Интерьер

Квартира в небоскребе в Москве-Сити

Архитектор Алексей Николашин поднялся на 82-й этаж небоскреба в Москве-­Сити и оформил квартиру, в которой заказчики живут, работают, занимаются йогой и устраивают домашние вечеринки.

Интерьер

“На сегодняшний день это самые высотные жилые апартаменты в Европе, но там слишком высоко, чтобы было страшно”, — начинает рассказ Алексей Николашин, основатель бюро SL Project. Заказчики нашли его через интернет, позвонили и попросили оформить трехсотметровую квартиру на восемьдесят втором этаже башни “Око” в Москве-Сити. Архитектор был заинтригован: несмотря на колоссальный опыт, работать буквально в облаках ему еще не приходилось.

cleared(data.content.description)
Гостиная, столовая и кухня. Обеденный стол, Rimadesio; стулья, B&B Italia; барные стулья, Maxalto; кресла, B&B Italia; в центре журнальный столик, Minotti; слева журнальные столики, De Castelli; люстры, Moooi.

Хозяева точно описали функционал будущей квартиры. Днем она становится домашним офисом, а вечером — местом, где они отдыхают и собирают гостей. Сложность была в сжатых сроках — на работы отводилось меньше полугода (уложились в пять месяцев), а также в том, что в помещении уже существовали стены, были отделаны потолки и лежал пол. Николашин решил его оставить, но чуть тонировать, чтобы убрать рыжину.

cleared(data.content.description)
Зона гостиной. Кресла, B&B Italia; черный и мраморный журнальные столики, Minotti.

Примерно треть квартиры приходится на общую зону, объединяющую кухню, столовую, гостиную и библиотеку. Отдельные комнаты занимают домашний офис со столом на двух человек и практически пустой зал для занятий йогой с панорамным видом на город. Приватные зоны спальни и ванной заказчики попросили сделать недоступными для посторонних — попасть туда можно только по отпечатку пальца.

cleared(data.content.description)
Зона гостиной. Диван, Poliform; журнальный столик, Minotti; люстры, Moooi.

Прямо при входе расположена гардеробная, задняя стена которой переходит в гостиную. Алексей хотел добавить изюминку в этот интерьер и придумал сделать в ней ниши для винных холодильников и стеллажи для бокалов. “Я неспроста выкрасил стеллажи золотой краской: в ночное время цвет начинает играть и придает этому интерьеру интеллигентную гламурность”, — говорит архитектор.

cleared(data.content.description)
Вид из кухни на гостиную. Диван, Poliform; люстры, Moooi; стеллаж в гостиной сделан на заказ по эскизам архитектора.

Заказчикам очень понравилась идея с золотом: они говорили Алексею, что им бы хотелось, чтобы вечером этот интерьер немного походил на дорогой клуб или ресторан. При этом в целом речь шла о современном стиле, интересных сочетаниях цветов и материалов, а еще они просили добавить зелени.

cleared(data.content.description)
Спальня. Кровать, Baxter; комод, Meridiani; на нем картина Анастасии Питаевой; шезлонг, Cassina; люстра, Henge.

Николашин подошел к решению вопроса радикально: “В углу гостиной находится массивная несущая колонна, которую мы решили оплести растениями. Это настоящая экосистема, уже целый год растения живут и разрастаются, а раз в месяц приходит специально обученный человек и стрижет их”. Кстати, несмотря на близость ТТК, здесь нет проблем с загрязнением воздуха: хозяева измерили показатели за окнами своей квартиры и за городом и похвастались, что на такой высоте он чище.

cleared(data.content.description)
Фрагмент спальни. Кровать, Baxter.

Эта квартира не основное жилье заказчиков, тем не менее они активно участвовали в работе. Обсуждая будущую спальню, они попросили сделать ее непростой — интригующей, провоцирующей смелые фантазии. Алексей обшил одну из стен темно-серой алькантарой и поставил огромную черную кровать. Но основное в спальне, да и во всей квартире, — не интерьер, а вид на город и реку. Его оценили все: и хозяева, и архитектор, и даже рабочие. “Первые три дня они не начинали ремонт — прилипли к стеклу и не могли оторваться”, — смеется Николашин.

cleared(data.content.description)
Кабинет. Рабочий стол для двоих сделан на заказ по эскизам архитектора; кресла, Arper; люстра, Henge; картина Павла Полянского “Снится, что ли...”.

В этом проекте не обошлось без мистических историй. Люстра в гостиной сделана из кучи стеклянных трубочек, которые иногда бились друг о друга и слегка звенели. Вряд ли это проделки привидений — скорее амплитуда раскачивания высотного здания, но на трубочках пришлось делать маленькие силиконовые прослойки, чтобы таинственный звук ушел.

cleared(data.content.description)
Хозяйская ванная. Столик, Minotti; пуф, Baxter.

Для Алексея Николашина этот проект дорог также тем, что его заказчики за год жизни не поменяли в квартире ничего, даже не сдвинули мебель. Архитектор радуется: “Это значит, что интерьер гармоничный и современный. И еще долго будет таким оставаться”.

Читайте также