Интерьер с обложки: дом с французским характером под Санкт-Петербургом

Хозяева загородного дома под Санкт-Петербургом заказали декоратору Алле Шумейко интерьер с французским характером, который она выразила через антикварную мебель.

В свой новый загородный дом заказчики Аллы Шумейко переехали практически в одночасье: заглянули сюда под Новый год и остались. “Они сказали, что у них не было ощущения нового интерьера, наоборот, им казалось, что они тут уже давно живут”, — говорит Алла. Создать такую атмосферу помог антиквариат, который здесь повсюду. Декоратору очень повезло с клиентами — у них не было абсолютно никаких предрассудков по поводу старой мебели. “На первой же встрече хозяйка выразила желание поставить в столовой старинный буфет. С него-то и началась история этого интерьера”, — продолжает Шумейко.

Декоратор Алла Шумейко.

Холл и гостиная. Зеркало и кресло антикварные; шкаф слева, Inoma; над ним скульптура Бижана Джамальзедеха; люстра и рыжее кресло справа, все Judeco; ковры, New Rug; диван обтянут бархатом, Dedar.

В гостиной декоратору усложняли работу конструктивные балки, которые она таким образом замаскировала. А спальню Алла отделала “по принципу шкатулки”, чтобы создать в ней более камерную и интимную обстановку. Там фоном для желтых акцентов стал благородный шоколадный цвет. Яркие стены и потолок только в кабинете, который выглядит очень торжественным и парадным. “Бирюзовый запал мне в душу после посещения Квартиры-музея Федора Шаляпина, у него такого цвета была гостиная”, — объясняет Алла. Она рассказала о своем замысле хозяевам, и, прежде чем принять решение, они тоже побывали в гостях у великого оперного певца.

Гостиная. На заднем плане кабинет. Каминный портал сделан из местного известняка; зеркало XVIII века из коллекции декоратора Маши Гончаровой. Стену с камином расписали Алена Вилюкова и Евгений Грищук. Торшер и группа журнальных столиков у дивана антикварные.

Деревянный дом под Санкт-Петербургом располагает к тому, чтобы создать в нем атмосферу русской усадьбы, но заказчики хотели, чтобы их интерьер был с французским характером. Это тоже вполне органичная для нас история: в XVIII и XIX веках французская культура и язык сильно повлияли на нашу страну. За французский акцент в этом интерьере отвечает антиквариат. “Я люблю старую мебель и считаю так: раз вещь пережила несколько веков, значит, в ней заложено что-то хорошее, что позволяет ей жить дальше. Мне очень приятно, что заказчики не только разделили мою симпатию, но и сами были инициаторами покупок. Мне не приходилось их ни в чем убеждать”, — говорит декоратор.

Фрагмент гостиной. Торшер антикварный; кресло, Guadarte; скульптура на столике из коллекции Маши Гончаровой.

В целом интерьер получился эклектичным: французская классика гармонично сочетается здесь с декоративными элементами, характерными для русских интерьеров (например, с плиткой в голландском стиле, которой отделаны стены в ванной, и с метлахской плиткой на полу в столовой), и старинной расписной китайской мебелью, к которой неравнодушна Алла. Так, в холле можно увидеть невысокий шкаф, в гостиной — пару столиков, а в хозяйской спальне — бар, который служит “ширмой” для телевизора. “Иногда гораздо проще найти и купить подходящий антикварный предмет мебели. Он уже существует, и не надо долго ждать, пока его сделают на заказ. К тому же многие старинные вещи сделаны лучше и из более качественных материалов, чем современные, и стоить могут дешевле”, — замечает Алла.

Зона столовой. Буфет, стол и стулья антикварные из “Буфет Табурет”; люстра тоже антикварная, привезена из Франции; льняная жаккардовая скатерть из Костромы; пол отделан метлахской плиткой; на стене работа Михаила Степанова.

Во всех комнатах повесили однотонные, но фактурные портьеры изо льна и из шелка. Ими задрапированы не только окна, но и, к примеру, двери в кабинет, столовую и гардеробную. “Обилие текстиля в загородном доме создает комфортную и уютную атмосферу”, — объясняет декоратор. Кстати, прием с яркими тканями сработал: даже в пасмурную погоду проходящий через золотисто-желтые портьеры в гостиной свет создает ощущение, что за окном солнце. “Хозяева сказали, что я прибавила им солнечных дней в году, и мне это приятно слышать”, — говорит Алла Шумейко.

Фрагмент хозяйской спальни. Стены выкрашены краской Benjamin Moore. Прикроватные столики антикварные (“Живые вещи”); настольные лампы, Visual Comfort & Co.; кровать, Vysotka Home.

Кабинет. Письменный стол, диван и люстра антикварные (“Живые вещи”). Полки библиотеки, сделанной на заказ, выкрашены в тот же цвет, что и стены. На полу старый карабахский ковер с розами. Портьеры, Antoine d’Albiousse. Аксессуары из “Галереи интерьера Charles.Cameron”; настольная лампа из 20th Century Lamps; с текстилем дизайнеру помогала Юлия Лавелина.

Фото: Михаил Степанов / архив пресс-службы