Дом в Марракеше по проекту Альберто Пинто

Французский дизайнер Альберто Пинто, детство которого прошло в Касабланке, оформил виллу в древней пальмовой роще на окраине Марракеша.
Admagazine

В 1062 году могущественный эмир Юсуф ибн Ташфин из династии Альморавидов заложил город, которому вскоре суждено было стать столицей гигантской империи, пережить упадок и вновь возродиться уже почти тысячу лет спустя – в виде экзотического курорта для европейцев под названием Марракеш.

Ис­кус­ст­венный пруд пе­ред виллой.

УИЛЬЯМ АБРАНОВИЧ

К началу XXI века едва ли не единственной свидетельницей деяний Альморавидов в Марракеше оказалась древняя пальмовая роща на северо-западной окраине города. Именно в этой роще – местном варианте Беверли-Хиллз – и расположилась вилла, над которой два года работал французский дизайнер Альберто Пинто.

“Са­лон Ло­ти” на частной вилле в Марра­кеше. Ди­зай­нер Аль­бер­то Пин­то на­шел для этой комнаты араб­ские кофей­ни­ки, ки­тай­ский столик и люстру из Ве­не­ции. Крес­ла сде­ла­ны по эскизам дизайнера и обиты тканью Ardecora.

УИЛЬЯМ АБРАНОВИЧ

“Я всегда восхищался Востоком, – говорил Пинто. – А здесь мне представилась возможность создать свою версию восточного стиля, причем во всем его великолепии”.

Одна из комнат, предназначенных для торжественных приемов.

УИЛЬЯМ АБРАНОВИЧ

“Официальная” часть здания выстроена вокруг застекленного внутреннего двора, на мраморном полу которого повторены орнаменты полов Тадж-Махала. Резные гипсовые стены, однако, покрыты не сурами Корана, а цитатами из любовных песен популярной египетской певицы Ум Кулзум.

В хозяйской спальне — люстра, привезенная из Сирии. На стенах — европейские картины с фантазиями на тему восточного гарема.

УИЛЬЯМ АБРАНОВИЧ

“Восток” Альберто Пинто – это не столько аутентичность, сколько хитроумная система культурных цитат, намеков и игр. Доказательства – в жилой части особняка. Фойе украшено парой светильников 30-х годов прошлого века, на лестнице висит абстрактная картина аргентинского художника Оливейры Сезара, а в хозяйской спальне стоят кресла в стиле ар-деко.

Внутренний двор — сердце традиционного арабского дома — расположен здесь под стеклянной крышей. Огромная люстра сделана по эскизам Альберто Пинто, в ее основании — монгольский сосуд. По сторонам от внутреннего двора находятся кабинеты, гостиные для торжественных приемов, а также “маджлис” — комната для собраний.

УИЛЬЯМ АБРАНОВИЧ

В примыкающем к внутреннему двору “Салоне Лоти”, названном в честь французского писателя-путешественника Пьера Лоти, разместились серебряные кортики из Омана, алжирские свадебные браслеты, таиландские зеркала, австрийские бюсты, тибетские вазы, венецианская люстра и китайский лакированный столик.

Хаммам — арабская баня — выложен мозаикой в стиле ар-деко. Для того чтобы правильно разогреть хаммам, требуется не менее суток. Впрочем, здесь есть кому следить за баней: хозяева марракешской виллы содержат штат прислуги в несколько сотен человек.

УИЛЬЯМ АБРАНОВИЧ

Впрочем, все это стилистическое разнообразие не должно смущать – похоже, что дворцы Альморавидов, подчинивших себе мусульманскую Испанию, Западный Алжир и Балеарские острова, выглядели приблизительно так же, как и марракешская вилла, оформленная Альберто Пинто.

Веранда на втором этаже виллы. Диван и кофейные столики сделаны по эскизам Альберто Пинто.

УИЛЬЯМ АБРАНОВИЧ

Бассейн. Двери ведут в один из хозяйских кабинетов.

УИЛЬЯМ АБРАНОВИЧ

Текст: Эвард Пикок Продюсер: Мануэль Фрей

Фото: УИЛЬЯМ АБРАНОВИЧ