Квартира в Москве, 240 м²

Дизайнеры Георгий и Надежда Ананьевы оформили для коллекционера русской живописи квартиру в стиле американской современной классики.

Дизайнеры Надежда и Георгий Ананьевы

Европейское “в тесноте, да не в обиде” – не для Америки. Там в ходу иные масштабы: строят дома, а не домики, машины предпочитают большие, комнаты – просторные, мебель – массивную. И классика там своя, американская: добротная, невычурная, респектабельная – иными словами, всё как мы любим. А потому нет ничего удивительного в том, что этот стиль прекрасно себя чувствует на новой русской почве, точнее в новых русских интерьерах, и имеет у нас немало приверженцев. Именно такой – “породистой и современной”, способной стать хорошим фоном для серьезной коллекции живописи – хотел видеть свою квартиру заказчик Георгия и Надежды Ананьевых, большой любитель и знаток русского искусства начала–середины XX века. Неоконструктивистский дом, где она находится, является частью многофункционального комплекса “Фьюжн Парк”, построенного в 2008 году по проекту архитектора Владимира Плоткина. “Здесь отличная геометрия пространства, – говорят Ананьевы. – Самое приятное – окна в пол: в Москве такое встречается нечасто. Это сразу дает ощущение западного интерьера”.

Гостиная. Диван, Somerville Scott & Co; рекамье, The Sofa and Chair Company; парные кресла, George Smith; консоль, JNL; журнальные столики и кресло, Century Furniture; настольные лампы, Porta Romana; торшеры, Arteriors Home; люстры, ELK; ковер, CB Parsua. Над консолью картины, слева направо: Роберта Фалька “Перед грозой (облако). Самарканд”, 1943; Бориса Григорьева “Дамы и кавалеры на прогулке”, 1913; Роберта Фалька “Золотая чайхана. Самарканд”, 1943.

Сергей Ананьев

Общая площадь квартиры – 240 м². Как и положено новостройке, изначально это была коробка без внутренних перегородок, выходящая на два противоположных фасада. Дизайнеры распланировали пространство таким образом, что на одну сторону теперь смотрят большая гостиная, совмещенная через проем со столовой, кухней и кофейной зоной (она устроена на присоединенном балконе), и спальня хозяев, на другую – детская младшего сына, кабинет-гостевая и спальня старшего.

Фрагмент столовой. Буфет, Hickory White.

Сергей Ананьев

Между этими двумя жилыми блоками расположены гардеробные, санузлы и прихожая. Дневной свет в нее попадает из коридора, который ведет в гостиную. Пол в прихожей выложен мрамором в сочетании с кварцитом. Аналогично отделаны полы в кухне и ванных комнатах. Графичный рисунок кладки разработал Георгий Ананьев. Источником вдохновения для него стал советский конструктивизм. Георгий говорит, что так ему хотелось связать интерьер квартиры с внешним обликом дома, в архитектуре которого явно прослеживаются черты этого стиля, а кроме того, конструктивизм очень подходит к американской классике.

Столовая. Буфет и стол, Morelato; стулья, Baker; настольные лампы, Porta Romana; люстра из металлических цепочек, Тigermoth; обои, Zoffany. Над буфетом картина Андрея Ланского “Натюрморт”, середина 1920-х.

Сергей Ананьев

Каменные полы вообще можно назвать фирменным знаком Ананьевых. Натуральный камень на полу, по мнению дизайнеров, выглядит респектабельно и способен задать нужное настроение всему интерьеру. Главное – правильно его обработать, не переборщить с полировкой, иначе возникнет ощущение парадного зала. Например, здесь мрамор и кварцит специально старили, чтобы казалось, будто по ним много ходили.

Фрагмент прихожей. Пол, наборный мрамор и кварцит по эскизам Георгия Ананьева; консоль, Arteriors Home; бра, Porta Romana; обои Wild Silk, Zoffany. Над консолью картина Исаака Анчера “Натюрморт с цветами”, 1940-е.

Сергей Ананьев

В комнатах в качестве напольного покрытия использовали массивную доску из сукупиры. Эта экзотическая древесина была выбрана за желтовато-коричневый оттенок и неярко выраженную, ровную текстуру, а значит, могла служить нейтральным фоном современным коврам и обивкам. Двери и обрамление открытых дверных проемов выполнялись по эскизам дизайнеров из красного дерева и также тонировались в цвет сукупиры. На стенах – краска либо однотонные обои, их задача – придавать поверхностям более сложную фактуру.

Спальня старшего сына. Кресло и обои, Zoffany; столики, настольная лампа и ковер, BoConcept; кровать, Cinova; торшер, Delightfull; на стене — фоторабота хозяина комнаты Георгия.

Сергей Ананьев

И если потолки в квартире украшает лепной карниз, то предметы обстановки и светильники подобраны в стиле осовремененной классики. Мебели Ананьевы уделяют повышенное внимание во всех своих работах. “Мы мебель любим, – говорит Надежда. – Предпочитаем вещи, выразительные по форме, практически никогда не используем в новых проектах то, что уже брали для старых, а процесс выбора обивок с опытом стал доставлять нам настоящее удовольствие”.

Фрагмент спальни хозяев. Туалетный столик по эскизу заказчицы; кровать, Meridiani; настольные лампы, Porta Romana; бра, Visual Comfort & Co.

Сергей Ананьев

С особым пиететом дизайнеры относятся к стилистике середины XX века, а потому постоянно пополняют свой список компаний, производящих современные ремейки. “Когда у заказчиков нет буфетов и кресел, доставшихся им по наследству, нас выручают эти чудесные фабрики, ведь многие русские к винтажу относятся осторожно”, – рассказывает Надежда.

Фрагмент ванной при спальне хозяев. Зеркало, Porta Romana; бра, Hudson Valley Lighting.

Сергей Ананьев

У американцев, по ее мнению, есть чувство масштаба, они свободны в интерпретациях, делают предметы скульптурные, с четкими линиями. Впрочем, с улыбкой отмечает Надежда, здесь они хоть и оформляли интерьер в стиле американской классики, но использовали много вещей европейских марок.

Фрагмент столовой: кофейная зона на присоединенном балконе. Торшер, Visual Comfort & Co.; кресло, Dwell; столик, Century Furniture. Над столиком картина Алексея Грищенко “Ворота на Кипре”, 1958.

Сергей Ананьев

Шторы шили из шерсти: шерстяные ткани хорошо держат форму складок и правильно пропускают свет. Характеризуя общую цветовую гамму интерьера, дизайнеры среди таких определений, как “сдержанная”, “охлаждающая, но достаточно крепкая”, в очередной раз употребляют выражение “очень респектабельная”. И действительно, в этом проекте это определение, без всякого сомнения, является ключевым.

Фрагмент гостиной. Консоль, Justin Van Breda London; винтажные аксессуары; журнальный столик, Porta Romana. Над консолью картина Игнатия Нивинского “Дорога. Гурзуф”, 1917.

Сергей Ананьев

Текст: Рита Зотова

Интерьер опубликован в коллекционном номере “100 лучших архитекторов и дизайнеров России 2015”. iPad-версию можно скачать в нашем киоске в App Store по ссылке.

https://itunes.apple.com/us/app/ad-russia/id566664685?mt=8

стефан жульяр; василий буланов

Фото: Сергей Ананьев