Особняк в Стамбуле

В конце 1990-х годов дизайнер Аслы Тунджа решила поселиться в полуразрушенном стамбульском особняке. В результате преобразился не только сам дом, но и квартал вокруг него.

Дом дизайнера Аслы Тунджи и ее бельгийского мужа, художника и антиквара Карла Веркаутерена, находится в двух минутах от вечно забитого народом проспекта Истикляль, но обстановка здесь совсем другая. Тихая, вымощенная камнем улочка круто бежит в гору, откуда открывается вид на Босфор.

Гостиная на первом этаже. Черно-белые столики в технике маркетри сделаны по дизайну хозяина дома. На заднем плане ширма, расписанная стамбульским художником Исмаилом Аджаром. Светильник Arco по дизайну Акилле Кастильони, Flos.

Дэвид Пармитер

Внутрь старинного особняка, который служит своим хозяевам жильем и арт-галереей, ведет неприметная дверь. “Мы хорошо спрятались – нас найдут только те, кто по-настоящему этого хочет. А люди, которым наша работа не так уж интересна, пройдут мимо”, – говорит Аслы и с порога ведет меня к столу, чтобы напоить крепким турецким кофе с миндальными бисквитами.

Хозяева дома Аслы и Карл на фоне стеллажей с коллекцией книг XIX века в кожаных переплетах.

Дэвид Пармитер

Квартал Галатасарай, как и весь район Бейоглу, имеет давнюю историю. После того как в 1453 году бывшая столица Византийской империи оказалась в руках оттоманов, здесь обосновались торговцы из Венеции и Генуи, а после пожара 1870-го, уничтожившего больше трех тысяч старых домов, район стали застраивать в европейском стиле.

Фрагмент гостиной с кожаным креслом и зеркальным французским столиком 1920-х годов.

Дэвид Пармитер

Однако после переноса столицы в Анкару в 1923 году район пришел в запустение, от которого полностью не оправился и по сей день. Живописные руины некогда величественных зданий здесь по-прежнему встречаются на каждом шагу.

В зеленом шкафу Аслы хранит отрезы антикварных тканей.

Дэвид Пармитер

“Я нашла этот дом по чистой случайности, – рассказывает хозяйка. – Столетний дом, скрывавшийся от глаз в тени соседнего здания, ни разу не ремонтировали, его подвал был затоплен водой, а внутри гнездились бесчисленные ремесленные мастерские”. Дело было в 1997-м.

Гостиная на втором этаже дома. Металлический светильник и витые колонны из эбенового дерева — работа Карла. Позолоченные консольный столик и кресла с шелковой обивкой в стиле Людовика XIV куплены в Париже.

Дэвид Пармитер

Примерно тогда же Аслы во время поездки в Антверпен познакомилась с Карлом: когда он последовал за ней в Стамбул, она первым делом показала ему только что купленное ветхое здание, которое должно было стать их новым домом.

Пара французских столиков XVIII века обрамляет камин, портал которого занавешен металлической шторой. Зеркало на стене тоже французское, куплено в Париже.

Дэвид Пармитер

“У нас не было никаких документов, позволявших судить о том, как здесь все было устроено раньше”, – говорит Аслы, которая занималась ремонтом в разгар беременности и пыталась наладить астральную связь с бывшими хозяевами дома, чтобы восполнить пробел в знаниях.

На стене у лестницы между четвертым и пятым этажами — работа Исмаила Аджара.

Дэвид Пармитер

“Порой нам казалось, что строительным работам не будет конца”, – добавляет Карл. Нынешний свой вид дом обрел лишь три года спустя: нижние два этажа отведены под общественную зону, которая одновременно представляет собой шоу-рум, под самой крышей находятся личные покои владельцев, а посредине – что-то вроде домашнего пансиона для друзей.

Обеденный стол для сада спроектировал Карл, а металлические стулья сделаны по дизайну Аслы.

Дэвид Пармитер

Что касается интерьера, то он, по свидетельству друзей Аслы и Карла, часто бывающих в доме, все время меняется. Как и район вокруг. Еще недавно запущенные соседние здания потихоньку обретают новых владельцев, ремонтируются и обустраиваются – пример Аслы и Карла оказался заразительным.

Спальня хозяев находится на верхнем этаже дома. Кровать сделана по эскизам хозяев. На стене — еще одна картина Исмаила Аджара.

Дэвид Пармитер

Текст: Нерида Пиггин

Фото: Дэвид Пармитер