В гостях у режиссера Найта Шьямалана

Найт Шьямалан вырос в Филадельфии, стал знаменитым голливудским режиссером, купил себе георгианский особняк в американской глубинке и оформил его как английский замок. А затем показал результаты AD.

Обычные кинорежиссеры, снимающие романтические комедии или духоподъемные драмы, спокойно могут стирать границы между жизнью и творчеством и существовать в обстановке, напоминающей их фильмы. Но что делать Найту Шьямалану? На его счету ни одного “нормального” фильма, всё сплошь таинственные и жуткие истории, полные невообразимых монстров и непобедимых страхов. Такие сюжетные ходы плохо сочетаются с понятием домашнего уюта. И тем не менее у поместья, которое он купил в 2004 году, вскоре после съемок мистического триллера “Таинственный лес”, есть кое-что общее с атмосферой этого тревожного фильма.

Режиссер Найт Шьямалан и его жена Бхавна на зад­нем дворе своего поместья Рейвенвуд в окрестностях Филадельфии.

Eric Piasecki

Поместье Рейвенвуд раскинулось по живописным зеленым холмам к западу от Филадельфии, города, где Шьямалан вырос. Пятьдесят гектаров лесов и лугов окружают красивый особняк 1937 года постройки, выдержанный в имитирующем XVIII век новогеоргианском стиле.

Eric Piasecki

Это совершенно идиллическое место: находясь там, невозможно представить, что буквально в паре километров пролегает гигантское оживленное шоссе. Сюжет “Таинственного леса”, если кто забыл, строится вокруг похожей ситуации: жители деревеньки, затерянной посреди темных лесов, понятия не имеют, что цивилизация совсем рядом. Когда Шьямалану указывают на эту параллель, он улыбается: “И правда похоже. Но в момент покупки мне это сходство как-то в голову не пришло”.

Eric Piasecki

На самом деле, конечно, Шьямалан покупал недвижимость с вполне практическими целями. В течение многих лет они с женой Бхавной держали коттедж для уик-эндов в окрестностях Пенсильвании. Но им был нужен большой дом, в котором растущая семья (у пары три дочери) могла бы жить круглый год. Когда режиссер наткнулся на Рейвенвуд, хозяева были на грани заключения сделки с другим покупателем. Но Найт сразу влюбился в поместье и сообщил риелтору: “Этот дом будет моим”. Сделка и правда сорвалась, и Шьямалан получил желаемое.

Eric Piasecki

Изначально режиссер хотел сделать в доме только “небольшой ремонт”. Ну и придать обстановке некоторой романтичности. Продюсер Скотт Рубин познакомил Найта с архитектором Ричардом Кэмероном, специализирующимся на исторических проектах. Очень скоро небольшой ремонт превратился в масштабную перестройку. Кэмерон рассказал Шьямалану о том, как создаются английские замки: поколение за поколением прибавляют к дому новые части в более современных стилях.

Eric Piasecki

Он предложил запустить этот процесс в обратном направлении: пристроить к основному зданию псевдо XVIII века новый корпус – псевдо XVII века. Так и поступили: к стоявшему на участке дому площадью 1400 м2 добавили двухэтажный “дом привратника” (еще 1200 м2), соединенный с основным корпусом оранжереей. В новом строении находятся офис Найта, его коллекция реквизита и гостевая квартира. Фасады пристройки – чистый XVII век: башенки, каменные арки. Только рва не хватает.

Eric Piasecki

Что же касается интерьеров, то в них тоже решили придерживаться английского стиля. Вернее, англофильского: декор пронизан не цитатами из традиционной британской архитектуры, а сентиментальными ассоциациями с ней. В фойе имеются строгие елизаветинские панели. На кухне ощущается веяние Arts & Crafts. Библиотечное крыло, которое Кэмерон пристроил в конце длинного холла, классически георгианское. За одним из шкафов из белого дуба спрятан вход в бильярдную. Но, несмотря на все исторические аллюзии, Рейвенвуд – живой и уютный дом с бассейном, баскетбольной площадкой и большим домашним кинотеатром в подвале (деталь скорее в стиле золотого века Голливуда, чем старой доброй Англии).

Eric Piasecki

Снаружи ландшафтный архитектор Барбара Пака разбила впечатляющий парк – как и постройки Кэмерона, похожий на английский. Среди прочего имеется поляна, окруженная фруктовыми деревьями, и расположенный на пониженном рельефе цветник. В принципе сад придуман как рай для живущих в доме “маленьких принцесс”: атмосфера в нем сказочная, и для каждой дочки режиссера выделена своя садовая “комната” (круглая, прямоугольная и овальная).

Eric Piasecki

Учитывая все эти строительные усилия, трудно поверить, что сами интерьеры Шьямалан попросил оставить незаконченными. Основную мебель он, конечно, купил (с помощью дизайнера Дэвида Кляйнберга). Но “сделанного” дизайнерского интерьера режиссер с женой не допустили – им хотелось самим декорировать поместье с течением времени. “Для Найта этот дом – поистине семейный”, – объясняет архитектор. Шьямалан добавляет: “Когда пройдут годы и дочери вырастут, мы с женой останемся здесь: просто двое счастливых стариков, живущих в мире”.

Eric Piasecki

Описывая свой дом, режиссер часто употребляет слово “убежище”. Именно убежище нужно, чтобы спрятаться от монстров и обеспечить фильму счастливый конец. Шьямалан знает это, как никто другой.

Eric Piasecki

Текст: Дэвид Колман

Фото: Eric Piasecki