Интерьер

Итоги 2014: Лучшие декораторы и архитекторы России

В нашем списке – люди, которые неимоверно талантливы в сложном и увлекательном деле дизайна интерьеров. Кто-то из них предпочитает называть себя декоратором, кто-то – архитектором. Но суть одна: это профессионалы, в руках которых не будет упущена ни одна деталь проекта, а результат будет радовать заказчиков, а также журнал AD – их работы мы печатали много раз и будем ­печатать еще.

Интерьер

Архитектурную мастерскую с брутальным названием два выпускника МАРХИ Арсений Борисенко и Петр Зайцев придумали в 2003 году. Несмотря на молодость (обоим основателям нет еще сорока), za bor имеет и узнаваемый стиль, и серьезное портфолио. На их счету десять офисов “Яндекса”, включая московский и стамбульский, проект перестройки кинотеатра “Пушкинский” и несколько частных интерьеров, которые полюбились бы Петеру Цумтору. Борисенко и Зайцев проектируют для своих интерьеров минималистичную встроенную мебель, обожают сложные динамичные формы и считают, что белый – король всех цветов. “Мы очень любим экспериментировать с геометрией пространства, – говорит Арсений. – Мы его ломаем, рвем, жуем и чего только не делаем”. Но их изломы всегда подчинены общей логике здания. Впрочем, когда заказ того требует, za bor прекрасно работает с яркими деталями и мягкой мебелью. Отличный пример – недавно открывшийся ресторан сербской кухни “Н. Тесла” с интерьером от za bor (где, кстати, хорошо кормят).

cleared(data.content.description)
Офис компании “Яндекс” в Киеве, 2010–2011. Нажмите на фото, чтобы посмотреть другие проекты za bor. https://admagazine.ru/arch/32693_portrait-architectural-bureau-zabor.php#artheader

На первый взгляд, смена рода деятельности Шилова – от глянцевого журналиста к дизайнеру интерьеров – довольно стремительна: еще семь лет назад выходили его статьи про ароматы, а сейчас только проекты в профессиональных журналах. На самом деле Майк подготовился основательно: отучился в Международной школе дизайна, прошел несколько зарубежных стажировок (в том числе и редких японских) и подружился со всеми главными игроками. Свой стиль называет “артистическим минимализмом” и любит работать с необычными помещениями, мебелью и людьми. В последнем своем проекте впервые выступил не только как декоратор, но и как архитектор и ландшафтный дизайнер. “Мне всегда не нравилось в наших домах то, что они часто выглядят как медали за борьбу архитектора с внешними обстоятельствами – с рельефом, пейзажем и заказчиком. А я хочу рассказать историю сосуществования, причем модную и эффектную”. И у него точно получится, шиловская дотошность всегда была притчей во языцех.

cleared(data.content.description)
Дом в Подмосковье.

Выпускница школы “Детали” 2004 года, Юля негласно считается главным в Москве специалистом по маленьким квартирам. И действительно – она умеет сделать из шестидесятиметровой крошки не просто пригодное для жизни, но и гармонично устроенное пространство. Впрочем, большие проекты у Голавской тоже получаются уютными и домашними. С заказчиками она старается построить доверительные отношения, поэтому клиенты буквально передают ее из рук в руки. Она любит работать с текстилем, винтажными вещами и всегда оставляет что-то из прошлой жизни хозяев, чтобы новый дом не выглядел уж слишком новым. Ее дизайн вообще “с человеческим лицом”, она уверена: если присутствие людей портит интерьер, значит, с ним что-то не так. Вдохновение черпает из книжек. Самой полезной считает “Стиль жизни” авторства Жиля де Шабанье и Стаффорда Клиффа. “В ней собраны интерьеры, стиль которых можно определить как “поэтическая повседневность”, – объясняет Голавская свою привязанность. В свободное время много фотографирует, и карточки у нее получаются такими же “поэтическими”, как и квартиры.

cleared(data.content.description)
Деревянная дача в Подмосковье.

“Архитектурное бюро Олега Клодта” основано в 2000 году и много лет уже строит дома и оформляет квартиры для людей с классическими представлениями о прекрасном. Сам Клодт (потомок питерского скульптора Петра Карловича Клодта, разумеется) называет свою манеру “интеллигентной”, всегда заботится о том, чтобы заказчик не отрывался от корней, но и про модные тенденции не забывал. За них в тандеме отвечает Анна Агапова: она подбирает мебель и аксессуары, находя вещи, соответствующие по духу сдержанной манере Олега Клодта. Обычно в проектах домов у архитекторов бóльшая часть бюджета уходит на дорогостоящее оформление фасадов и прочие внешние премудрости. Клодт же уверен, что вкладываться надо скорее в интерьер. “В современной жизни человек обычно много переезжает, поэтому имеет больший смысл обзаводиться качественным и дорогим движимым имуществом, чем драгоценными стенами, которые никак нельзя взять с собой”.

cleared(data.content.description)
Квартира на Саввинской набережной.

Александр Цимайло и Николай Ляшенко – выпускники МАРХИ. После института Александр около десяти лет работал в бюро “Группа АБВ”, а Николай жил в Германии, где возглавлял креативный отдел компании Köhler Architekten. Бюро “Цимайло Ляшенко & партнеры” основано в 2001 году. На его счету десятки частных домов и победы в крупных градостроительных конкурсах. Это одно из тех бюро, про которые вспоминают, когда хотят похвастаться перед западными коллегами тем, что в России тоже есть современная архитектура. Они начинали с частных домов в модернистском духе на Рублевке и Новой Риге – много дерева и стекла, мало мебели и декора, а сейчас строят жилые комплексы самого разного калибра. За последнее время сделали проекты нескольких домов в центре Москвы и умудрились почти не раздражить защитников исторической правды. Не то чтобы их обтекаемый кондоминиум с витражным остеклением в Ордынском тупике похож на доходный дом XIX века, но он не спорит по высоте с окружающей застройкой, функционально зонирован, и при его строительстве не должен пострадать ни один памятник архитектуры.

cleared(data.content.description)
Жилой комплекс “Ордынский тупик”. Нажмите на фото, чтобы посмотреть другие проекты бюро “Цимайло Ляшенко & парт­неры” https://admagazine.ru/arch/28828_portrait-of-alexander-tsimailo-and-nikolay-ljashenko.php#artheader

Окончил МАРХИ, сотрудничал с “Моспроектом-2”, участвовал в проекте строительства здания Московской межбанковской валютной биржи и реконструкции здания Сената в Кремле, придумывал московский офис “Билайна”. В 1997 году основал свое бюро “Ардепо”, в котором кроме него постоянно работают шесть человек – по большей части все те же, с кем Абрамов начинал. Стиль свой определяет как классический минимализм и уверяет, что адаптироваться под заказчика ему не приходится. “Люди, которые обращаются к нам, в основном знают, чего ждать, так что сюрпризы случаются нечасто, – говорит Павел. – Тем более что я сразу предупреждаю: архитектор на проекте главный человек. Вы можете высказать свои пожелания, но не более того”. И его слушают, и возвращаются снова и снова. Возможно, потому, что он один из немногих русских архитекторов, который достаточно близко подошел к пониманию концепции идеального пустого пространства. Почти как настоящий японец.

cleared(data.content.description)
Квартира в жилом комплексе “Нескучный сад”. Нажмите на фото, чтобы посмотреть все интерьеры этой квартиры. https://admagazine.ru/inter/37504_minimalistskaya-kvartira-v-neskuchnom-sadu.php#artheader

Два года назад Екатерина открыла на Фрунзенской набережной “Мастерскую” – что-то среднее между антикварным магазином, клубом по интересам и дизайн-бюро. Как уверяет дизайнер, то была вынужденная мера. Как только она бралась за интерьер, оказывалось, что в Москве невозможно отыскать для него то люстру, то вазу, то еще какую-нибудь жизненно важную мелочь. Пришлось взять дело в свои руки: выучить все входы и выходы на парижских и барселонских блошиных рынках, наладить поставки в Москву, а затем собрать вокруг таких же любителей нефабричных и необычных предметов. Где-то сработало сарафанное радио, кто-то просто заглянул на огонек, увидев приветливо горящие в окнах люстры. Но сейчас, по словам Екатерины, она больше не говорит заказчикам: “Это невозможно найти”. Проектам эта история только пошла на пользу – в “Мастерской” всегда оказывается вещь, которая станет точкой отсчета для нового интерьера. А главное, другой такой точно ни у кого не будет.

cleared(data.content.description)
Парижская квартира старого друга и клиента Екатерины Гердт.

Выпускница МАРХИ, основательница студии, которая называется, как наш журнал, AD (только расшифровывается аббревиатура как Architecture & Design), и последовательная поклонница классических интерьеров. Татьяна уверена, что проверенные годами и веками рецепты работают лучше новомодных изобретений. Хотя и тут она готова сделать исключение, если того требуют условия игры. У Татьяны необычные отношения с заказчиками – она предпочитает въедливых, тех, кто всегда держит руку на пульсе. В таком соавторстве рождаются истина и продуманный дом, в котором будет хорошо многим поколениям семьи. Она берет в свою студию только архитекторов, хотя в основном занимается оформлением интерьеров. “Они гораздо лучше дизайнеров, а тем более декораторов, знают, как работать с пространством”. Кстати, традиционные вкусы совсем не мешают Татьяне постоянно использовать необычные проектировочные решения, заменять всю мебель на встроенную или придумывать квартиры-трансформеры.

cleared(data.content.description)
Дом со встроенной мебелью в Ливадии. Нажмите на фото, чтобы посмотреть все интерьеры этого дома. https://admagazine.ru/inter/31686_the-house-apartment-in-livady.php#artheader

Выпускник Рижского авиационного университета, он некоторое время проработал маркетологом, но потом понял, что это совсем не его стезя. Окончил Академию искусств в Сан-Франциско по специальности “дизайнер интерьеров” и в 2010 году открыл бюро SOG Interiors. Из Калифорнии Сергей привез нежную любовь к американскому дизайну (он поклонник Келли Уирстлер) и клиентоориентированный подход к декору. “Я стараюсь сделать процесс работы приятным для всех сторон, и мне кажется, так и должно быть, когда создаешь гармоничный интерьер”, – говорит он. Для него часто проект начинается с деталей, к которым подбирается все остальное: иногда это ткань, иногда необычная ориентация помещения по сторонам света, иногда бабушкино кресло, без которого семья не представляет себе уютную гостиную. Квартиры у Огурцова получаются универсальные и простые, но совсем не скучные – ровно такие, “куда хочется возвращаться снова и снова”, как он пишет на своем сайте.

cleared(data.content.description)
Рижские апартаменты автомагната Олега Пименова.

Оба учились в “Строгановке” на художников-керамистов, но сейчас рисуют только планы и эскизы новых квартир и загородных домов. Ананьевы – один из самых правильно построенных брендов на русском декораторском рынке: их лица знают по многочисленным публикациям, они преподают в школе “Детали” и в Британской школе дизайна, у них налажена четкая линия общения с заказчиком, которая не допускает даже тени конфликта. Сказать, что Ананьевы работают в каком-то определенном стиле, нельзя, они умеют делать все, от классики до скандинавского минимализма. Сами любят стиль 1960-х, но клиентам его никогда не навязывают. Отлично работают с текстилем, принтами и декоративными элементами, но не забывают и про объемы: в их интерьерах всегда все на своих местах. А еще их обожают студенты и говорят, что никто так, как Ананьевы, четко и по делу не рассказывает о главных подводных камнях, с которыми придется столкнуться будущим декораторам.

cleared(data.content.description)
Квартира в стиле 1970-х в Москве. Нажмите на фото, чтобы посмотреть все интерьеры этой квартиры. https://admagazine.ru/inter/19686_kvartira-v-moskve-v-stile-60-kh.php#artheader

Три выпускницы школы “Детали” – Полина Белякова, Екатерина Григорьева и Екатерина Понятовская – работали вместе с 2008 года, но недавно трио превратилось в дуэт – Понятовская сменила работу. Уверяют, что, как только увидели первые мудборды друг друга, поняли: им по пути. Между собой на проектах барышни никогда не спорят (что не мешает им иметь собственные квартиры в абсолютно разных стилях), только иногда с заказчиком. “Мы всегда просим сначала внимательно изучить наше портфолио и понять, что радикально другого мы точно не сделаем, – говорят они. – Но все равно приходится многое объяснять уже в процессе работы”. Девушки часто сетуют, что им не хватает архитектурной подготовки: в современных квартирах такие беспомощные планировки, что приходится в первую очередь исправлять их, а потом уже заниматься дизайнерскими вопросами. Интерьеры получаются у Suite Home взрослые, сдержанные и абсолютно европейские. Раньше, как и многие ученики “Деталей”, увлекались дополнительными цветами, сейчас полюбили светлые, солнечные интерьеры.

cleared(data.content.description)
Квартира в Ружейном переулке в Москве.

Выпускник МАРХИ 1980 года, Белоусов не пошел по обычному пути своего архитектурного поколения и не стал признаваться в любви Людвигу Мис ван дер Роэ и Фрэнку Гери. Он выбрал другой объект поклонения – дерево. Сначала организовал мастерскую, специализирующуюся исключительно на деревянном строительстве, потом производство в Костромской области. Сейчас можно сказать, что никто в России не разбирается в традиционных (а значит, проверенных) способах обработки, хранения и использования дерева лучше, чем Николай. При этом в его архитектурном стиле ничего антикварного и в помине нет – он строит современные, минималистские дома, но по технологиям XVII века. Белоусов – постоянный участник конференций и лауреат многочисленных премий. Его любят за то, что, глядя на дома, выходящие из-под его метафорического топора, сразу можно сказать, на какой земле они выросли. А еще он уверяет, что в деревянных домах продолжительность жизни куда больше, чем в любых других. Стоит проверить!

cleared(data.content.description)
Охотничье имение в Рязанской области.

Архитектурное бюро “Акант”, или “Бюро на Яузе”, как они себя сами называют, – одно из старейших в Москве, образовано в 1987 году. Главные люди в нем – Федор Арзаманов, Антон Атлас и Олег Зареченский. Все выпускники МАРХИ и большие трудяги – берутся за сложные перепланировки квартир, строительство с нуля и другие задачи, которые могут напугать среднестатистического русского декоратора. Работают в самых разных стилях – от уютнейшей дачной классики до модернизма, успешно сотрудничают с западными декораторами и стараются не привлекать к себе особого внимания русских коллег по цеху. Заказчиков по возможности пытаются образовывать, прививать им вкус к хорошим интерьерам и грамотным постановкам задач. Больше всего любят работать со свободными планировками (сами всегда делают такие) и много и к месту используют в проектах современное искусство.

cleared(data.content.description)
Дачный дом в Подмосковье. Нажмите на фото, чтобы посмотреть все интерьеры этого дома. https://admagazine.ru/inter/34759_dom-v-krasnogorske.php#artheader

До 1996 года трудился по своей первой специальности – художником-постановщиком в кино, а потом решил попробовать себя в “реальном мире”. Стал одним из немногих русских архитекторов, которых неплохо знают на Западе: его печатали Frame и Wallpaper*. Работает один, без команды, и считает это своей сильной стороной. “Я полностью отвечаю за свой проект от начала до конца, и мои клиенты не платят за имя, за которым стоит армия подмастерьев”. Еще одно неоспоримое достоинство Костелова – умение использовать пространство полностью и зонировать его всеми возможными способами. В ход идут перепады уровней, ниши, перегородки со встроенными полками и прочие хитрости. В результате его интерьер будто ведет хозяина по единственно верной дорожке, не позволяя отклониться ни на шаг. Оформление Петр предпочитает выбирать без особых излишеств: дерево, бетон, иногда металлические листы. Главное – найти функциональное объяснение любой детали или распрощаться с ней навсегда. С заказчиками работает так же последовательно: составляет поэтапный план действий, в котором прописаны все права и обязанности сторон.

cleared(data.content.description)
Зона отдыха на даче в деревне Зенькино.

Петербургский дизайнер, владелец галереи “Атмосфера” и арт-директор Galerie 46. Среди его известных проектов – рестораны Le Borshch, “Де Факто”, “Зима-бар” и чайное кафе “Унция” на Невском проспекте. Окончил Аграрный университет и даже проработал несколько лет по специальности, потом переметнулся в сторону ландшафтного дизайна, а с 1999 года стал практиковать как декоратор. Начал с того, что расписал стену в кафе, принадлежавшем друзьям. Максим – любимец хипстерской прессы вроде The Village и Wonderzine, но сам он относится к такой славе с опаской, считая свой стиль спокойным и небрежно-уютным. Предметы для своих интерьеров (и магазина, разумеется) ищет на блошиных рынках и в магазинчиках Англии, Франции и Марокко. Не любит, когда его спрашивают “про концепцию”: говорит, что всегда просто собирает понравившиеся предметы так, чтобы они звучали рядом друг с другом.

cleared(data.content.description)
Квартира в Санкт-Петербурге.

Ее проекты не часто появляются на страницах журналов, но исключительно потому, что все клиенты Улуханли боятся публичности как огня. А вот сама азербайджанская красавица, напротив, с удовольствием позирует для Tatler на светских вечеринках. Но на этом и заканчивается ее беспечность – интерьеры Лейла делает основательные, часто с элементами ар-деко, в котором она большой специалист. Любит, когда удается использовать настоящий антиквариат или “остатки былой роскоши” вроде сохранившейся лепнины или наборного паркета. Но в то же время знает, что жить в музее не хочет никто, поэтому в ее проектах старина выглядит всегда с иголочки. Работает Лейла тоже серьезно, по старинке сопровождая каждую идею прекрасно выполненной акварелью: говорит, что ее аудитория не понимает 3D-рендеров. “Мой главный секрет, может, и звучит банально, но всегда действует, – говорит она. – Я каждый интерьер делаю как для себя. И это не значит, что наши вкусы с заказчиком обязательно совпадают. Просто уровень ответственности всегда очень высок”.

cleared(data.content.description)
Квартира в Гранатовом переулке.

Самый “железобетонный” из русских архитекторов – материал этот обожает и без устали доказывает всем и вся, что в нем нет ничего холодного и мрачного. Козырь окончил МАРХИ в 1993-м и уже через год вместе с Иваном Чувелевым и Натальей Лобановой открыл бюро Arch4, а в 2006 году отправился в свободное плавание. Лауреат всех возможных архитектурных наград и участник множества художественных выставок, строит Козырь не слишком много, зато убедительно: его дом-самолет или квартира в высотке на Кудринской набережной, которая в процессе работы стала в два раза больше по метражу, мало кого может оставить равнодушным. Несмотря на внешнюю суровость как самого Алексея, так и его работ, для него любой проект является аттракционом, который необходимо напичкать как можно большим количеством придумок. Если ванна – то в аквариуме, если камин – то крутящийся вокруг своей оси, и так до бесконечности. “В моей архитектуре нет ничего серьезного, кроме веса, – говорит Козырь. – Что я ни придумаю, все не меньше трех тонн”.

cleared(data.content.description)
Ресторан Loft в Обнинске.

Выпускница Санкт-Петербургского реставрационного училища, оформлением частных и общественных интерьеров занимается больше десяти лет. В ее послужном списке – московские рестораны Bistrot, “Дом Карло”, “Остерия Оливетта” и “Остерия Монтироли”. Елена много работала с Александрой Вертинской, они вместе участвовали в первой выставке “Неделя декора” в России. О своем собственном стиле предпочитает не говорить: “Интерьер – это в первую очередь чей-то дом. Поэтому я внимательно и с уважением слушаю его хозяев”, – говорит Лазаренко. Свою миссию видит в том, чтобы направить заказчика в сторону функциональности, комфорта и правильного распределения пространства. Уверяет, что с первого взгляда может определить, будет ли удобно сидеть в том или ином кресле. И, вероятнее всего, не обманывает, по крайней мере, в оформленных ею ресторанах стоит только самая правильная мебель.

cleared(data.content.description)
Жилой дом в Горках-8.

Владимир Кузьмин и Владислав Савинкин – выпускники кафедры дизайна архитектурной среды МАРХИ и ученики легендарного Александра Ермолаева. Впервые громко заявили о себе в 1998-м, получив Госпремию за фирменный стиль продукции компании “Биоинъектор”, выпускающей сейфы. Основатели студии Pole Design, которая занимается по большей части выставочными экспозициями. Самая известная из них – дизайн Русского павильона на XI Венецианской архитектурной биеннале. Но Савинкин и Кузьмин вообще от забвения не страдают. Эта яркая пара выделяется на любом архитектурном сборище: цеховая застенчивость и закрытость им совсем не свойственны. Вот и проекты у них получаются эффектные и часто эпатажные – то дом-рыба, то женщина-сейф, то лапша из кориана. Своей путеводной звездой они считают Фрэнка Гери и активно пропагандируют синтез современного искусства и архитектуры. Не забывают и о национальных традициях – этим летом соорудили в Никола-Ленивце многоярусный ступенчатый сруб “Ленивый зиккурат”.

cleared(data.content.description)
“Ленивый зиккурат” в Никола-Ленивце.

Бренд Arch4 существует с 1994 года – в 2000 году студия Arch4 открылась в Москве и Базеле, затем последовал офис в Париже. Сейчас во главе студии стоят Наталья Лобанова и Иван Чувелев, которые называют себя “последовательными лофтистами”. Arch4 для русского архитектурного поля – явление уникальное. Они не только являются авторами того сложноуловимого стиля, который безошибочно опознается московской публикой как luxury, но и создателями интерьеров всех главных бутиков Столешникова переулка. Среди их клиентов – Louis Vuitton, Vacheron Constantin, Cartier, Piaget, Chanel и Hermès (для последних Arch4 строили бутик и в Базеле). И при этом они остаются очень русскими, или, как говорит про них Григорий Ревзин, советскими, архитекторами – не уходят ни в бездумное преклонение перед западными образцами, ни в лубок. И делают высокотехнологические, основательные и безупречные интерьеры, используя бетон, дерево и стекло.

cleared(data.content.description)
M-House на берегу Истры.

По первому образованию Катерина юрист, отсюда вдумчивость и скрупулезность в ее проектах. Работает в Москве, Питере и на Лазурном Берегу. Окончила школу “Детали” и Академическую школу дизайна. Больше всего любит дома и квартиры с историей, всегда тщательно изучает архивные планы, перелопачивает горы литературы и узнает о доме и квартире все, что только возможно. “Каждый дом и каждая квартира – это живой организм, – уверена Леваллуа. – К ним нужно относиться с уважением и пониманием, тогда они сами подскажут наилучший вариант планировки и декора”. Такая эмпатия приносит свои очевидные плоды: на счету Катерины десятки аккуратных вариаций на тему старых московских и питерских интерьеров, в которых всегда найдется место для старого бабушкиного комода или любимой картины.

cleared(data.content.description)
Квартира в Москве.

Бюро, которое возглавляет Тимянская, называется “Искусство в интерьере”, и существует оно с 1997 года. “Я действительно стараюсь всю квартиру заказчика заполнить искусством от и до, чтобы у него не возникало соблазна украсить ее чем-то неподходящим”, – говорит Ольга. Она училась в МАРХИ, работала в первом и втором “Моспроектах”, а потом, в самые смутные девяностые, уехала в Германию на стажировку и там узнала о существовании профессии “дизайнер интерьеров”. “Вот тут-то я и поняла, чем буду заниматься в России”. Коренная москвичка – Ольга выросла в доме архитектора Нирнзее, – она отлично чувствует и осваивает старые квартиры. Умеет и сохранить их собственный неповторимый колорит, и адаптировать для современной жизни. С заказчиками мечтает сохранять только профессиональные отношения, но сама же говорит, что так почти никогда не бывает. “В России любой дизайнер по совместительству психоаналитик. Если у тебя это получается хорошо, значит, и работа будет, и интерьер удастся. А если нет – то пиши пропало”.

cleared(data.content.description)
Квартира в Хлебном переулке в Москве. Нажмите на фото, чтобы посмотреть все интерьеры этой квартиры. https://admagazine.ru/inter/30754_dvukhurovnevaya-kvartira-v-khlebnom-pereulke-157-m.php#artheader

Учился в МАРХИ, стажировался в Делфтском технологическом университете, после возвращения работал в мастерской Евгения Асса, а потом основал вместе с Никитой Токаревым архитектурное бюро PANACOM. Кроме проектирования и дизайна интерьеров активно занимается предметным дизайном, работал на компании Valli & Valli, Grohe и Fratelli Boffi, неоднократно номинировался на премию “Золотое сечение”. Леоновичу нравятся проекты, в которых есть ощущение жизни. Он уверен, что современная архитектура – это не стекло, бетон и прямые линии, а “столешница с узкой полоской солнечного света, которой я буду любоваться за утренним кофе”. Из таких впечатлений и состоит для него интерьер. А чтобы их добиться, надо многое узнать о заказчике, о его образе мысли и существования. Дом, по Леоновичу, должен быть частью ландшафта и человека, а ни в коем случае не демонстрацией амбиций или состоятельности. Ценящие такой подход клиенты возвращаются в PANACOM снова и снова.

cleared(data.content.description)
Интерьер Британской школы дизайна в Москве. Нажмите на фото, чтобы посмотреть избранные проекты Panacom. https://admagazine.ru/arch/31640_portrait-architectural-bureau-panakom.php#artheader

Дизайнерское бюро Анны Муравиной и Лады Гусевой MuGu-interiors существует уже десять лет. За это время Муравина и Гусева успели освоить все возможные и невозможные стили – “делали и средневековые замки, и домик английской бабушки” – и окончательно сродниться: заканчивают шутки друг друга и волосы стали красить в похожие оттенки. Интерьеры они делают для единомышленников, то есть людей, которые, как и они сами, любят простые радости – хорошую компанию, еду и далекие путешествия. Не признают в доме пластиковых и вообще недолговечных вещей и уверены, что интерьер должен стареть вместе со своими хозяевами – красиво и с достоинством. Очень ценят, когда у заказчиков есть чувство юмора (у них самих его хоть отбавляй), но никогда не станут навязывать свой иронический взгляд на мир. “Главное, чтобы хозяевам было приятно просыпаться по утрам в придуманной нами спальне, а стилистические изыски – это наносное”.

cleared(data.content.description)
Квартира в Москве.

Окончила МАРХИ в 1985 году, через десять лет организовала свое архитектурное бюро, сейчас на ее счету более сотни проектов, за которые она регулярно номинируется на архитектурные премии. Можно сказать, что Светлана чуть ли не единственная русская женщина-архитектор с большой и успешной практикой. Сама она с одинаковым удовольствием занимается проектированием и внутренней отделкой и обстановкой, считает, что разделение архитектора и декоратора – от лукавого. В 1990-е годы Светлана оформляла легендарный клуб “Петрович”, сейчас вспоминает об этом времени с улыбкой. Последнее время делает светлые модернистские квартиры и дома с большим количеством дерева и других натуральных материалов. Впрочем, берется и за исторические реконструкции – не так давно закончила большую квартиру в стиле модерн. Говорит, что было сложно не превратить ее в театральную декорацию, но все получилось благодаря антикварным вещам “во времени” и оригинальной же планировке.

cleared(data.content.description)
Собственная квартира Светланы на Спиридоновке. Нажмите на фото, чтобы посмотреть все интерьеры этой квартиры. https://admagazine.ru/inter/34663_kvartira-na-spiridonovke.php#artheader

Окончил МАРХИ в 1998-м и уже через два года вместе с Олегом Клодтом основал архитектурное бюро ERMAN & KLODT. После десятилетия совместной (и довольно успешной) деятельности дороги архитекторов разошлись, и Эрман возглавил собственную мастерскую, в которой сейчас работает с командой из двенадцати дизайнеров. Архитектуру Эрман делает довольно острую и провокационную, а вот в вопросах интерьера куда более консервативен – переосмысляет на современный лад классические стили, разрабатывает мебель, которую, хоть и с оговорками, можно отнести к ар-деко. Увлечен сочетанием несочетаемого – вроде лакированных поверхностей с необработанным деревом – и верит в то, что архитектор – профессия в первую очередь техническая, а уж потом творческая. “Непонимание этого факта превратило целое поколение прекрасных советских мастеров в “бумажников”, – говорит он. – Не хочу, чтобы подобное случилось с нами”.

cleared(data.content.description)
Кухня в квартире на Композиторской улице.

Фрейман за глаза называют “королевой “золотой мили”, ее Галерея Фрейман в ответе за дизайн доброй половины квартир в новостройках на Пречистенке/Остоженке. Ольга окончила МАРХИ и начинала работать в “Моспроекте-2”, а в 1998 году решила уйти – и не прогадала. Ее стиль – итальянский гламур пополам с русским ампиром – стал необычайно популярен. Тем более что она подходит к интерьеру с коммерческой точки зрения и предлагает заказчикам инвестиционный подход: в ее проектах появляются только те вещи, которые будут со временем дорожать, оправдывая вложенные в них средства. Она уверена, что будущее за разумным прагматизмом с творческой жилкой, и серьезные люди из банковской сферы готовы с ней согласиться. Впрочем, с такой очаровательной блондинкой им спорить действительно сложновато.

cleared(data.content.description)
Дом в Подмосковье. Нажмите на фото, чтобы посмотреть все интерьеры этого дома. https://admagazine.ru/inter/2803_dom-v-podmoskove-po-proektu-olgi-freyman.php#artheader

В 2008 году Сигеева вместе со Степаном Михалковым открыла в Москве шоу-рум бельгийской классической мебели. С тех пор стиль этот стал безумно популярен среди интеллигентной публики – она страстно полюбила пятьдесят оттенков серого, которые предлагали северные производители, а Вера, в свою очередь, прекрасно научилась их сочетать и дополнять (коврами, картинами и яркими аксессуарами). Интерьеры у нее получаются спокойными и традиционными, отлично подходящими для стародачных подмосковных мест. Хотя с новыми домами Сигеева работает не хуже – у нее талант оформлять пространство так, что оно сразу кажется обжитым. Со всеми заказчиками она работает вдумчиво и не быстро (самый длинный проект растянулся аж на восемь лет) и самой лестной для себя считает ситуацию, когда друзья хозяев уверены, что декоратора в этой истории вообще не было.

cleared(data.content.description)
Собственный дом дизайнера в Подмосковье.

Выпускница Санкт-Петербургской государственной художественно-промышленной академии имени Штиглица основала в 2010 году бюро NB studio. Наталья берется за любые интерьеры – новиковские рестораны, офисы, концептуальные магазины и небольшие квартиры – и делает их с неисчерпаемыми энтузиазмом и фантазией. “Моя цель – спасти мир от некрасивых вещей, – говорит она. – И получить от процесса удовольствие”. Ей мы обязаны недавними любопытными открытиями: пабом Haggis, рестораном Ugolëk и клубом Chips. Декорации там под стать кухне – ненавязчивы, функциональны и в них редко встретишь два одинаковых стула. В частных интерьерах Белоногова тоже отказывается признавать авторитеты и легко замешивает винтаж с хай-теком и состаренное дерево с пластиком. Работает очень быстро и заказчиков старается подбирать таких же, как она сама: молодых и с чувством юмора. За офис компании Yota получила премию Best Office Awards в 2011 году.

cleared(data.content.description)
Ресторан Ugolëk в Москве. Нажмите на фото, чтобы посмотреть все фото этого ресторана. https://admagazine.ru/inter/45053_novaya-ploshchadka-restorana-ugolek.php#artheader

Выпускник МАРХИ, начинал карьеру в архитектурно-строительных кооперативах Москвы, в 1990-х работал в Израиле в бюро BEA Architects и на киностудии Globus Group. Сейчас возглавляет бюро Duomo, которое специализируется на переосмыслении классических архитектурных традиций. Сам Гликман – страстный поклонник Андреа Палладио и хорошей кухни. Всех будущих заказчиков он сначала принимает у себя на подмосковной вилле, где ренессансный портик врезан в фасад из стекла и бетона, и рассказывает им, что жить надо в гармонии с природой. Выходят заказчики уже готовые к самым рискованным стилистическим экспериментам. Александр уверен, что в современной архитектуре самое важное – это качественные материалы и добросовестные подрядчики. “Я еду по Москве и вижу, где и сколько украли”, – говорит он. А вот стиль может быть любой, ведь всё, что сейчас строят, называется в его мире эклектикой.

cleared(data.content.description)
Собственный дом архитектора в Подмосковье. Нажмите на фото, чтобы посмотреть все интерьеры этого дома. https://admagazine.ru/inter/34287_villa-arkhitektora-aleksandra-glikmana.php#artheader

Долгой все делает основательно и с расстановкой и место для своей мастерской выбрал не шумное, на Ильинском шоссе – подальше от городских скоростей, поближе к реальным заказчикам. С 1999 года его бюро KD проектирует дома для самых сильных мира сего, так что ему редко удается попасть на страницы архитектурных журналов – большинство его клиентов люди совсем не публичные. Все проекты Долгого рукотворны от первого гвоздя и до последней дверной ручки, поэтому он собрал вокруг себя команду профессионалов (краснодеревщиков, художников по металлу и прочих), которой в Москве нет равных. Несколько лет назад наладил производство мебели по своим эскизам, за что получил гордое звание первого русского дизайнерского стартапера, максимально не подходящее этому медведю в Giorgio Armani. Но сам он внимания на журналистские штампы обращает мало и продолжает строить и обставлять роскошные виллы в стиле ар-деко для постоянных клиентов и легкие деревянные дома с открытой планировкой для хороших друзей.

cleared(data.content.description)
Дом в Жуковке.

Один из немногих русских архитекторов, чей почерк опознается с первого взгляда: что-то есть в его подходе к освоению пространства, отличающее Лызлова от большинства коллег. Николай от таких разговоров отмахивается: какой там почерк – учтешь все технологические нормы и пожелания заказчика, вот тебе и план нарисовался. Выпускник (а теперь уже и преподаватель) МАРХИ, он из первого постсоветского поколения, которое начало строить реальные здания. Сам считает, что это и плохо, и хорошо одновременно. С одной стороны, они стояли на плечах гигантов от бумажной архитектуры, с другой стороны, всю систему приходилось придумывать заново. “Архитектура рождается из места и функции, а оригинальность, специфика формы – следствие правильно выбранной тактики борьбы с собой и внешними обстоятельствами”, – говорит Николай. Известен большими девелоперскими проектами – строил гараж-паркинг на Парковой улице, административное здание в Милютинском переулке, магазин на Большой Семеновской улице и комплекс “Город яхт”, сейчас много занимается частными домами.

cleared(data.content.description)
Жилой дом на улице Орджоникидзе в Москве.

Еще один бывший журналист в нашем рейтинге, Ирина в 2000 году поступила в школу “Детали”, с отличием окончила ее, а потом прошла стажировку в Британской школе дизайна в Лондоне. Сейчас она сама читает лекции студентам. Ее интерьеры всегда немного театральны и за это любимы людьми с ярко выраженной творческой жилкой. Ирина никогда не берется за проектирование, считая, что “каждый должен заниматься своим делом”, но с архитекторами общий язык находит легко. Как и с заказчиками, которым она терпеливо объясняет свои иногда непростые для понимания идеи. Однажды Дымова играючи убедила будущих хозяев, что без стеклянной витрины с дровами их гостиная будет не полна. У Дымовой отличный глаз, и она с легкостью выхватывает любопытные предметы мебели как из каталогов, так и на блошиных рынках. В ее исполнении стиль shabby chic, который сложно приживается в России, выглядит максимально респектабельно и уютно.

cleared(data.content.description)
Коттедж в Подмосковье. Нажмите на фото, чтобы посмотреть все интерьеры этого дома. https://admagazine.ru/inter/38962_eklektichnyy-dom-v-podmoskove.php#artheader

Самый дорогой дизайнер Москвы по версии журнала “Сноб”. Проверить, насколько эта информация верна, не представляется возможным – остроумного и разбитного Бориса заставить говорить на серьезные темы практически нереально. Зато портфолио его выглядит очень внушительно. Выпускник МАРХИ успел поработать во всех “Моспроектах”, в советское время участвовал в проектировании района Северное Чертаново, в 1993 году основал бюро UB.Design. За проект жилого дома “Парус” на Ходынском поле получил премию “Дом года 2007”. Престижными наградами отмечены также Мультимедиа Арт Музей, комплексы в Филипповском переулке, на Рубцовской и Павелецкой набережных, жилой комплекс “Алые паруса”. В интерьерах последовательный минималист: уверяет, что “хорошего архитектора должно быть мало”, и коллекционирует миниатюрные копии гоночных машин.

cleared(data.content.description)
Квартира в Москве. Нажмите на фото, чтобы посмотреть все интерьеры этой квартиры. https://admagazine.ru/inter/40591_dvukhurovnevaya-kvartira-v-moskve.php#artheader

Получила экономическое образование в Санкт-Петербургском университете экономики и финансов, изучала историю искусств в США, окончила Академическую школу дизайна в Москве и уже более десяти лет занимается оформлением интерьеров. Ее любят за узнаваемо питерский интеллигентный стиль и отличное знание французского декораторского языка. Она одной из первых в России начала возить для своих проектов винтажную мебель и нередко использует вещи на грани современного искусства и дизайна. Сейчас работает не только с русскими клиентами – увидев интерьер одной из московских квартир, швейцарская пара наняла Марину для оформления шале в Гштааде и роскошной квартиры в Лондоне. У Филипповой есть строгие принципы, которые она озвучивает очень мягко: “Классика в новостройках не слишком уместна”. Или: “Делая интерьер, надо всегда помнить о том, с каким видом из окна он будет работать”.

cleared(data.content.description)
Квартира в Санкт-Петербурге. Нажмите на фото, чтобы посмотреть все интерьеры этой квартиры. https://admagazine.ru/inter/6978_apartment-philippi.php#artheader

Этот семейный дуэт – отец-архитектор, дочь-декоратор – начал работать вместе не так давно. Но их совместные проекты выглядят очень перспективно: Харитонов превосходно справляется даже с самыми сложными конструктивными задачами, а Полетова отлично работает с текстилем (в одном из их домов использовано больше двадцати видов тканей) и одинаково удачно осваивает как гигантские, так и крохотные пространства. Они часто используют предметы обстановки, выполненные по их эскизам, и уверены, что множить штампы в интерьерах непрофессионально: всегда стараются изобретать что-то новое. Максим не скрывает, что очень пристально следит за тем, что делают его западные коллеги, и многое берет на вооружение. А Пелагея всегда старается настроиться на одну волну с клиентом. “Однажды даже забеременела, когда делала квартиру для молодой мамы”, – смеется она.

cleared(data.content.description)
Дом в Подмосковье. Нажмите на фото, чтобы посмотреть все интерьеры этого дома. https://admagazine.ru/inter/42742_dom-v-podmoskove.php#artheader

Еще один перебежчик из журналистской братии – Елена раньше работала в AD и Vogue, а сейчас владеет собственным декораторским бюро. Свой подход к интерьеру определяет так: “Ясная классическая структура пространства, дополненная эффектными современными предметами, исключительное внимание к комфорту, к качеству каждой детали, а главное – ощущение неповторимости каждого интерьера, потому что неповторимы люди, которые будут в них жить”. Елена много путешествует и имеет крайне широкое поле интересов: обожает архитектуру Андреа Палладио, арт-объекты бюро Studio Job, голландские натюрморты XVII века, коллекции модного Дома Balenciaga и цветное муранское стекло. Отличное образование (она защитила кандидатскую диссертацию в области истории искусства) позволяет Елене оперировать разными стилями и эпохами – даже самая дикая эклектика в ее исполнении выглядит органично.

cleared(data.content.description)
Квартира в Москве. Нажмите на фото, чтобы посмотреть все интерьеры этой квартиры. https://admagazine.ru/inter/17198_kvartira-v-dome-na-naberezhnoy-34-.php#artheader

Один из самых публичных русских декораторов – Диана регулярно появляется в профильных телевизионных программах. Много лет назад оформила в “Квартирном вопросе” кабинет для Пугачевой и с тех пор в массовые интерьерные магазины заходить не решается. “Обязательно кто-нибудь спросит, куда холодильник поставить”. Сама считает, что тяга к сцене у нее осталась от прошлой жизни, в которой она была театральным художником. Интерьеры делает острые, эксцентричные, с большим количеством актуального искусства. Декораторством занялась в 1990-е годы, после того как не задалась модельная карьера (Слава Зайцев не взял ее из-за недостаточно высокого роста). Уверяет, что с тех пор ей никогда не было скучно, потому что заказчики приходят к ней исключительно со словами: “Ну давайте, зажгите, мы же вас для того и наняли”. Считает, что в интерьерном дизайне никаких правил нет (“это же не Уголовный кодекс”) и следовать надо только своей интуиции и чувству. “Мода и представления о хорошем тоне слишком часто меняются, чтобы их запоминать”.

cleared(data.content.description)
Гостиная в квартире на Остоженке.

Алексей – выпускник МАРХИ, внук знаменитого советского конструктивиста Моисея Гинзбурга (автора дома Наркомфина) и сын архитектора Владимира Гинзбурга, чьей мастерской руководил до 2005 года, пока не ушел в собственный бизнес. Наталия – его постоянный соавтор: она занимается в основном интерьерами. Вместе они придумали, построили и оформили более сотни проектов – от многоквартирных комплексов и торговых центров до частных интерьеров. “Архитектор работает с пространством широкими мазками, – говорит Гинзбург. – Ему интересны не декоративные детали, а общее впечатление. Такой подход годится для общественных пространств, но когда мы беремся за дом или квартиру, тут без более внимательного глаза не обойтись”. Интерьеры получаются у тандема очень “архитектурные”, со сложным и продуманным зонированием, но совсем не холодные. Помогает использование сложных оттенков и тщательно подобранных произведений современного искусства.

cleared(data.content.description)
Столовая в квартире в Москве. Нажмите на фото, чтобы посмотреть все интерьеры этой квартиры. https://admagazine.ru/inter/2766_moscow-apartment-architect-ginzburg.php#artheader

Один из основоположников советской “бумажной архитектуры”, работает на границе архитектуры и современного искусства, постоянно склоняясь к последнему. Стал известен еще в 1980-х, когда вместе со своим другом Ильей Уткиным начал получать международные призы за бумажные проекты, потом уехал в Америку, где занялся чистым искусством. Вернувшись в конце 1990-х, начал снова погружаться в местный архитектурный контекст. В 2000 году представлял Россию на Архитектурной биеннале в Венеции, в 2010-м получил Премию Кандинского за инсталляцию “Дорога”, в 2011-м его инсталляция “Цистерна” победила в конкурсе визуального искусства “Инновация”. С 2000 года руководит собственным архитектурным бюро. Жилыми проектами занимается совсем немного, но зато каждый из них становится событием. Отличный пример – дом в Тарусе для большой семьи, состоящий из нескольких объемов, собранных под одной гигантской полудекоративной крышей.

cleared(data.content.description)
“Ротонда” в Никола-Ленивце.
Читайте также