Квартира декоратора Юлии Голавской в Москве, 80 м²

Квартира в историческом районе Москвы, куда несколько лет назад переехала декоратор Юлия Голавская с семьей, появилась у них как чудо, под Новый год.
80

В гостях у Юлии Голавской я была дважды, и оба раза в гостиной играла музыка — хозяйка любит слушать пластинки. Впервые с детьми и мужем они вошли в свою новую квартиру тоже под музыкальное сопровождение. “Это жилье появилось у нас как новогоднее чудо, — говорит Голавская. — Муж привел нас с дочками 31 декабря, распахнул двери, и перед нами предстала огромная елка, а звучал в этот момент вальс Шостаковича из Второй джазовой сюиты”.

Декоратор Юлия Голавская с дочками Мартой (старшая) и Ариной (младшая).

Юлия с семьей переехала сюда четыре года назад, но интерьер окончательно сложился совсем недавно — его обставляли постепенно и без спешки. “Если делаешь что-то для себя, то не связан никакими сроками и есть возможность принести в дом только нужные и правильные вещи”, — объясняет декоратор. С предыдущего места жительства хозяева не захватили с собой ничего, кроме пианино.

Гостиная. Диван, Crate and Barrel; зеркало над ним из Берлина; кресла винтажные из Европы в оригинальной обивке; между окнами коллаж Лизы Ольшанской.

Трехкомнатная квартира площадью 80 м², расположенная на последнем этаже дома 1915 года постройки, очаровала Юлию и ее мужа правильными пропорциями, планировкой, освещением и атмосферой. Причем настолько, что они решили ничего не менять, только избавились от обоев, отциклевали паркет, немного расширили проем между прихожей и гостиной и выкрасили двери, стены и потолки во всех комнатах в один цвет. Лишь прихожая отличается: она любимого Юлиного оттенка, который неоднократно появлялся в прихожих других ее проектов.

Над пианино винтажные часы с блошиного рынка в Милане и рисунок хозяйки. Торшер, IKEA; табурет из художественной мастерской, куда Юлия попала случайно.

Фрагмент гостиной. Тумба спроектирована Юлией специально для хранения пластинок, индийский ковер из ателье Марка Патлиса. На сте­не: парные рисунки Елены Утенковой-Тихоновой из серии “Люксембургский сад”; между ними картина Дюди Сарабьянова из серии “Зеленое платье”; выше “Бесконечный пейзаж” Екатерины Рожковой, который она подарила хозяйке; справа литогра­фия “Анна” грузинской художницы Дарьи Авсаджанишвили, подруги семьи.

Всю проводку хозяева вывели наружу, чтобы избежать шумных работ и не штробить стены. В итоге электрический щиток в прихожей напоминает вокзал с расходящимися от него рельсами. С ремонтом управились быстро — за одно лето. “Мне нравится вся эта кривизна и легкая небрежность, — признается Юлия. — Идеально ровные стены я делаю для заказчиков, а в своем доме хотелось совершенно другого. У нас была идея создать интерьер без признаков престижа и будто нарисованный карандашами”.

Кухня. Шкафы сделаны по эскизам Юлии; винтажный диванчик из Норвегии; торшер из галереи Елены Вальтер; на столе сервиз ЛФЗ; один стул был найден на улице, второй — на Измайловском вернисаже; русский антикварный буфет; на полу линолеум.

Фрагмент кухни.

Несмотря на то что все вещи подбирались довольно долго, в квартире нет дорогого антиквариата или предметов, над которыми “надо трястись”. Все они были выбраны потому, что понравилась форма, цвет или фактура материала. А еще у многих есть интересная история. К примеру, один из стульев на кухне был найден на свалке и отреставрирован мужем Юлии. Люстру в гостиную она привезла из Неаполя, разбив по пути три плафона из пяти. Лишь пару лет назад люстра обзавелась всеми плафонами, правда, теперь они отличаются по форме.

Прихожая. Трюмо куп­лено у главы церковной общины храма Симеона Столпника на Николоямской улице. Справа от зеркала графика Александра Бродского и электрический щиток, который напоминает хозяйке железнодорожную станцию.

Трюмо в прихожую куплено у главы церковной общины, который служит в храме Симеона Столпника, а буфет, который сейчас стоит на кухне, был обнаружен в мастерской одной художницы, куда Юлия попала случайно благодаря своей заказчице. “Улов” оттуда вообще получился богатым: два кресла стали героями другого проекта и даже попали на обложку июньского номера AD за 2018 год, а посуда и табурет поселились уже в этой квартире.

Спальня. Люстра из галереи Елены Вальтер; в простенке между ок­нами — “Мистический пейзаж” Лизы Ольшанской; кровать английская; кресла и торшер винтажные, привезены из Швеции; покрывало куплено в Тоскане.

Фрагмент спальни. У кровати итальянское бюро, на нем настольная лампа, накрытая оренбургской ­шалью. Над изголовьем фо­тография, сделан­ная ­хозяйкой.

На вопрос о том, будет ли еще меняться обстановка, Юлия отвечает так: “Вряд ли — я вообще не очень люблю что-то менять. Наверное, только картины, потому что постоянно приобретаю новые работы и их надо куда-то вешать”.

Фрагмент спальни. Большая картина Дюди Сарабьянова; стеллаж сделан по эскизам хо­зяйки, на нем небольшая скульптура, сделанная Ната­лией Вильвовской.

Фрагмент детской. Стол по эскизам Юлии; настольные лампы, IKEA; стулья винтажные; часы были куплены в Сиене; на стене пейзажи Анастасии Коваленковой, живопись Софьи Ступеньковой, фотографии сделаны Юлией.

Детская комната. Шкаф, Mobeledom; люстра привезена из Ареццо; кровать, IKEA; акварель Екатерины Рожковой.

Фото: Сергей Ананьев; Портрет: Василий Буланов; Макияж и прически: Наталья Огинская, @pro.fashionlab; Продюсер: Мария Кузнецова