Квартира в розовых тонах в Санкт-Петербурге, 100 м²

Интерьер в розовых тонах может быть спокойным, но нескучным. Как в этой петербургской квартире. Розовый цвет — главный герой проекта Елены Учаевой.
Квартира в розовых тонах в СанктПетербурге 100 м²

“Квартира 100 м². Заказчица — филолог с прекрасным чувством юмора и жаждой жизни — хотела все оттенки розово-красной гаммы. Она на пенсии, но это не мешает ей видеть жизнь в розовом цвете, много общаться и путешествовать”, — рассказывает Елена Учаева о проекте, который ей пришлось вести дистанционно, из Москвы.

Гостиная. Кресла, Marie’s Сorner, переобитые в ткань, Designers Guild; торшер, Davidts Lighting; настольная лампа, Heathfield; лавка, винтаж; тумба изготовлена на заказ в мастерской Алексея Тискина; обои, Designers Guild; краска, Argile; паркет, Panaget, Франция; картина Алексея Ланцева.

Вся работа заняла чуть меньше года, но, по мнению Елены, все могло бы происходить намного быстрее, если бы не расстояние между двумя столицами. “На расстоянии работать тяжелее, сложнее найти правильных подрядчиков”.

Фрагмент гостиной. Витрина выполнена в мастерской Алексея Тискина по эскизу дизайнера; живопись Людмилы Петрушевской.

Фрагмент гостиной. На стене над комодом картина Алексея Ланцева.

Квартира находится в Петербурге, в новостройке. Елена говорит, что она совершенно обычная и, хотя была выбрана с ее помощью, в ходе ремонта подверглась перепланировке. В итоге получилось: две спальни, отдельные кухня и гостиная, две гардеробные (это было обязательное условие заказчицы), два санузла и большой холл с системой хранения.

Вид из гостиной на кухню. Столик на переднем плане винтажный, из коллекции хозяйки. Авторский принт Михаила Степанова. Цветы от Максима Лангуева.

Розовый цвет, на котором настаивала заказчица, — коварная штука. Дизайнеры обычно предпочитают использовать его приглушенные оттенки, соединяя их с серым и черным (это беспроигрышный вариант). Елена Учаева выбрала более сложную палитру: в интерьере сошлось не меньше десятка оттенков розового и несколько довольно выразительных принтов, от буйных тропических зарослей на стене в гостевой спальне до цветущих роз на обивке кресел в гостиной.

Кухня, Hacker; стол, Marie’s Сorner; сервиз винтажный из коллекции дизайнера; светильник над обеденным столом выполнен по эскизам Елены Учаевой компанией Botegga, Москва; краска Farrow&Ball, Manders.

Фрагмент кухни. Стол, Marie’s Сorner; стулья, Jesse. Поставщик мебели — Progetti Studio.

Розовый в разных оттенках присутствует в ромбах обоев в гостиной и в шестиугольниках напольной плитки в кухне. В спальне он снова появляется на обоях, на этот раз с психоделическим узором, в обивке кресла и в бархате изголовья кровати. В ванной комнате снова розы — в рисунке мозаики Bisazza.

Холл. Система хранения выполнена столярной мастерской Натальи Севастьяновой в Санкт-Петербурге по эскизу дизайнера; кресло, Andrew Martin; торшер винтажный.

Как выясняется, розовый неплохо сочетается с самыми разными цветами включая лимонно-желтый, глубокий синий и светло-коричневый. Но чтобы увидеть это, надо быть художником. Ключом к интерьеру стала живопись: цветовая гамма в спальне почти полностью совпадает с палитрой картины на стене. В гостиной дополнительные цвета “вышли” из женского портрета работы Алексея Ланцева, художника, работы которого похожи на джазовые композиции.

Спальня хозяйки. Кровать, Jesse; столики, IKEA. Текстиль шили в мастерской Людмилы Жещенковой, Москва.

В результате квартира излучает радость жизни и хорошее настроение. То, что и хотела получить ее хозяйка, выбравшая из всех цветов оптимистичный розовый.

Фрагмент спальни. Обои, Zoffany; ковер, Designers Guild; бра винтажные; кровать, Jesse; живопись, Decogravure.

Главный санузел. Мозаика, Bisazza; латунное зеркало и шкаф под раковину выполнены на заказ; плитка на полу из мрамора.

Гостевая спальня. Обои, Cole & Son; бра, Davidts; кровать выполнена на заказ в “Сончасти”; тумбочки, The Idea.

Фрагмент ванной комнаты.

Фото: Михаил Лоскутов