Интерьер

Интерьер с обложки: квартира дизайнера Ирины Маркман в центре Москвы

Дизайнер Ирина Маркман долго мечтала о квартире с высокими потолками в центре Москвы, нашла ее и оформила, воплотив свои самые смелые идеи.

Интерьер

Дизайнер Ирина Маркман.

Квартиру с потолками больше четырех метров Ирина Маркман искала очень долго. “Я с детства была к этому неравнодушна — у бабушки в доме высокие потолки, а когда ты еще маленький, окружающее пространство кажется значительно больше, чем на самом деле. Та квартира была для меня бесконечной, в детстве я там практически путешествовала”, — вспоминает Ирина.

Гостиная. Диван, IKEA; журнальный столик, AYTM; люстра, Arteriors; бра винтажные; картина Николая Моргунова D/2.1 из галереи Art Brut Moscow.
Гостиная. Диван, IKEA; журнальный столик, AYTM; люстра, Arteriors; бра винтажные; картина Николая Моргунова D/2.1 из галереи Art Brut Moscow.

Квартира мечты нашлась в двухэтажном дореволюционном доме с потолками 4,2 м, правда, за последние лет восемьдесят в ней ничего не менялось. Суровая реальность оказалась такова, что на ремонт у Маркман было всего два месяца. Она рассказывает: “Я была готова переехать даже в какой-то полуремонт, лишь бы не испытывать на себе тяготы нескольких переездов”.

Гостиная. Люстра, Arteriors; кресло винтажное; журнальный столик, AYTM; ковер, Jerome Botanic.
Гостиная. Люстра, Arteriors; кресло винтажное; журнальный столик, AYTM; ковер, Jerome Botanic.

Сжатые сроки не помешали дизайнеру осуществить разные смелые идеи, например, необычным образом оформить стены в гостиной. “Я очень хотела оклеить их акварельной бумагой изумрудного цвета и не поленилась выкрасить вручную каждый лист, призвав друзей на помощь”, — рассказывает Ирина. Стены в коридоре Маркман тоже раскрасила самостоятельно. “Я как-то услышала фразу одного художника: “Цвет — это мое спасение от судьбы”. Это откликнулось во мне на тот момент. Помню, как, просыпаясь, выходила из спальни и этот яркий орнамент меня очень радовал и вселял теплые чувства. На мой взгляд, интерьер — это не про наполнение комнат мебелью, он несет в себе впечатления, опыт и настроения”, — вспоминает она.

Фрагмент гостиной. Консоль сделана на заказ по эскизам дизайнера; на ней ваза Shiva по дизайну Этторе Соттсасса, BD Barcelona Design; декоративное панно из галереи Art Brut Moscow; пуф, Gubi.
Фрагмент гостиной. Консоль сделана на заказ по эскизам дизайнера; на ней ваза Shiva по дизайну Этторе Соттсасса, BD Barcelona Design; декоративное панно из галереи Art Brut Moscow; пуф, Gubi.

Большая часть мебели в квартире сделана на заказ, есть также немало винтажных предметов, найденных Ириной на барахолках по всему свету. Например, два фактурных кресла, одно из которых сейчас стоит в спальне, дизайнер увидела в Праге, купила и с большими приключениями доставила в Москву. Из той поездки она также привезла вазу своего любимого дизайнера Этторе Соттсасса, за которой долго охотилась и наконец купила. “Свой интерьер, в отличие от клиентского, не имеет дедлайнов, он складывается постепенно”, — говорит Маркман.

Вид из гостиной на кухню. Чайки с барахолки; кухня изготовлена по эскизам дизайнера; смеситель, Kohler; кресло, Gubi.
Вид из гостиной на кухню. Чайки с барахолки; кухня изготовлена по эскизам дизайнера; смеситель, Kohler; кресло, Gubi.
Зона кухни. Гарнитур сделан по эскизам дизайнера; смеситель, Kohler; кресло, Gubi; журнальный столик, Zuiver; на стене декоративные птицы из галереи L’Appartement.


Зона кухни. Гарнитур сделан по эскизам дизайнера; смеситель, Kohler; кресло, Gubi; журнальный столик, Zuiver; на стене декоративные птицы из галереи L’Appartement. 

Помимо дизайна у Ирины две страсти — книги и обувь, для них она тщательно продумала системы хранения. “Еще одна история из детства — мой дедушка в день зарплаты обя- зательно покупал новые книги по искусству, которые потом ежедневно подолгу листал, и всегда звал меня составить ему компанию. Так его страсть передалась и мне, — рассказывает дизайнер. — Сейчас в каждом городе я первым делом бегу в книжный за каким-нибудь новым альбомом”. С хранением обуви все сложнее — для большой коллекции грубых ботинок Маркман купила тяжеленные металлические винтажные стеллажи, в которых есть отсеки для каждой пары.

Фрагмент столовой.
Фрагмент столовой.

Эта квартира примечательна не только интерьером. “У меня удивительные соседи. Одного мне представили музыкантом, и я опрометчиво решила, что не стану делать шумоизоляцию в ванной, а буду слушать, как он вечерами играет, — рассказывает Маркман. — В итоге он оказался не музыкантом, а настройщиком гитар и к тому же балагуром, поэтому все, что я слышу в ванной, — это бесконечная ругань под бренчание гитар — никакой поэзии!”

Светильник и стол изготавливала по чертежам дизайнера местная мастерская. У стола металлический каркас и вкладыши из МДФ, которые можно менять. Стулья винтажные. На стене работа Николая Моргунова Art Brut Moscow.
Светильник и стол изготавливала по чертежам дизайнера местная мастерская. У стола металлический каркас и вкладыши из МДФ, которые можно менять. Стулья винтажные. На стене работа Николая Моргунова Art Brut Moscow.
Обои дизайнер разрисовала сама, настольная лампа Medusa Olaf Von Bohr для Valenti.
Обои дизайнер разрисовала сама, настольная лампа Medusa Olaf Von Bohr для Valenti.
Стены Ирина разрисовала самостоятельно. Светильник и пуфы винтажные. Двери изначально были в квартире, дизайнер их отреставрировала. Фурнитура с европейских барахолок.
Стены Ирина разрисовала самостоятельно. Светильник и пуфы винтажные. Двери изначально были в квартире, дизайнер их отреставрировала. Фурнитура с европейских барахолок.
Спальня. Кровать сделана на заказ; над ней картина Елены Фукс Reading Room; столик Demetrio по дизайну Вико Маджистретти, Artemide; ковер, Jerome Botanic.
Спальня. Кровать сделана на заказ; над ней картина Елены Фукс Reading Room; столик Demetrio по дизайну Вико Маджистретти, Artemide; ковер, Jerome Botanic.
Спальня. Кресло с барахолки в Праге; журнальный столик по дизайну Вико Маджистретти, Artemide; на нем ваза, купленная на барахолке в Ницце; торшер Callimaco по дизайну Этторе Соттсасса, Artemide. Шаржи на стене найдены на очередной барахолке. Ирина рассказывает: “К сожалению, я не знаю имя автора, но история гласит, что она коротала скучные рабочие будни сотрудника какого-то НИИ за рисованием шаржей на коллег, а когда переходила на другую работу, напечатала небольшой тираж в качестве прощального подарка”.
Спальня. Кресло с барахолки в Праге; журнальный столик по дизайну Вико Маджистретти, Artemide; на нем ваза, купленная на барахолке в Ницце; торшер Callimaco по дизайну Этторе Соттсасса, Artemide. Шаржи на стене найдены на очередной барахолке. Ирина рассказывает: “К сожалению, я не знаю имя автора, но история гласит, что она коротала скучные рабочие будни сотрудника какого-то НИИ за рисованием шаржей на коллег, а когда переходила на другую работу, напечатала небольшой тираж в качестве прощального подарка”.
Кровать и стеллаж сделаны на заказ по эскизам дизайнера; стул Miss Global, Kartell; фигурки собак Puppy, Magis; в углу медицинский шкаф из стоматологического кабинета, оклеенный радужной пленкой; светильник Ирина нашла на барахолке в одной из французских деревень.
Кровать и стеллаж сделаны на заказ по эскизам дизайнера; стул Miss Global, Kartell; фигурки собак Puppy, Magis; в углу медицинский шкаф из стоматологического кабинета, оклеенный радужной пленкой; светильник Ирина нашла на барахолке в одной из французских деревень.
Фрагмент детской. Кровать сделана на заказ по эскизам дизайнера; декоративное панно из галереи Art Brut Moscow; торшер из винтажного магазинчика в Мюнхене.
Фрагмент детской. Кровать сделана на заказ по эскизам дизайнера; декоративное панно из галереи Art Brut Moscow; торшер из винтажного магазинчика в Мюнхене.
Детская. Стеллаж сделан на заказ по эскизам дизайнера; стул Miss Global, Kartell; картина Елены Фукс OH boy.
Детская. Стеллаж сделан на заказ по эскизам дизайнера; стул Miss Global, Kartell; картина Елены Фукс OH boy.
Читайте также