Интерьер

Имз, Эйлин Грей и Марсель Брёйер: архитектурная квартира в Москве, 110 м²

Используя известное сравнение архитектуры с музыкой, можно сказать, что архитекторы Борис Денисюк и Слава Баладинский создали гимн незавершенности.

Интерьер

Самый загадочный элемент этой квартиры — огромное панно, которое стоит в гостиной за диваном. Его размер подсказывает, что вещь важная и появилась здесь не случайно. Все так и есть: беспредметная композиция в серых и зеленых тонах — символ проекта, бессловесный манифест, при помощи которого архитекторы выразили свое отношение к "евроремонту" и гипсокартону как его главному материалу. Панно появилось после того, как строители, увидев, насколько крив потолок новостройки, предложили закрыть неровности гипсокартоном. Борис Денисюк с возмущением отказался: зачем закрывать то, что так красиво?

cleared(data.content.description)
Студия. Столики Laccio Table, Knoll; диван Cenova Dusty Green, BoConcept; картина из гипсокарторна; б/у кресло Gavino Wassily (сейчас такие выпускает Knoll); часы Barcelona, Nomon; торшер Toio, Flos; стеллаж, IKEA; картины на стеллаже, MyBotanica; двери, Secret; паркет Wildwood, Finex; свет на потолке, Centrsvet; настольная лампа Tizio, Artemide.
cleared(data.content.description)
Фрагмент cтудии. Диван Cenova Dusty Green, BoConcept, и картина из гипсокартона — как символ евроремонта и манифест buro5. Гипсокартону в этой квартире нашлось место только в этом арт-объекте.

Бетонный потолок был отштукатурен и оставлен как есть, а гипсокартон использован для украшения гостиной. Панно по дизайну авторов проекта делал тот же мастер, который штукатурил потолок, — архитекторы говорят, что он ощутил настоящий творческий подъем и работал кельмой, как кистью.

cleared(data.content.description)
Студия. Перегородка из стеклоблоков с подсветкой служит с одной стороны мягкой подсветкой для кухни, с другой — контурной подсветкой для экрана проектора или ТВ. Стулья, Visitor; стол, Teak House; свет над столом, Centrsvet.

Бетон на стенах и потолке поддержан другими индустриальными материалами. Кухню отделяет от гостиной перегородка из стеклоблоков с подсветкой; со стороны кухни она смотрится как подсвеченная стена, а со стороны гостиной — как светящаяся рама для экрана проектора или телевизора. Что именно здесь будет, пока не решено.

cleared(data.content.description)
Рабочая зона. Кресло, Vitra, Eames EA 117 Aluminium Chair; письменный стол, IKEA; настольная лампа Tizio, Artemide.

Идея незавершенности, близкая авторам проекта, встретилась с перфекционизмом владельца квартиры, который принял и бетонный потолок, и стены из стеклоблоков, и металлическое изголовье кровати, но каждое решение взвешивал и не соглашался ни на что, кроме самого лучшего. Поэтому в квартире нет ни одной реплики — только продукция брендов, выпускающих мебель великих дизайнеров индустриальной эпохи.

cleared(data.content.description)
Гостиная и обеденная зона. Красное кресло Wassilly и темно-зеленый диван нарушают жесткий монохром: изначально кресло предполагалось черным, диван — серым.

Стол Эйлин Грей, кресло Чарлза и Рэй Имз, столики Марселя Брёйера — это не подделки. У кресла c русским именем Wassily отдельная история. Оно винтажное, выпущено даже не Knoll, а итальянской компанией Gavino, которая производила его до конца 60-х, и куплено на eBay за смешные деньги. "Василия" перетянули красными ремнями (интересно, рассматривал ли Марсель Брёйер такой вариант?) и в пару к нему поставили на рабочий стол красный телефон советских времен.

cleared(data.content.description)
Обеденная зона. Стулья, Visitor; стол, Teak House.

Так что незавершенность здесь — только образ, который сейчас чрезвычайно популярен. "Когда мы со Славой зашли в миланский Foundazione Prada Рема Колхаса, я был страшно рад, увидев, что в отделке он оставил незаконченными стены из гипсокартона (правда, у него он противопожарный розовый), — рассказывает Борис Денисюк. — Это было очень приятным совпадением".

cleared(data.content.description)
Обеденная зона. Одинаковые ячейки дома напротив, заключенные в черную оконную раму, выглядят как часть интерьера.
cleared(data.content.description)
Обеденная зона. Стол из спила тропического дерева суара воспринимается как еще один арт-объект.
cleared(data.content.description)
Вид из обеденной зоны на прихожую. Пуф в прихожей Cenova Dusty Green, BoConcept.
cleared(data.content.description)
Еще один "кадр" в черной раме: кухня, Atlas Lux; мойка, Omoikiri; стеклоблоки.
cleared(data.content.description)
Кухня, Atlas Lux; бытовая техника, Bosh; вытяжка, Faber. От гостиной кухню отделяет перегородка из стеклоблоков с подсветкой.
cleared(data.content.description)
Коридор. Встроенные шкафы, Atlas Lux; фотографии конструктивистских объектов сделала Наталья Меликова, основатель The constructivist project.
cleared(data.content.description)
Спальня. Лампа JLP2 Table Lamp, Artek Juha Leiviskä; столик E 1027, Eileen Gray 1927; кровать, Dorelan Pillow fit; паркет Wildwood, Finex; свет на потолке, Centrsvet.
cleared(data.content.description)
Фрагмент спальни.
cleared(data.content.description)
Фрагмент спальни. Кот Синдбад под кустом замиокулькаса.
cleared(data.content.description)
Ванная комната. Сантехника Kludi, Villeroy & Boch; аксессуары, Colombo; микроцемент, Mapei.
cleared(data.content.description)
Детская комната. Полки, диван и торшер, все IKEA; картины дочки заказчиков; подвесные лампы, Scandi Touch; краска, Pitsburgh Paints.
cleared(data.content.description)
Фрагмент детской.
Читайте также