Пентхаус с террасой и спа в Калининграде

Владелице калининградской студии “Детали” Марине Кутузовой повезло с клиентами: молодые супруги, заказавшие ей проект двухэтажной квартиры на шестнадцатом этаже новостройки, полностью разделяли ее вкусы и взгляды на организацию пространства. Заказчики не диктовали Марине никаких строгих условий, у них не было бабушкиной мебели или дедушкиной коллекции картин, которые нужно было любой ценой втиснуть в квартиру: практически все арт-объекты куплены под проект, изрядная их часть — работы местных калининградских художников. По словам Кутузовой, клиенты только обозначили стилистику будущего интерьера — “современную и элегантную”.

Гостиная. Дизайнер отделила проход к зоне спа стеклянной перегородкой, что позволило сохранить единый объем пространства. Диван Wing, Flexform; кресло D.153.1, Molteni & C. На заднем плане работы калининградских художников.

Все пространство квартиры площадью около трехсот квадратных метров выдержано в едином стиле: дорогие качественные материалы (паркетная доска, натуральный камень, дерево) и цвета — сдержанные, холодные, как балтийское небо за панорамным остеклением пентхауса (окна с видом на Старый город есть даже в хозяйской ванной и гардеробной — на том, чтобы не делать это помещение глухой “кладовкой”, настояла дизайнер), почти не разбавленные контрастными пятнами.

Каминная зона. Поворотный камин, Focus; кресло D.153.1, Molteni & C, выпускается с 1953 года; столик Fat-Fat, B&B Italia. На заднем плане кухня, Zampieri; стулья у стола для завтраков, Ligne Roset.

Поддерживает общее настроение проекта и лаконичная мебель без лишних деталей — частично выполненная на заказ по эскизам Марины, частично покупная дизайнерская. “Всегда интересно собирать гармоничную композицию из вещей разных по духу и настроению фабрик, — рассказывает дизайнер. — С особенным вниманием мы выбирали диван, потому что заказчики настаивали на максимальном комфорте”. В итоге выбор пал на Flexform: большой П-образный диван Wing по дизайну Антонио Читтерио идеально вписался в интерьер кухни-столовой-гостиной, объединив пространства в целое. На кухне Zampieri, которой хозяйка активно пользуется, нет никаких следов ее кулинарной деятельности: все — и утварь, и бытовую технику — надежно скрывают одинаковые серые панели. Марине Кутузовой пришлось изрядно потрудиться вместе с представителями фабрики, чтобы реализовать нестандартное решение, и ее упорство было вознаграждено: серые панели кухни кажутся продолжением стен гостиной.

Кухонная зона с островом, Zampieri, разрабатывалась специально под проект. Панели скрывают шкафы для посуды и бытовую технику. Пол выстлан паркетной доской, Bauwerk Parquet.

Каминов в квартире два: один дровяной в столовой-гостиной, другой — биокамин Planika — в спальне хозяев. Кутузова считает его идеальным решением: безопасное пламя согревает и создает уют, что весьма актуально для промозглого калининградского климата. На случай солнечных дней, которые тоже нередки на балтийском побережье весной и летом, предусмотрены ставни-жалюзи из темного дерева, сделанные на местной фабрике по эскизу дизайнера.

Зона столовой. Люстра, Luceplan; стулья Lazy ’05, B&B Italia; стол Where по дизайну Родольфо Дордони, Molteni & C. Панорамное остекление и прилегающая терраса создают ощущение открытого пространства.

Заказчикам хотелось пользоваться каждым днем короткого северного лета, и Марина Кутузова придумала для них северную версию итальянской или греческой террасы — лаконичную и строгую. Деревца в кадках вместо южного винограда и пальм, диван и кресло Atmosphera и Royal Botania и столик Kettal на сетчатой опоре. Единственное отступление от общей аскетичности проекта — яркие цвета уличной мебели: лиловый и бирюзовый, гармонирующие с терракотовым оттенком фасада. Зимой, когда на террасе холодно и неуютно, расслабиться хозяева могут в собственном спа с выходом на террасу.

Лестница с оригинальной конструкцией деревянных ступеней — их угол менее 90 градусов — делалась специально под этот проект по дизайну Марины Кутузовой.

Единственным исключением в едином стилевом решении проекта стали детские. В комнате мальчика-подростка появилась кровать-гнездо Lago, которую небольшим напряжением воображения можно превратить в подводную лодку или космическую капсулу, панно с изображением самолета времен Второй мировой в разрезе, яркие контрастные полки. Комнату девочки, стиль которой Марина определяет как “ироничную неоклассику”, украшает огромный фотопортрет юной хозяйки в бальной пачке, сидящие на стене бирюзовые бабочки из пластика, стол на ножках-балясинах из шаров по эскизам дизайнера.

Комната сына. Кровать-трансформер Colletto по дизайну Нучи Еленец и комод Morgana Storage по дизай­ну Даниэле Лаго, Lago; рабочее кресло, Area Declic; светильники Izar, Modular. На стене панно в виде Эмпайр-стейт-билдинг.

Впрочем, даже безупречные проекты не обходятся без технических сложностей. Так случилось и с проектом Марины Кутузовой. “Одно из самых больших достоинств пентхауса стало и главной проблемой, — поясняет дизайнер. — С шестнадцатого этажа открывается неповторимый вид на город. Но планировка подъезда и организация лифтовых холлов не позволяли свободно занести мебель и оборудование, поэтому диван, ванны и даже кухонную столешницу поднимали в квартиру промышленные альпинисты”. Но позитивное настроение заказчиков позволило и им, и дизайнерской команде легко пережить все сложности. С момента новоселья прошел год, но интерьер сохраняется практически в первозданном виде: он настолько точно отвечает образу жизни хозяев, что им ничего не хочется менять.

Комната сына. Кресла Eden, Pianca; полки Linea по дизайну Даниэле Лаго, Lago; светильник-пропеллер Izar, Modular.

Комната дочери. Ковер, Moooi; двухместный диван, Ligne Roset. Кровать с пологом и стол сделаны по эскизам Марины Кутузовой.

Комната дочери. Комод, стол с фигурными ножками и пластиковые бабочки сделаны по эскизам Марины Кутузовой.

Посмотреть профиль дизайнера Марины Кутузовой вы можете в нашем новом разделе "Выбрать дизайнера".

Фото: Сергей Ананьев