От Сезанна до Херста: 16 художников и их мастерские

Хочешь лучше понять художника и его время — посмотри на его студию. Рассказываем про 16 мастерских великих художников разных времен и течений и о том, как за века изменился подход к творчеству.
16

1. Поль Сезанн (1839–1906)

Образ типичной мастерской, где художник в уединении творит, то замирая в задумчивой позе, то энергичными взмахами нанося мазки на холст, родился из менее "романтической" студии художника эпохи Возрождения, когда помещение было одновременно и ремесленной мастерской, и пространством для обучения и работы подмастерьев. Привычную для нас “мастерскую” художника в первую очередь выдает то, что теперь там обосновался, конечно же, дом-музей. Яркий пример — мастерская Поля Сезанна в Экс-ан-Провансе: небольшой двухэтажный дом возвели по личному заказу художника, когда тому пришлось продать семейное поместье Жа-де-Буффан (к слову, и там гостиная была преобразована под студию). Но именно эта мастерская на втором этаже с высокими потолками, огромным окном и бесчисленным количеством керамики считается его местом силы, ставшим еще и местом памяти: художник проработал здесь всего четыре года, в 1906 году, возвращаясь с пленэра домой Сезанн умер.

Студия Сезанна в Экс-ан-Провансе.

2. Клод Моне (1840–1926)

Вообще пленэр — излюбленный способ писать картины для художников-импрессионистов. Так, Клод Моне клялся, что никогда не творит в мастерской, только на пленэре, а для работ на воде у него была собственная лодка-студия. Тем не менее, дом художника в Живерни вместил сразу три мастерские: одну — в главном длинном здании, и две — в отдельных противоположных уголках участка. Поэтому неудивительно, что мастерская Моне была “кочевой”: изначально мастерская была в одном из залов дома, но потом, когда на участке появи­лось новое здание студии, Моне устроил здесь гостиную и завесил ее своими картинами и картинами приятелей, среди которых были и ­Писсарро, и Сезанн, и Ренуар. Сегодня эта развеска, как и большая часть мебели, восстановлена по фотографиям из жизни Моне.

Студия Клода Моне в его главном доме в Живерни после реставрации. Фото: Yves Forestier

3. Илья Репин (1844–1930)

Свой дом, который Илья Репин с теплом называл “Пенаты”, художник несколько раз пристраивал: так одноэтажное здание обросло вторым уровнем, балконами и верандами. Одной из первых пристроек стала восьмиугольная веранда, которая больше походила на стеклянный шатер. Первое время именно здесь художник и работал. Только спустя два года в доме появилась настоящая мастерская, которая заняла почти весь второй этаж. Ведет туда крутая узкая лестница, которая заведомо говорила о скрытности живописца и любви оставаться наедине с собой. Все пространство залито естественным светом, который попадает в мастерскую не только через большие окна, но и через стеклянный потолок. Чтобы зонировать большое пространство, в помещении установили портьеры; музейно-театральную обстановку поддерживали работы Репина на стенах. А центральную часть мастерской занял диван, который в народе быстро прозвали “шаляпинским” после того, как артист на нем позировал.

Илья Ре­пин в своей зим­ней мастер­ской пишет знаме­ни­тый портре­т Фе­до­ра Ша­ля­пи­на, 1913 год.

4. Василий Поленов (1844–1927)

Василий Поленов пошел дальше: на территории своей усадьбы он возвел отдельную мастерскую, в которую позже и вовсе переехал, несмотря на то, что имелся главный большой дом. “Мы до сих пор в деревне, где я в это лето соорудил себе мастерскую, — писал художник своему другу Ивану Цветаеву осенью 1904 года, — но вышло почему-то аббатство. Тем не менее я несказанно доволен: окно огромное, свет чудный. Я всю жизнь об этом мечтал, а теперь как-то не верится”. Свою мечту Поленов тщательно спланировал, окно с видом на север давало художнику мягкий рассеянный свет, площадь мастерской позволяла работать с крупноформатными театральными декорациями. Пространство легко трансформировалось из мастерской в зрительный зал, а из зрительного зала в аскетичную спальню. Чтобы представить, как это происходило, не обязательно ехать под Тулу: у Музея-заповедника Поленова есть удобный виртуальный тур.

Поленов в “аббатстве”. 1910-е годы. Фото: фонды Государственного мемориального историко-художественного и природного музея-заповедника В. Д. Поленова

Мастерская сегодня. Кадр из виртуальной экскурсии.

5. Виктор Васнецов (1848–1926)

Не все знают, но в районе проспекта Мира в Москве есть еще один негласный филиал Третьяковской галереи — Дом-музей Виктора Васнецова, в котором хранятся не только 26 тысяч музейных предметов, но и обстановка, при которой жил художник. Двухэтажный особнячок в русском стиле был построен по рисункам Васнецова: он продумал все — от архитектуры дома до декора комнат. Основным украшением помещений, конечно же, стали сказочные картины. Их Васнецов создавал тут же, на втором этаже, в просторной мастерской с высокими шестиметровыми потолками и кирпичной белой печью под старину. Именно здесь появились “Сирин и Алконост. Песнь радости и печали”, “Царь Иван Васильевич Грозный”, “Богатыри” и картины из цикла “Поэма семи сказок”. Интерес к русскому фольклору не был обычным увлечением, Васнецов изучал эту культуру и окружал себя ею: эскизы значительной части мебели художник нарисовал сам вместе с женой, а некоторые предметы были куплены в мастерских и антикварных лавках.

Мастерская В. Васнецова. Кадр из виртуальной экскурсии.

6. Винсент Ван Гог (1853–1830)

Конечно, все художники нашего списка — уникальные личности. Но Винсент Ван Гог уникален еще и тем, что фотографии его мастерской здесь не будет. И тем не менее его “Мастерская Юга” заслуживает особого внимания. Большую часть своей жизни художник жил в одноместных комнатах, мансардах и дешевых отелях. Устав и разочаровавшись в глянцевом мире Парижа, в 1888 году Ван Гог отправляется в небольшой городок Арль с мечтой основать особое сообщество для художников, где они могли бы работать и жить вместе (по сути, мастерскую нового формата). Подходящее пространство нашлось на площади Ламартина, в двухэтажном доме с зелеными ставнями. Здесь, в квартире, состоявшей из студии и кухни на первом этаже и двух небольших спален наверху (одна для него самого, а другая для его друга Поля Гогена), художник написал свои известнейшие работы, в том числе “Подсолнухи”. Ваг Гог тщательно готовился к приезду старшего товарища, сделал в квартире ремонт, купил мебель (скромно: стол, пару стульев и только спустя время кровати) и собирался украсить ее, естественно, картинами, однако ужиться у художников не вышло, идея о коммуне “Мастерская Юга” рухнула. Позже, во время войны, чуть не рухнул и сам “Желтый дом”, и, несмотря на то, что еще в 1937 году у правительства была идея создать здесь небольшой музей Ван Гога, полуразрушенный дом просто снесли.

Винсент Ван Гог. Спальня в Арле (третий вариант). 1889.

7. Эдвард Мунк (1863–1944)

Судьба Эдварда Мунка сложилась не более удачно — достаточно сказать, что всю жизнь его семью преследовали болезни и смерть. В напоминание об этом в мастерской художника всегда стояло кресло, про которое сам Мунк говорил: “Мы все сидели, болели и умирали” (из воспоминаний друга Мунка Йенса Тииса). Тем не менее в пятьдесят с небольшим Мунк был уже известным и состоявшимся художником, поэтому у него нашлись средства купить имение на окраине Осло. Наконец у художника появилось достаточно места для работы: имение включало в себя два основных здания — главный дом и зимнюю мастерскую, преобразованную его другом-архитектором Хенриком Буллем. Постройка с высоким и местами стеклянным потолком намеренно создавала холодную атмосферу норвежского города, и это только помогало Мунку творить: известно, что там он проводил большую часть времени, а после своей смерти оставил не только множество картин, но и записей. Главное здание, увы, было снесено, студия же пребывала до недавнего времени в руинах. Музей Мунка поддержал инициативу привести здание в порядок и открыть пространство для посетителей, сейчас оно сдается в аренду местным художникам.

Эдвард Мунк в своей студии в Экели, Осло, Норвегия, 1943 год (последняя фотография художника). Фото: Apic

8. Пабло Пикассо (1881–1973)

Для Пикассо мастерская художника была не только местом для работы, но и целым мотивом в творчестве: он создал по меньшей мере 24 картины с сюжетами в студии. Одна из самых красивых мастерских — на вилле “Калифорния” в Каннах. В этом доме 1920-х годов с огромными изогнутыми окнами и крышей из зеленого стекла он прожил с 1955-го по 1961-й: возможно, пребывание здесь длилось бы дольше, если бы перед окнами виллы не появился новый дом, закрывающий вид на побережье. В гости к Пикассо наезжали знаменитые поэты, художники и кинодеятели, среди которых была и Брижит Бордо. Однако даже во время ее визита в мастерской царил художественный беспорядок: Пикассо запрещал что-либо выбрасывать или перекладывать, чтобы не поднимать пыль (она могла осесть на свежую краску).

Пабло Пикассо на своей вилле “Калифорния” в Каннах, 1955 год. Фото: George Stroud

9. Сальвадор Дали (1904–1989)

Эксцентричный художник удивлял своими работами, костюмами и манерами весь мир. Точно так же и география его мастерских не ограничивалась Испанией — он творил и в Париже, и в Нью-Йорке. Однако дом Дали в Порт-Льигате — особенное место как в творчестве художника, так и в его биографии. “Наш дом рос и развивался, как растение, почкуясь и давая побеги. Каждый очередной виток нашей жизни знаменовался появлением нового отростка — нового помещения”, — писал Дали. Зарастала и его мастерская: в светлой студии с двумя окнами, из которых открывался вид на залив и остров Са-Фарнера, и бесчисленным количеством кругообразных элементов (от зеркал до арок-ниш в стене) Дали много писал, причем делал это в основном сидя, так что на фото ниже запечатлен редкий момент.

Сальвадор Дали у себя дома в Порт-Льигате, 1969 год. Фото: Gianni Ferrari

10/11. Фрида Кало (1907–1954) и Диего Ривера (1886–1957)

Образ жизни этой творческой пары лучше всего олицетворяет их “Двойной дом” в Сан-Анхеле: всегда вместе, но вечно порознь. Необычное здание, состоящее из двух объединенных мостиком построек, спроектировал в начале 1930-х годов архитектор Хуан О’Горман. Двусветная мастерская Риверы всегда была заселена его пугающими и одновременно забавными куклами-скульптурами. Мастерская Фриды являлась не менее впечатляющим пространством: студия объединена со спальней и окружена с трех сторон громадными окнами во всю стену, а на четвертой Фрида хранила свои работы, в том числе и автопортрет “Две Фриды” (1939).

Снимок 1945 года: Диего и Фрида в ее мастерской. На стене — автопортрет “Две Фриды” (1939).

12. Фрэнсис Бэкон (1909–1992)

Скорее всего, вы могли уже видеть мастерскую Фрэнсиса Бэкона как наглядный пример настоящего художественного беспорядка (тут, наверное, даже сам Пикассо уступил бы). И в этом случае мастерская становится не просто уютным местом для творчества, а целой демонстрацией. Тем не менее Бэкон действительно умудрялся здесь работать на протяжении 30 лет. В прошлом это помещение было сеновалом конюшни при дворе, но когда оно превратилось в студию Бэкона, “организовывать” пространство под себя художник не стал. Вместо этого студия будто сама развивалась вокруг него. Так, во время работы Бэкон использовал дверь и стены, чтобы смешивать свои цвета, не спасался от красок и потолок со световым окном (пожалуй, единственная общая с другими мастерскими деталь) — взмахи художника были такими сильными, что капли долетали до верха студии. Упорядочили мастерскую только после смерти Бэкона: в распоряжении галереи Hugh Lane Gallery попало все содержимое студии, все пространство разобрали на мелкие кусочки для архива, каталогизировали более семи тысяч предметов (кисти, полотна, множество пустых коробок из-под шампанского и даже пыль). И уже после всю “коллекцию” собрали заново, ориентируясь на фотографии при жизни художника.

Лондонская студия Фрэнсиса Бэкона, реконструированная в Дублине для выставки в галерее Hugh Lane Gallery. Фото: Chris Bacon

13. Джексон Поллок (1912–1956)

После свадьбы с художницей-абстракционисткой Ли Краснер Поллок покупает деревянный дом на окраине Ист-Хэмптона. Жена пишет свои картины в спальне на втором этаже, муж же превращает в мастерскую старый сарай на территории — в доме работать методом “разбрызгивания” краски было бы не так удобно. Сейчас здесь проводят экскурсии и посетители до сих пор замечают следы творческого процесса на полу и табуретке. На постоянной основе тут находится только одна оригинальная картина Поллока и гравюры супругов.

Мастерская Джексона Поллока в Ист-Хэмптоне, 1991 год. Фото: Susan Wood

14. Кит Харинг (1958–1990)

Кит Харинг мог с легкостью превратить в свою мастерскую любое здание, была бы в нем хотя бы одна нерасписанная стена. А даже если она была расписана, ничто не мешало Харингу ее закрасить и использовать как полотно вновь — это доказывают фотографии из студии художника, где в разное время на стенах красуются разные “картины”. Парадоксально, но благодаря уличному искусству Харинг получил студию на пятом этаже на Бродвее в 1985 году, где и проработал последние пять лет своей жизни.

Кит Харинг в своей мастерской, 1988 год. Фото: AP/East News

15. Такаси Мураками (род. 1962)

Глобальное развитие, растущая популярность современных художников, капитализация (куда же без нее) превращает мастерские художников в цехи и комбинаты по производству произведений искусства. Но хороший творец на то и творец: ему удается не потерять в бесконечном количестве собственных работ и коллабораций качество. Масштабы мастерских разрастаются: так, токийская студия Такаси Мураками расположилась в огромном ангаре, площадь которого приблизительно составляет 8000 м². Зато возвращается традиция привлекать подмастерьев: в подчинении японского художника около сотни сотрудников (еще столько же — в мастерской Мураками в Нью-Йорке), каждый из них отвечает за определенный этап производства. Работа здесь не прекращается буквально ни на минуту — для этого сформирован график сотрудников в две смены.

Instagram content

View on Instagram

16. Дэмиен Херст (род. 1965)

Похожий масштаб был и у предприимчивого Дэмиена Херста, однако в 2018 году появились новости, что художник попрощался по меньшей мере с пятьюдесятью сотрудниками. Причиной стало желание художника, по его словам, “сосредоточиться на собственном творчестве”. Тогда же в его лондонской мастерской зарождается его новая, отчасти медитативная серия работ с цветущими ветвями, в которую Херст вкладывает вечную философскую тему жизни и смерти. И судя по веселым фотографиям из Instagram, такие перемены пошли художнику только на пользу.

Instagram content

View on Instagram

Instagram content

View on Instagram

Фото: Архив пресс-службы/GettyImages/Instagram