В гостях у Кристиана Лиэгра

Архитектор и дизайнер Кристиан Лиэгр поселился в Париже над собственным шоу-румом и среди собственной мебели. Сапожник, может, и ходит без сапог, а вот декоратору без своей квартиры никак нельзя.
Кристиан Лиэгр показала свою квартиру в Седьмом округе фото интерьеров

Свет парижского барокко – бордо с меренгами, цвет ар-деко – кофе с молоком. Кристиан Лиэгр угощает меня кофе в своей квартире в Седьмом округе. У нее отдельный вход с красивого внутреннего двора и собственная парадная лестница на второй этаж. На лестнице торжественно висят оленьи рога и неторжественно стоит велосипед, на котором хозяин добирается до своей мастерской через две улицы.

Иван Терещенко

Всё у него под рукой. Этажом ниже – шоу-рум с вывеской Christian Liaigre. Там образцы спроектированных им предметов: кресла, кушетки, кровати, столики. На первый взгляд кажется, что они принадлежат к прославившей французский ХХ век эпохе ар-деко. Потом видишь, что их рисунок современен и что нет, наверное, такой квартиры, где бы эта низкая мебель – и авторская, и нейтральная в одно и то же время – не встала бы как родная. Собственная квартира Лиэгра – тем более не исключение.

Дизайнер Кристиан Лиэгр в своем кабинете.

Иван Терещенко

Он нашел ее два года назад – ему повезло. Здесь лет тридцать никто не жил, квартира принадлежала американской компании, которая, похоже, забыла о ее существовании. В какой-то момент наследники владельца компании обнаружили ее в бумагах и не глядя продали. “Всегда мечтал жить в квартире XVIII века, – с удовольствием говорит Лиэгр. – Обожаю все эти узоры, которые были тогда не академизмом, а авангардом. В малейшей детали умели найти столько удовольствия!”

Иван Терещенко

Триста метров площади, четыре метра высоты под потолком: “Я сохранил основу плана, потому что объемы здесь очень красивы”. Впрочем, полностью объемы и декор оставлены только в парадной части, выходящей на улицу. Здесь спасена позолоченная лепнина и версальский наборный паркет, который пришлось перекладывать заново – все коммуникации проведены под полом. Зато жилая часть – спальни, кухня и ванные – изобретательно перепланирована. К примеру, застекленный коридор открывает с одной стороны зеленый двор, с другой – кухню.

Иван Терещенко

Функционально это никакой не XVIII век. В главной комнате стоит письменный стол малорабочего вида, бескрайний диван с артистически брошенной на него шкурой, подиумы со скульптурами (Ричард Серра и безымянные азиаты), которые Лиэгр коллекционирует. В простенке между двумя огромными окнами – зеркало, второе в золоченой раме – над камином.

Иван Терещенко

В соседней комнате анфилады выстроен двухэтажный гардероб из металла и матового стекла. “Здесь не было места для гардеробной”, – объясняет Лиэгр. Отличное решение – превратить платяной шкаф в хай-тековскую скульптуру.

Иван Терещенко

Квартира – на двух уровнях, но на втором лишь собственная комната Лиэгра. Я предполагаю рабочий кабинет отшельника, но нет – это спальня с отдельной ванной. Есть еще спальня для гостей и комната шестилетнего сына Леонарда, он учится в соседней школе и как раз возвращается с няней домой.

Иван Терещенко

Я спрашиваю хозяина о том, что меня более всего заинтересовало в его работах. Как можно, оставаясь самим собой, угодить десяткам капризных знаменитостей, для которых Лиэгр проектировал квартиры? “Я им просто не мешаю, – отвечает он. – Мой почерк узнаваем, но квартиры Марка Джейкобса, Кэлвина Кляйна или Лагерфельда не спутаешь между собой. Я делаю рамку для индивидуальности, остальное зависит от них самих”.

Иван Терещенко
Иван Терещенко

Беседовал Алексей Тарханов

Фото: Иван Терещенко