Интерьер

Шале в Южном Тироле

Архитектор и дизайнер Штефан Рир с детства мечтал поселиться в амбаре — и построил себе современную версию альпийского шале.

Интерьер
Штефан Рир и его жена Штефани.
Штефан Рир и его жена Штефани.

Над входом в жилище Штефана Рира могла бы красоваться надпись “Дом, где сбываются мечты”. Правда, мечты у хозяина, партнера архитектурной студии noa*, всегда были немного необычные — Штефан с детства грезил о том, чтобы поселиться в сенном амбаре. Уроженец альпийской деревушки Сьюзи, он провел детство, лазая с другими ребятами по сельхозпостройкам. “Это лучше любой детской площадки, — утверждает Штефан. — Знали бы вы, как это здорово — забраться повыше и сигануть оттуда в кучу свежего сена!”

Дом Штефана Рира стоит у подножия Доломитовых Альп — на горы открывается вид со стороны заднего фасада.
Дом Штефана Рира стоит у подножия Доломитовых Альп — на горы открывается вид со стороны заднего фасада.
Прообразом дома, который построил себе Штефан Рир, стал обыкновенный деревенский амбар. С трех сторон фасад почти глухой, с крохотными окошками — хозяин решил, что это обеспечит им с женой максимальную приватность и тишину.
Прообразом дома, который построил себе Штефан Рир, стал обыкновенный деревенский амбар. С трех сторон фасад почти глухой, с крохотными окошками — хозяин решил, что это обеспечит им с женой максимальную приватность и тишину.

Наш герой не из тех, кто считает, что “меньше значит больше”. Любовь к деревенской простоте не сделала из него, как это бывает, адепта минимализма. Если в доме Штефана и есть что-то от амбаров его детства, так это открытые пространства и деревянные, местами потрескавшиеся балки. А в остальном это эклектичный интерьер, который интересно рассматривать. Как признается сам Штефан, одним из источников его вдохновения была комедия Жака Тати “Мой дядюшка”. Работая над этим проектом, он также пытался “поженить” живущих внутри него дизайнера и архитектора. “Это два разных мира”, — утверждает Штефан, чей ироничный взгляд на мир олицетворяют свисающие с потолка черные пластиковые обезьянки, огромная медная черепаха в ванной и белые керамические мыши, поселившиеся на балках. “Мне пришлось попросить жену, которая гораздо лучше меня разбирается в интерьерах, следить, чтоб я не переборщил”, — смеется хозяин дома. Возможно, Штефани Рир и пришлось слегка остудить страсть мужа к игрушечным зверькам, но чувствуется, что в остальном он себя не ограничивал: стены комнат покрывает плотный геометрический узор, а лестница сделана из ажурного металла.

Общественная зона построена вокруг камина, а приватные — вынесены в кубические объемы, расположенные под потолком. Бархатный диван и пуф, Fischnaller B. & Partner; придиванные столики, Versmissen.
Общественная зона построена вокруг камина, а приватные — вынесены в кубические объемы, расположенные под потолком. Бархатный диван и пуф, Fischnaller B. & Partner; придиванные столики, Versmissen.

Зато в том, что касается архитектуры, Штефан старался не слишком далеко уходить от местных традиций. У дома простая форма и двускатная кровля. Цоколь, в котором находятся гараж и гостевые комнаты, сложен из камня, все остальное — деревянное. С трех сторон дом выглядит довольно неприступно, что объясняется близостью шумной улицы, а вот четвертая, обращенная в сторону гор, почти целиком стеклянная, хоть это и не бросается в глаза — прозрачный фасад спрятан за обрешеткой.

Трехметровый обеденный стол сделан на заказ, Möbel Rier (фирма принадлежит отцу Штефана); стулья в бархатной обивке, Versmissen; светильники Domenica, Karman. Цветовая гамма построена на сине-голубых оттенках — это напоминание о годах, которые хозяин провел на Средиземноморском побережье Италии.
Трехметровый обеденный стол сделан на заказ, Möbel Rier (фирма принадлежит отцу Штефана); стулья в бархатной обивке, Versmissen; светильники Domenica, Karman. Цветовая гамма построена на сине-голубых оттенках — это напоминание о годах, которые хозяин провел на Средиземноморском побережье Италии.

Общественная зона задумана Штефаном как своего рода городская площадь, а центром притяжения служит камин — он действительно стоит практически посреди огромной комнаты, объединившей гостиную, кухню и столовую. “Я хотел, чтобы на всех трех этажах было ощущение простора. Это вызывает у меня в памяти драгоценные детские годы”, — говорит архитектор. Чтобы не дробить интерьер на комнаты, он придумал интересный ход: приватные зоны устроены в кубических объемах, которые подвешены к потолку, словно осиные ульи. А вообще, чем выше вы поднимаетесь по лестнице, тем интимней становится интерьер. В самом верху находятся сауна и терраса, на которой установлена гидромассажная ванна. “Это место для внешнего и внутреннего очищения. Здесь можно отрешиться от рабочей суеты. К тому же отсюда рукой подать до рая”, — посмеивается хозяин, кивая на ослепительные виды Доломитовых Альп.

Кухонный остров с медной столешницей облицован рельефной плиткой, Domenico Mori; светильники Sahara, Karman; варочная панель, Electrolux.
Кухонный остров с медной столешницей облицован рельефной плиткой, Domenico Mori; светильники Sahara, Karman; варочная панель, Electrolux.

Отделка в доме тоже не совсем типичная. “Мой дом — это портрет всей моей жизни, — продолжает Штефан. — Я использовал традиционные материалы, такие как дерево, камень и фетр, и выбрал разные оттенки синего, чтобы объединить два мира, в которых я вырос”. По мысли архитектора, материалы олицетворяют его детство в Альпах, а цветовая гамма отсылает к студенческим годам, которые он провел в Средиземноморье. Надо признать, что этот микс выглядит необычно, но гармонично. Все привнесенные архитектором необычные детали словно нанизаны на традиционную деревянную структуру дома. С порога видно, что дом нетривиальный, но ощущение уюта, присущее настоящему шале, тут как тут.

Предбанник сауны, в котором устроили уголок для чтения. Кресло в горчичной обивке и зеленое кашпо, Versmissen; торшер Bianca, Lifestyle94.
Предбанник сауны, в котором устроили уголок для чтения. Кресло в горчичной обивке и зеленое кашпо, Versmissen; торшер Bianca, Lifestyle94.

Пространства перетекают друг в друга, а солнце, проникающее через стеклянный фасад и крышу, свободно гуляет по комнатам. “Лучшее, что есть в этом доме, — простор, виды из окон, игра света и тени на стенах. Но самое главное — это улыбки, которые я вижу на лицах своих гостей, — делится Штефан. — Это пространство свободы, которое день за днем дарит мне массу приятных эмоций. Жизнь прекрасна, не надо зацикливаться на работе!”

У входа в спальню-куб расположена гардеробная. В одежде, как и в интерьере, Штефан любит эклектику, поэтому классические ботинки здесь соседствуют с золотыми кроссовками.
У входа в спальню-куб расположена гардеробная. В одежде, как и в интерьере, Штефан любит эклектику, поэтому классические ботинки здесь соседствуют с золотыми кроссовками.
Вид на гостевую спальню с лестницы. Стены обиты тканью, Arte.
Вид на гостевую спальню с лестницы. Стены обиты тканью, Arte.
Спальня. Кровать сделана на заказ, Möbel Rier; стул, Versmissen; светильник Soap, Bomma.
Спальня. Кровать сделана на заказ, Möbel Rier; стул, Versmissen; светильник Soap, Bomma.
Вид из главной спальни на зону ванной. Ванну, Teuco, поставили так, чтобы любоваться из нее горными пейзажами.
Вид из главной спальни на зону ванной. Ванну, Teuco, поставили так, чтобы любоваться из нее горными пейзажами.
Ажурная лестница изготовлена методом лазерной резки по дизайну Штефана.
Ажурная лестница изготовлена методом лазерной резки по дизайну Штефана.
Фрагмент сауны. Мышки-светильники, Seletti.
Фрагмент сауны. Мышки-светильники, Seletti.
Читайте также