Интерьер

Вилла на мысе Доброй Надежды

Вилла фотографа Жан-Марка Ледермана на мысе Доброй Надежды пережила архитектурные эксперименты хозяина и небольшой пожар. И стала от этого только лучше.

Интерьер

Главной причиной, по которой французский фотограф Жан-Марк Ледерман приобрел виллу близ городка Лландудно на мысе Доброй Надежды, были сказочные виды, которые открывались из окон. “От них захватывало дух, но в остальном здание было скучным: стандартная двухэтажная коробка из кирпича”, – рассказывает Ледерман.

cleared(data.content.description)

Новый хозяин сразу же решил, что виллу нужно изменить, придать ей масштабности и размаха – Ледерман давно мечтал жить в доме, который по стилю напоминал бы творения Фрэнка Ллойда Райта. Прежде чем приступить к ремонту, Ледерман прожил в доме целый год, изучая, как меняется освещение в течение дня и в зависимости от сезона. “Мне было необходимо почувствовать, что это за место, и только потом что-то переделывать”, – вспоминает он.

cleared(data.content.description)

Первым шагом стали архитектурные преобразования: подвальный этаж Ледерман превратил в фотостудию, на верхнем сделал просторную террасу с бассейном, пристроил гараж. Нововведения прижились, и, казалось, вилла приобрела окончательный облик, но тут вмешался случай. Через несколько лет после ремонта на верхнем этаже случился пожар, который изрядно повредил крышу и перекрытия. Вместо того чтобы в срочном порядке “зализывать раны”, Ледерман решил обратить пожар в свою пользу и оставил потолок в гостиной обгорелым, а стены – облезлыми.

cleared(data.content.description)

“Как ни странно, интерьер от этого только выиграл”, – уверяет хозяин. И правда: на фоне потертой штукатурки четче “проступают” строгие диваны и кресла, а неровность поверхностей в гостиной перекликается с фактурными бетонными стенами и перекрытиями фотостудии. “Их я также оставил нарочито грубыми и необработанными, чтобы интерьер выглядел пожившим”, – объясняет Ледерман.

cleared(data.content.description)

Необычная в доме и лестница, пролеты которой смонтированы из промышленных решеток, ступеньки – из балийского тика, а перила – из выброшенных на берег моря стволов и сучьев.

cleared(data.content.description)

Занявшись обстановкой, хозяин в первую очередь приобрел модернистскую мягкую мебель и несколько легендарных предметов – шезлонг LC4 по дизайну Ле Корбюзье, Пьера Жаннере и Шарлотты Перриан, Cassina, кушетку Barcelona Людвига Мис ван дер Роэ, Knoll, и несколько винтажных кресел 1960-х годов. Разбавить эту коллекцию он решил деревянными столиками с острова Бали и этническими подушками.

cleared(data.content.description)

“Мне также не хотелось забывать, что мой дом находится в Африке, поэтому я добавил в интерьер несколько племенных скульптур, а на стенах разместил картины современных южноафриканских художников”.

cleared(data.content.description)

Результатами дизайнерских экспериментов довольны все: хозяин гордится своей фотостудией, его дочь Шура обожает проводить время на террасе у бассейна, а друзья давно установили, что дом Ледермана – лучшее место для барбекю в окрестностях Кейптауна.

cleared(data.content.description)
cleared(data.content.description)
cleared(data.content.description)

Текст: Ксения Ощепкова

Читайте также