Квартира для холостяка в Екатеринбурге, 72 м²

Работа над этим проектом заставила архитектора Эльвиру Абашеву отказаться от стереотипов: интерьер мужской, но в нем нет ничего брутального.
Интерьеры квартиры холостяка в Екатеринбурге работа архитектора Эльвиры Абашевой

В одном из рассказов Сомерсета Моэма есть мудрое замечание: если человек не соглашается ни на что, кроме самого лучшего, судьба, как ни странно, в конце концов ему это предоставляет. Вот и пример. К Эльвире Абашевой заказчика привело сарафанное радио: предыдущая работа архитектора ему понравилась, и он предложил Эльвире оформить интерьер его двухкомнатной квартиры в новостройке.

Фрагмент гостиной. Стеллаж и тумба для ТВ изготовлены компанией Mr. Doors по эскизам дизайнера. Колонки для домашнего кинотеатра, Bang & Olufsen.

Евгений Гурьевских

Какой может быть квартира холостяка в большом промышленном городе? Ну конечно, лофт! Кирпичные стены, можно бетон, светильники из водопроводных труб и прочие модные игрушки. К моменту первой встречи с заказчиком проект был в общих чертах готов.

Граница между гостиной и кухней-столовой проходит за спинкой дивана. На полу паркетная доска, Siberian Floor. Межкомнатные двери, Sofia. Электроустановочные изделия из серии Odace, полированный алюминий, Schneider Elictric.

Евгений Гурьевских

“Узнав, что квартира предназначается для молодого человека, мы хотели предложить ему оформить интерьер в индустриальном стиле, — рассказывает Эльвира Абашева. — Очистить бетонные конструкции от штукатурки, использовать мебель, сваренную из металла, светильники как в промышленных зданиях и соответствующий декор. Но заказчик оказался человеком сдержанным, спокойным, и придуманная нами картинка ему совершенно не нравилась”.

Вид из кухни на гостиную. Диван, Gruppo Fox. Вся корпусная мебель изготовлена Mr. Doors по эскизам дизайнера.

Евгений Гурьевских

Заказчик хотел простоты и функциональности: пространство, в котором общественная часть была бы отделена от приватной, а интерьер построен на сочетании простых объемов с природными фактурами. И никаких узнаваемых приемов, которые через несколько лет могут выйти из моды или просто устареть.

Кухня. Стол, Ozzio; стулья, Pedrali. Кухонная бытовая техника, Neff.

Евгений Гурьевских

Оставалось создать в квартире ту среду обитания, которая соответствовала бы характеру ее владельца и была максимально адаптирована к любым переменам. Чтобы дать пространству больше объема, кухню объединили с гостиной и полностью убрали коридор. Гостиная получилась светлой, просторной, наполненной воздухом. Ощущение свободы подкрепляет минимальное количество мебели и мелких деталей: даже двери решено было использовать скрытые, чтобы не привлекать к ним внимание.

Спальня. За деревянной раздвижной перегородкой скрывается не только гардеробная, но и мини-кабинет.

Евгений Гурьевских

Ванную увеличили за счет коридора, вся хозяйственная часть (стиральная машина, водонагреватель) спрятана здесь, за такой же незаметной дверцей шкафа. Второй санузел переоборудовали в гардеробную. Еще один гардероб скрыт за раздвижной деревянной перегородкой в спальне.

Спальня. Идея обшить лоджию красным кедром принадлежит владельцу квартиры.

Евгений Гурьевских

Дерево смягчает строгость обстановки. Его здесь много: перегородки, кухонные фасады, деревянные вставки на стеллаже, обеденный стол. Но главное — пол, паркетная доска под маслом природная, натуральная, с сучками. “Когда она здесь появилась, интерьер ожил”, — вспоминает Эльвира.

Ванная комната. Настенная плитка, Kerama Marazzi; плитка, имитирующая деревянные рейки, Porcelanosa; раковина, Ideal Standart.

Евгений Гурьевских

Балконы, облицованные красным канадским кедром, — идея владельца квартиры. По словам архитектора, она была категорически против, но разубедить заказчика не удалось. Результат порадовал обе стороны: дерево красивое, тактильно приятное, хорошо пахнет. И отвлекает от индустриального пейзажа за окном. Как будто там не шумная улица, а лесная опушка.

Ванная комната. Настенная плитка, Kerama Marazzi; плитка, имитирующая деревянные рейки, Porcelanosa; мозаика в душевой, Italon.

Евгений Гурьевских

Текст: Татьяна Филиппова

Фото: Евгений Гурьевских