Минималистичная квартира в Москве

В квартире архитектора Инны Раннак предметов немного, зато каждый на своем месте.

Минимализм бывает разный. Он может быть холодным и стерильным, как операционная. Когда блестят чистотой столешницы и сверкает сталь и кажется, вот-вот в дверь войдет, хромая, доктор Хаус и скажет: “Пациент – идиот”.

Патрисия паринеяд

Жить в такой обстановке могут только особенные люди, полностью избавившиеся от земных привязанностей или же, наоборот, излишне привязанные к какой-то одной сверхидее. Понять их трудно, поэтому большинство из нас не пытается это сделать, а сразу заявляет: “Минимализм – не для меня”.

Архитектор Инна Раннак

Патрисия паринеяд

И напрасно, потому что есть ведь и другие варианты, когда предметов мало, но каждая вещь что-то значит. Такой минимализм тоже предполагает определенную жизненную философию, точнее, особый глаз, который позволяет мгновенно отделить нужное от ненужного. А может быть, просто талант, который кто-то из великих определил как чувство меры.

Патрисия паринеяд

Инна Раннак говорит, что обычно сразу видит вещь, которая ей необходима, а если нет – спокойно проходит мимо. Тут сразу вспоминаешь собственные набеги на блошиные рынки и кучи барахла, привезенного из разных стран и потом раздаренного друзьям и знакомым, потому что под кроватью нет больше места. Количество бессмысленных покупок – вот мера всех вещей!

Патрисия паринеяд

Дом для себя и своей семьи Инна тоже выбрала безошибочно. Тихий зеленый двор (можно забыть, что рядом шумный центр), доходный дом начала прошлого века, с высокими потолками, большими окнами и старинной двустворчатой входной дверью, которую комиссия по охране памятников потребовала сохранить как историческую ценность. Оказалось, что дверь – единственное, что осталось от “доходного” времени. Лепные карнизы во всех комнатах Инна сделала заново, основываясь на стиле здания, чтобы создать исторический контур, который можно наполнить более современными вещами.

Патрисия паринеяд

Продуманность планировки оценит даже непрофессионал. Анфилада (ее, кстати, здесь тоже не было, предыдущие жильцы поделили пространство по-другому) создает ощущение простора, так что истинные размеры квартиры, по нынешним меркам небольшой, меньше ста квадратных метров, на глаз определить непросто.

Патрисия паринеяд

При этом всё устроено так, чтобы каждый из членов семьи имел максимальную свободу передвижения и не мешал остальным. Из гардеробной, которая расположена между спальней и ванной, есть выход в гостиную и еще один, секретный, на лестничную площадку (раньше здесь был черный ход для прислуги). В комнату сына тоже ведут две двери, из гостиной и из прихожей. В этом чувствуется и уважение к домашним, и солидный опыт создания интерьеров – Инна объясняет, что путь к этой квартире у нее был долгим.

Патрисия паринеяд

Большая часть столярных изделий (двери, оконные откосы) выполнена на заказ по чертежам архитектора. Простая и легкая мебель служит нейтральным фоном для более эмоциональных предметов, таких, как придиванный столик Shuffle, собранный из разноцветных деревянных деталей на манер детской пирамидки. Есть здесь и произведения классиков дизайна прошлого века – Чарлза и Рэй Имз, Сержа Муя. В том, как Инна комбинирует вещи, чувствуется легкая ирония, не позволяющая назвать ее перфекционисткой, хотя основания для такого вывода, безусловно, есть. Взять хотя бы плинтус, который по всей квартире утоплен в стены, – строителям явно пришлось над ним потрудиться.

Патрисия паринеяд

В заключение – еще одна деталь: люстра цветного стекла, которая висит в прихожей, привезена с блошиного рынка и на фоне других, гораздо более строгих вещей кажется чересчур пестрой. Приятно осознавать, что даже у людей с идеальным чувством меры бывают свои маленькие слабости.

Патрисия паринеяд

Текст: Татьяна Филиппова

Фото: Патрисия паринеяд