Идиллический дом в Германии

Дороти фон Райнхабен придумала простой рецепт идиллического дома для большой семьи: деревенский уют, много света и десять лет кропотливого труда.

Превращение старой фермы на севере Германии в загородный дом берлинских интеллектуалов заняло ни много ни мало десять лет. “Нам некуда было спешить, – объясняет хозяйка и создатель всего великолепия Дороти фон Райнхабен. – Мы так долго мечтали о месте, которое смогли бы назвать домом, что готовы были подождать”.

Андреас фон Айнзидель

Дороти, ее муж, известный немецкий дипломат, и трое сыновей провели почти тридцать лет в постоянных разъездах. Поэтому миф о “семейном гнезде” занимал много места в их мыслях. “Мой старший сын даже как-то намекнул, что не видать мне внуков как своих ушей до тех пор, пока я не дострою для них дачу”, – смеется Дороти.

Андреас фон Айнзидель

Старая ферма была возведена в 1820-е годы и сильно пострадала от пожара, случившегося в конце XIX века. У тогдашних хозяев не было возможности провести ремонт, и здание постепенно приходило в упадок. “Дом был очень тяжелым и мрачным, но я сразу поняла, что все можно изменить, просто добавив цвета”, – говорит хозяйка.

Андреас фон Айнзидель

Она начала с того, что осветлила темную дубовую лестницу, покрыла половые доски светло-серым лаком и покрасила стены в теплые тона. Никаких конструктивных переделок усадьба не требовала, ее планировка была рассчитана на вольготное житье большой семьи.

Андреас фон Айнзидель

“Я только превратила бывшее стойло в зимнюю гостиную с каминным уголком и тремя французскими окнами, раскрывающимися в сад, – говорит Дороти. – Но самое лучшее в этой комнате – близость к кухне: всегда можно забежать за свежими вафлями”.

Андреас фон Айнзидель

Большая часть мебели в доме только притворяется антикварной, в реальности это добротный новодел, созданный мастерами-краснодеревщиками под чутким руководством хозяйки. Верхняя и нижняя части этого бюро когда-то существовали отдельно друг от друга, но Дороти соединила их вместе:

Андреас фон Айнзидель

“Какие-то вещи мы повторяли по образу и подобию старых, как например стулья, стоящие вокруг обеденного стола. Мне попался на блошином рынке очень красивый комплект, но в нем не хватало половины предметов, – рассказывает Дороти. – Что-то делали по моим рисункам – пришлось вспомнить художественную школу”. Дороти долго искала консоль для спальни, подходящую по размеру и форме. И в конце концов решила придумать ее сама. На стене — пара французских хрустальных канделябров XIX века:

Андреас фон Айнзидель

В семье Райнхабен все что-то коллекционируют: Дороти собирает гравюры XVII–XVIII веков, хозяин дома – старую фламандскую посуду, а младшие сыновья без ума от охотничьих трофеев. Так что одним из главных требований при обустройстве нового жилища была возможность разместить все любимые игрушки.

Андреас фон Айнзидель

По стенам второй гостиной развесили чучела, в прихожей и главной ванной Дороти пристроила свои гравюры (с самых ценных пришлось делать копии, чтобы старая бумага не пострадала от влажности), а кухня в провансальском духе и столовая зона были украшены старинным фарфором.

Андреас фон Айнзидель

“В дом вложено очень много труда и, главное, души, – считает хозяйка. – Мне помогали наши друзья. Я познакомилась с прекрасными мебельными реставраторами, которые научили меня старить дерево. Мы проводили чудесные семейные вечера, обсуждая какие-то детали строительства и рассматривая эскизы. Сейчас мне даже жаль, что это уже позади. Но может быть, я займусь отделкой нашей берлинской квартиры. Все говорят, у меня неплохо получается”.

Андреас фон Айнзидель

Текст: Джоанна Торникрофт.

Фото: Андреас фон Айнзидель