В гостях у Канье Уэста и Ким Кардашьян: фото и видео дома в Лос-Анджелесе

Вместе с Акселем Вервордтом и другими дизайн-знаменитостями Ким Кардашьян и Канье Уэст превратили пригородный дом в Калифорнии в потусторонний оазис чистоты и света.
Дом Канье Уэста и Ким Кардашьян в ЛосАнджелесе фото и видео

Когда Канье Уэст и Ким Кардашьян впервые увидели дом в пригороде Лос-Анджелеса, которому было суждено стать их невероятной резиденцией, с порога вызывающий смесь оторопи и восхищения, то они оценили его по-разному. “Мы натолкнулись на него во время прогулки по району. У меня тогда только-только родилась Норт, и мы много гуляли, чтобы я поскорее сбросила жирок, накопившийся во время беременности, — вспоминает Ким лето 2013 года. — Я тогда еще не до конца знала вкусы Канье и подумала, что это идеальный дом. Канье был более сдержан. “Это операбельно”, — сказал он”.

Семья Уэст, слева направо: Чикаго, Канье, Норт, Сейнт, Псалм и Ким. Семейство расположилось вокруг мягкой скульптуры Isabel Rower. Прическа: Cësar Deleön Raminëz for Crowdmgmt using Wildform. Мейкап: Mary Phillips.

Прошло почти семь лет (за это время у пары появилось еще трое детей), и вот наконец Канье с Ким устроили в этом особняке одно из самых необычных жилищ на свете. Превращение пародии на средневековый замок в футуристический бельгийский монастырь (так эту метаморфозу описывает сам хозяин) — это история страсти, свидетельство нетривиального взгляда на мир, которым обладает не признающий никаких границ Канье, и смелости звезды телешоу и успешной предпринимательницы Ким.

Хотя официально архитектура и дизайн попали в сферу интересов Канье относительно недавно, эта тема волновала его всегда. “Когда я рос в Чикаго, еще до появления интернета, я ходил в местный Barnes & Noble, листал там Architectural Digest и другие архитектурные журналы, которые интересовали меня не меньше, чем издания про моду и рэп, — рассказывает Канье. — Отец это поощрял. У него всегда была припасена для меня миллиметровка, на которой я мог делать почеркушки”.

Каминная зона в гостиной. Кресла по дизайну Royère; столик из песчаника — работа Акселя Вервордта.

По мере того, как его карьера набирала обороты, а состояние росло, Канье смог дать более основательный выход своей страсти — он стал завсегдатаем парижских блошиных рынков и международных дизайнерских выставок, а его самым смелым приобретением того времени стал оригинал дивана Polar Bear по дизайну Жана Ройера. “Я продал свой “майбах”, чтобы купить Ройера, — рассказывает Канье. — Многие люди думали, что только чокнутый заплатит за диван такие деньги”. Среди этих людей была и его жена. “До встречи с Канье я не разбиралась в мебели, — говорит Ким. — Но, живя с ним, многому научилась. Так что теперь я горжусь тем, что мы имеем, и понимаю ценность этих вещей”.

Фрагмент гостиной. Стул и стол по дизайну Jean Royère. На стене скульптура Аниша Капура.

Интерес к дизайну свел их с бельгийским дизайнером Акселем Вервордтом — Канье пересекался с ним на антикварных ярмарках в Венеции и Маастрихте. Изначально интерес музыканта привлек один из его канонических объектов — стол Floating Stone со скругленными гранями, соединивший в себе притягательную простоту и эстетику ваби-саби. “Когда я впервые увидел его работы, то подумал: “Этот человек мог бы построить дом для Бэтмена”. Я должен с ним поработать, — вспоминает Канье. — Это было целое дело — уговорить Акселя приехать в Калабасас, чтобы переделать наш замок — а именно так дом тогда и выглядел”.

Холл с креслами по дизайну Пьера Жаннере.

“Я далек от мира поп-культуры, от мира рэпа. Но в Канье и Ким я нашел родственные души. У нас общие ценности, и это очень важные общечеловеческие ценности, такие как уважение к красоте и вера в духовную природу искусства, — рассказывает дизайнер. — Можно назвать это религией, но возможно это нечто большее — поиск всеобъемлющих ценностей, умиротворения и позитивной энергии. У нас были очень глубокие разговоры о том, как устроено наше сознание, и о важности внутренней тишины”.

Стены галереи отделаны гипсом оттенка off-white.

Из этих разговоров и родился план реконструкции дома, который сам Вервордт называет дистилляцией. “Канье с Ким хотели полного обновления. Мы говорили не о декорировании, а о философии — о том, как мы живем и как будем жить в будущем. Мы изменили дом, сделав его проще, с каждым шагом мы упрощали его все больше и больше”, — объясняет дизайнер.

На кухонном острове вазы по дизайне Shiro Tsujimura.

“Нас с Канье объединяет любовь к натуральным цветам. Мне нравится простота. Во внешнем мире слишком много хаоса. Мне нравится, что я прихожу домой и сразу ощущаю умиротворение”, — говорит Ким, у которой вообще-то свой взгляд на царящий здесь бескомпромиссный минимализм. “У Канье порой возникали совершенно безумные идеи, а я все время твердила: “Нет, так не пойдет, нам нужны шкафы для хранения”. Так что я была голосом функциональности”.

На практике это выразилось в радикальном изменений прпроции помещений, стены которых теперь покрыты гипсом оттенка off-white. “Пропорции — главное украшение пространства”, — считает Канье. Что касается мебели, то она здесь сведена к минимуму. Основа обстановки — вещи по дизайну Вервордта, дополненные подходящими по стилю творениями Ройера и Пьера Жаннере.

Уголок для завтраков. Стол из с ореховой столешницей сделан на заказ по дизайну Акселя Вервордта.

Наверняка вы задаетесь вопросом: каково это, растить четверых детей в такой обстановке? Но Ким с Канье утверждают, что дом идеально для этого подходит. И не только потому, что игровые и детские спальни выглядят все-таки более традиционно, чем “взрослые” комнаты. “Дети гоняют по коридорам на своих самокатах и скачут по журнальным столикам Акселя, как будто это сцена”, — говорит Канье. Ким добавляет: “Мы не трясемся над интерьером. Мы не фанатики”.

На столе лампы по дизайну Сержа Муйя. Скульптуры, Vanessa Beecroft.

Хотя Канье утверждает, что дом — это “на девяносто процентов Аксель”, в работе над ним участвовало еще несколько именитых архитекторов. Минималист Клаудио Сильвестрин, спроектировавший манхэттенский лофт, где Канье жил до встречи с Ким, на этот раз отвечал за обстановку огромной ванной. Винсент ван Дуйсен помог скомпоновать интерьер гостиной. А студия Wirtz International Landscape Architects занималась садом.

Из главной ванной с панорамным остеклением открывается вид на сад, над которым работало ландшафтное бюро Wirtz International Landscape Architects.

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Одно из самых любопытных помещений в доме — комната, которую целиком занимает мягкая, напоминающая какое-то невиданное животное скульптура Isabel Rower. Что это — арт-инсталляция или игровая? У Канье уже готов ответ на этот каверзный вопрос: “Все, что мы делаем, — это одновременно и арт-инсталляция, и игровая”.

Бассейн.

Впервые материал был опубликован в Architectural Digest.

Фото: Jackie Nickerson