Интерьер

Монохромная квартира по проекту бюро Studio 8, 45 м²

Чтобы сделать квартиру, пусть даже небольшую, полностью монохромной, нужно немало упрямства. У Александры Моро­зовой и Наталии Чайки из бюро Studio 8 его хватило.

Интерьер

Единственная цветная вещь в этой квартире — светильник над обеденным столом. Хозяин на него запал, и дизайнеры не стали спорить. В остальном интерьер ровно такой, как и задумывался с самого начала, — весь серый, и полосатый абажур подчеркивает строгость обстановки. “Мы всегда отталкиваемся от заказчика, — говорят Наталия с Александрой, которые в других своих проектах не чураются ярких цветов. — И здесь у нас возник образ: утро на северном море с чашкой чая”.

Гостиная. Кресло, Loffilab; диван, Sits; торшер, BoConcept; вазы, La Forma. Радиатор в нише подчеркивает вы­соту комнаты.Гостиная. Кресло, Loffilab; диван, Sits; торшер, BoConcept; вазы, La Forma. Радиатор в нише подчеркивает высоту комнаты.
Гостиная. Кресло, Loffilab; диван, Sits; торшер, BoConcept; вазы, La Forma. Радиатор в нише подчеркивает вы­соту комнаты.Гостиная. Кресло, Loffilab; диван, Sits; торшер, BoConcept; вазы, La Forma. Радиатор в нише подчеркивает высоту комнаты.

Квартиру в московской новостройке заказчик Studio 8 купил как инвестиционную, чтобы сдавать в аренду, но предполагал, что иногда будет жить в ней сам, поэтому и делал “под себя”. К дизайнерам он пришел со своей планировкой, но она требовала много возни с переносом коммуникаций, поэтому в конце концов решили делать проект с привязкой к стоякам.

Перед диваном винтажный столик, “Свет и не только 50–60–70‑х годов”; деревянные столики, Artefacto.ru; ковер, Le Kovёr. На стене фотография Анастасии Соболевой, галерея Ptichka Print.
Перед диваном винтажный столик, “Свет и не только 50–60–70‑х годов”; деревянные столики, Artefacto.ru; ковер, Le Kovёr. На стене фотография Анастасии Соболевой, галерея Ptichka Print.

В квартире всего два окна, зато больших, а высота потолков больше трех метров. “Мы хотели сохранить красоту пространства”, — говорят дизайнеры. Они уговорили хозяина не ставить дверь между спальней и гостиной, а сердцевиной квартиры сделали функциональный блок, объединяющий кухню, большой встроенный шкаф и альков, в котором стоит кровать. Все эти зоны соединены между собой как пазл, а вокруг них устроена просторная жилая зона с минимумом предметов. Заказчик оказался принципиальным противником люстр, поэтому, за исключением так полюбившейся ему цветной лампы, вся остальная подсветка в жилой зоне локальная — пара светильников-галочек и большой торшер. Так что нордический характер пространства определил не только цвет, но и скупость обстановки.

Монохромная квартира в Москве, 58 м²
Может быть интересно
Монохромная квартира в Москве, 58 м²
Кухонная мебель сделана на заказ, столярный цех Sarafan. От гостиной зону готовки отделяет еще одна скошенная перегородка. Табурет, Teak House.
Кухонная мебель сделана на заказ, столярный цех Sarafan. От гостиной зону готовки отделяет еще одна скошенная перегородка. Табурет, Teak House.

В жертву образу принесли даже фурнитуру — кухонные шкафы вообще без ручек, а у гардероба они сделаны из того же материала, что и дверцы, и выкрашены в тот же цвет. И даже те элементы, которые вроде бы можно отнести к декоративным, появились в интерьере по необходимости. Например, чтобы скрыть разницу в ширине кухонных шкафов, дизайнеры нанесли на дверцы верхнего яруса полосатый узор. А перегородку, которая отделяет спальное место от проходной зоны, сделали скошенной, потому что стандартная прямоугольная стенка резала объем, а им хотелось сохранить воздушность. Точно такая же перегородка, но в зеркальном отражении есть в зоне кухни.

Столешница кухни и выносной элемент сделаны из камня. Вазы, La Forma.
Столешница кухни и выносной элемент сделаны из камня. Вазы, La Forma.

При такой конструкции перегородок стандартный выступающий плинтус портил бы всю чистоту образа, поэтому пришлось делать его встроенным, заподлицо со стеной — это потребовало особо точной работы от строителей. “Они нас за это невзлюбили”, — смеются авторы проекта.

Столовая. Картины Клары Соколянской и Раисы Граф. Стол хозяин перевез из другой квартиры, а дизайнеры его перекрасили; стулья, La Forma.
Столовая. Картины Клары Соколянской и Раисы Граф. Стол хозяин перевез из другой квартиры, а дизайнеры его перекрасили; стулья, La Forma.
Фрагмент столовой. Над столом светильник, Arturo Alvarez; ниша, столярный цех Sarafan; цветное стекло, Ichendorf. Керамическая рука — работа Ирины Маркман. Объект из проволоки Татьяны Клят.
Фрагмент столовой. Над столом светильник, Arturo Alvarez; ниша, столярный цех Sarafan; цветное стекло, Ichendorf. Керамическая рука — работа Ирины Маркман. Объект из проволоки Татьяны Клят.

Интерьер вообще выглядит так, словно его нарисовали одной непрерывной линией, без единой помарки. Хотя, как признаются авторы, одна загвоздка у них все же возникла: ближе к концу проекта хозяин вдруг попросил поменять холодный серый цвет, запланированный для стен, на теплый песочный. Надо отдать должное Наталии с Александрой: они смогли подобрать на замену такой оттенок краски, который полностью удовлетворил хозяина квартиры и при этом не сломал концепцию. Вот что значит точность!

Вид из спальни на гостиную. Над кроватью панно Ирины Маркман, галерея современного искусства Art Brut Moscow. Ниши, заменившие прикроватные столики, сделаны в столярном цеху Sarafan; изголовье, Divanchikov.
Вид из спальни на гостиную. Над кроватью панно Ирины Маркман, галерея современного искусства Art Brut Moscow. Ниши, заменившие прикроватные столики, сделаны в столярном цеху Sarafan; изголовье, Divanchikov.
Скошенная перегородка обеспечивает приватность, но не режет высоту комнаты.
Скошенная перегородка обеспечивает приватность, но не режет высоту комнаты.
Встроенный шкаф сделан на заказ, столярный цех Sarafan, на кровати дорожка, LeLin Studio; бархатное покрывало и подушки, Loffilab.
Встроенный шкаф сделан на заказ, столярный цех Sarafan, на кровати дорожка, LeLin Studio; бархатное покрывало и подушки, Loffilab.
Читайте также