Квартира на Манхэттене

Декоратор Мэтью Патрик Смит встретил заказчика, который больше всего на свете боится скучных цветов.
Квартира на Манхэттене работа декоратора Мэтью Патрика Смита | Admagazine

С хозяйкой этой манхэттенской квартиры, банкиршей Сторми Байорум, у декоратора Мэтью Патрика Смита сложились не просто доверительные отношения – она шутливо называет его своим учеником. “Поверьте, это уникальный человек! – смеется Смит. – Я повидал разных заказчиков, но с таким страстным интересом ко всему, что связано с цветом, я, честно говоря, сталкиваюсь впервые. И кстати, она абсолютно уверена, что до нашей встречи я и понятия не имел о возможностях цвета!”

Библиотека. Кресла в стиле ар-деко, дизайнер Энтони Лоренс-Белфэйр.

ФРАНСУА ДИШИНЬЕ

Вспоминая работу над проектом, дизайнер готов признать, что клиентка была в чем-то права. Квартира превратилась для Смита в эксперимент, ведь раньше он никогда бы не позволил себе столь раскованных колористических игр.

Хозяйка квартиры Сторми Байорум в вестибюле у лифта.

ФРАНСУА ДИШИНЬЕ

В вестибюле у лифта стену обтянули красным шелком, а дверь в этой стене отделали под черепаховый панцирь. На втором этаже холодно-голубые пространства сменяются ярко-коралловыми. Стены одной из столовых переливаются золотыми и серебряными листьями, а обои в гостиной светятся бирюзой.

Входной холл. Стол, дизайнер Эмиль-Жак Рульманн. На столе — антикварная ваза. Марокканские светильники из нью-йоркского антикварного магазина.

ФРАНСУА ДИШИНЬЕ

Выбором мебели харизматичная Сторми также решила заняться сама. “Все эти сногсшибательные вещи находила она, я лишь заставлял их “работать”, – говорит Смит. Красно-шелковый вестибюль освещает люстра Рене Лалика. Сразу за порогом квартиры, во входном холле, собраны марокканские лампы середины прошлого века, турецкие цветочные горшки, стол Эмиль-Жака Рульманна и современная абстрактная живопись Эрика Фримана.

Гостиная. Диваны, дизайнер Энтони Лоренс-Белфэйр. Ковер конца XIX века из Агры.

ФРАНСУА ДИШИНЬЕ

В гостиной смогли ужиться стулья Fornasetti, голубые шелковые диваны дизайна Энтони Лоренс-Белфэйра и ковер XIX века из Агры, а справа и слева от строгого классического камина, как две серьги, висят два австрийских светильника мастеров Сецессиона.

Столовая. На полу китайский ковер в стиле ар-деко, 1920. Стол и стулья из красного дерева, дизайнеры Луи Сю и Андре Мар. Буфет дизайна Жюль-Эмиля Лелё, 1940.

ФРАНСУА ДИШИНЬЕ

Стилевыми парадоксами блещет даже кухня, где над респектабельным столовым гарнитуром 1940‑х годов дизайнера Джеймса Монта иронизируют ультрасовременные итальянские шкафчики, покрытые голубоватым перламутровым лаком.

Комната для завтраков. Портрет Джеймса Дина художника Роберта Сильверса. Стол и стулья дизайна Джеймса Монта, 1940‑е.

ФРАНСУА ДИШИНЬЕ

Еще одной “находкой” хозяйки стали многочисленные зеркала, глянцевые и полированные поверхности. В ее гардеробной, например, даже мебель зеркальная. Мудро смирившийся с участью ученика декоратор Мэтью Патрик Смит дипломатично поясняет: “Сторми не волновало, как будет выглядеть интерьер при свете солнца – днем хозяйку тут не застать. Чтобы оценить эту квартиру, приходите сюда ночью!”

Гардеробная комната сделана в стиле классического голливудского гламура, с зеркальной мебелью и торшером 1940-х годов.

ФРАНСУА ДИШИНЬЕ

Текст: Майер Рус

Фото: ФРАНСУА ДИШИНЬЕ