Интерьер

Дом в Подмосковье во фламандском стиле, 1000 м²

Олег Клодт и Анна Агапова выдержали дом в подмосковном Усове в цветах ­фламандской живописи — от глубокого серого до состаренного золотого.

Интерьер

У меня этот дом сразу вызвал в памяти Брюгге: теплый сентябрьский вечер, сумерки, стоячая вода каналов, окна в одном из домов распахнуты, видно, что там горят свечи, и слышен звук рояля. В подмосковном доме рояля не оказалось, но Олег Клодт сказал мне, что подумывал поставить его в одной из гостиных. Рояль в этом доме выглядел бы органично.

cleared(data.content.description)
Гостиная. Настольные лампы Laguna Table Lamp, Nicholas Haslam; журнальный столик, Bellavista; кресла, Michael Berman & Co.

Олег Клодт и Анна Агапова стремились создать атмосферу фамильного гнезда, в котором хорошо всем — и картинам, и книгам, и людям. В таком “гнезде” должна быть большая библиотека и парочка-другая старинных кресел или шкафов, оставшихся от бабушки и бережно хранимых. Библиотека, кстати, здесь очень неплохая — сотрудники арт-отдела мастерской Олега Клодта специально для дома в Усове сделали подборку книг, которые могут быть интересны хозяевам. На первом этаже в классическом книжном шкафу собраны альбомы и монографии по изобразительному искусству. На втором этаже хранятся произведения художественной литературы, расставленные в строгом порядке, по странам и по периодам.

cleared(data.content.description)
В столовой светильники Waterloo Chandelier, Currey & Company; стулья, Marioni.

Интерьер выглядит удивительно цельным, хотя вещи, которые его наполняют, созданы в разные века и прибыли из разных городов, стран и даже с разных континентов. Что-то заказывалось в Бельгии, что-то в Америке; антикварные шкафы Анна вместе с хозяйкой дома отбирали в Петербурге на блошиных рынках и реставрировали, резные кровати делали на заказ, картины покупали на международных аукционах. Связывает все элементы воедино “фламандский подход”, как называет его Анна. Что это такое — в точности трудно определить, потому что фламандский стиль в интерьере пока не так популярен, как скандинавский, но у него хорошие перспективы. Главное в нем — контраст между простотой стен и богатством внутреннего убранства, пришедший из каких-то седых веков и оказавшийся очень современным.

cleared(data.content.description)
Светильник Abbey Chandelier, Nicholas Haslam; стулья, Porada.

Здесь, в Усове, фламандский подход позволил использовать в отделке мягкие серые оттенки и брутальные материалы — бетон, металл, старое дерево. На втором этаже, где скатная кровля и высота потолков доходит до семи метров, деревянные балки обшиты металлом. Во всех ванных комнатах, кроме хозяйской, на стенах вместо мрамора — бетонные плитки. А внутри этой строгой оболочки — антиквариат, предметы современных европейских дизайнеров и классическая живопись, с которой все, собственно, и началось. Хозяин дома собирает произведения художников XIX века, и нужно было создать для коллекции подходящее окружение, фон, на котором она смотрелась бы наиболее выигрышно.

cleared(data.content.description)
Ванная хозяев. Ванна Appollo, Albion; бра, Hector Finch; диван, Caracole.

“Мы спокойно делали серую, нейтральную по колористике подложку, — говорит Олег Клодт, — зная, что туда войдут благородные состаренного золота рамы, и все сразу заиграет. Пространство по ощущению похоже на Рейксмюсеум в Голландии: на сложно-серых оттенках стен потрясающе смотрится живопись”.

cleared(data.content.description)
Фрагмент спальни. ­Столик, Moissonnier; кресло, The Sofa & Chair Company.

В гостевых комнатах Олег и Анна решили выйти за пределы серой гаммы и поиграть с цветом. Роль подложки здесь сыграли обои Morris & Co., которые тоже связаны с XIX веком и стремлением создать в интерьере гармоничную среду для искусства. Антикварные шкафы, сделанные в то время, когда производство мебели еще не ставили на поток, и двери, специально спроектированные мастерской Олега Клодта для этого дома, поддерживают замысел Уильяма Морриса, мечтавшего соединить простоту отделки, изящество формы и ручной труд.

cleared(data.content.description)
Гостевая спальня. Обои, Morris & Co.; изголовья кроватей, Mis en Demeure.

Самое интересное, что большой, тысячеметровый особняк был сделан легко и быстро. По словам Олега, работа над квартирой, которую его мастерская оформляла для этих же заказчиков, была сложнее и шла дольше. А здесь на все про все ушло около года, причем за это время был разобран и снова собран еще и второй дом, гостевой, возведенный на том же участке и превратившийся в спа в альпийском стиле — с состаренной деревянной стеной из серой лиственницы, порталами из бетона и камином с антикварной дровницей. Над самим участком Олегу и Анне пока не удалось поработать, хотя он тоже мог бы приблизиться к фламандскому стилю. Для этого подстриженная лужайка должна зарасти и выглядеть как красивый, но немного запущенный сад, и тогда все будет в точности как на старинном полотне.

cleared(data.content.description)
Над лестницей люстра Tumble Extra Large Chandelier, Cravt Original.

Посмотреть профиль Олега Клодта и Анны Агаповой можно в нашем новом разделе “Выбрать дизайнера”.

Читайте также