mihajlovskij-teatr-v-sankt-peterburge
Интерьер

Михайловский театр в Санкт-Петербурге

Михайловский театр в Санкт-Петербурге всю свою историю балансирует между имперским статусом и неформальным имиджем, считает Сергей Ходнев.

, обновлено 23 Октября 2018
AD Magazine

Я помню этот театр лет восемь тому назад, когда он еще по позднесоветской привычке назывался Театром оперы и балета имени Мусоргского. Очень цельное было явление. Истертые ковровые дорожки, пыльный плюш, замурзанные остатки старого декора и столь же ветхозаветные зрелища на сцене. Была во всем этом какая-то самобытность, но она немножко напоминала славную ампирную усадьбу, в которой чахнет краеведческий музей с грустно глядящими из витрин чучелами глухарей и белок.

Михайловский театр в Санкт-Петербурге - фото 1

Михайловский театр и был когда-то без пяти минут усадебным. Стоит он возле бывшего дворца великого князя Михаила Павловича, в котором теперь Русский музей. И Александр Брюллов (старший брат автора “Последнего дня Помпеи”) строил его в 1830-х не как большую царственную сцену, витрину государственной мощи и придворного великолепия, а как нечто более факультативное. Своей труппы у театра не было, выступали в нем то драматические артисты с других сцен, то заграничные гастролеры (Иоганн Штраус, например), а со второй половины XIX века к нему приписали работавшую в столице французскую театральную “компанию”.

Михайловский театр в Санкт-Петербурге - фото 2
Построенный Александром Брюлловым, Михайловский театр открылся 8 ноября 1833 года. В 1859 году здание перестроил Альберт Кавос.

К этому времени Михайловский уже был перестроен стараниями Альберта Кавоса, но впечатление осталось. По сравнению с тяжкой роскошью Большого и Мариинского, Михайловский легче, камернее, изящнее. Приватнее, что ли. В других столицах часто бывала грузная и чванная придворная опера и второй театр, городской, буржуазный. Михайловский, несмотря на статус императорского, таким и выглядел. И в советское время театр ощущение партикулярности только усилил, и хлесткая аббревиатура МАЛЕГОТ (Малый ленинградский государственный оперный театр) долго ассоциировалась с новаторством и экспериментами. А потом и ассоциации, и аббревиатура были сданы в утиль.

Последняя реконструкция здания Михайловского театра произошла в 2007 году. Его зал вмещает восемьсот девяносто зрителей. У сцены — Великокняжеская ложа.
Потолок зала украшает плафон Джованни Бузатто “Победа сил просвещения и наук над темными силами невежества” (1859). Он был отреставрирован в 2009 году.
+7
+6

Когда в 2007-м директором театра стал бизнесмен Владимир Кехман, часть культурной общественности забила в набат. Новый директор представлялся каким-то гибридом Карабаса-Барабаса и сына пушкинского Барона, который “грязь елеем царским напоит” – развалит труппу и сделает театр площадкой чужих гастролей и светских раутов. Со светскими событиями в театре, который новый шеф отреставрировал на свои средства, всё в порядке. Но он и труппу сохранил, и выписывает международных звезд: дирижеров, солистов, балетмейстеров, – и премии собирает (не только российские, западные тоже). Это своеобразная жизнь – с феноменальными достижениями, но импульсивная, порывистая: сегодня блестящий кадровый ход, завтра отмена готовой премьеры, потом опять восхищенные заголовки. Но атмосфера живого поиска, как в очередной раз выяснилось, обаятельным кавосовским интерьерам очень к лицу. Сергей Ходнев

Читайте также