате вполне логичное.

Уголок гостиной. Почти вся мебель была сделана на заказ, чтобы соответствовать очертаниям стен дома.

ТИМ СТРИТ-ПОРТЕР

Во-вторых, требовалось так распланировать центральное пространство дома, чтобы можно было, сидя в гостиной, одновременно видеть океан, гараж с семейной коллекцией машин и мотоциклов (хозяин дома зарабатывает на жизнь, переделывая и заново оформляя машины для голливудских фильмов) и еще особо живописный фрагмент пейзажа за окном. Хаги Бельцбергу удалось справиться со всеми этими сложностями.

Из всех комнат дома — в том числе из столовой — открываются виды на живописные окрестности.

ТИМ СТРИТ-ПОРТЕР

“Я родился и вырос в Израиле и в детстве практически все время проводил на улице – играл на каменистых склонах среди коз, –рассказывает архитектор. – Этот детский опыт помогает мне находить баланс между “внешним” и “внутренним” в каждом проекте. Добиваться ситуации, когда интерьер будто раскрывается наружу, а окружающий мир деликатно проникает в дом. Потом, приехав в Америку и отучившись в Гарварде, я поступил работать к самому Фрэнку Гери. Общение с ним – и уж тем более совместная работа – расширяет сознание. Когда я проектировал этот дом, мне пригодилось и мое израильское “экологическое” воспитание, и психоделическая логика, которую я перенял у Фрэнка. Возможно, это нескромно, но я уверен, что оба подхода в проекте очевидны – тут и скалы целы, и архитектурная заявка сделана достаточно серьезная”.

Узкий коридор соединяет гостевые спальни с общественными помещениями.

ТИМ СТРИТ-ПОРТЕР

С Бельцбергом трудно не согласиться – скалы в этом проекте действительно целы. До такой степени, что одна из них даже осталась стоять посреди гостиной. Влияние Гери тоже чувствуется: представьте себе, что стены дома в Малибу не прямые, а криволинейные, и сходство с Концертным залом Уолта Диснея в Лос-Анджелесе будет очевидно.

Ванная комната при главной спальне. Хозяин дома на 20 сантиметров выше своей жены, поэтому и раковина для него сделана повыше.

ТИМ СТРИТ-ПОРТЕР

И все-таки самое мощное влияние, которое испытал на себе Бельцберг, – это атмосфера места: “Я, наверное, безнадежный романтик, но мне кажется, что в Южной Калифорнии сам воздух наполнен свободой и оптимизмом. И дому это передалось. Ни в одном другом месте на Земле такой дом больше построить нельзя. По крайней мере, я бы не смог – для меня эта работа уникальна”.

В гараже хранится коллекция автомобилей и мотоциклов. Все они оформлены хозяином дома для голливудских фильмов.

ТИМ СТРИТ-ПОРТЕР

Текст: Дорис Шеврон

Фото: ТИМ СТРИТ-ПОРТЕР