Вилла под Каннами по дизайну бюро Humbert & Poyet

Дизайн-дуэт Humbert & Poyet построил виллу под Каннами, где удовольствие от жизни на природе возведено в абсолют.
      Humbert  Poyet

Вид из этой семейной резиденции открывается поистине фантастический: Канны и Леринские острова как на ладони, а их средиземноморский колорит подарил цветовую гамму интерьерам. Когда Эмиль Юмбер и Кристоф Пуайе подписывали контракт, эта вилла была лишь бетонным каркасом. Хозяева начали проект много лет назад, но потом решили заморозить стройку, а после пригласили дизайнеров доделать проект. “Нам досталась прекрасная современная конструкция, которая была интегрирована в природу, но это было лишь основание, которое нам предстояло сделать прекрасным домом, — говорит Кристоф Пуайе. — Выбрать, какими будут полы, стены, окна, мебель — вообще все”.

Дизайнеры Эмиль Юмбер и Кристоф Пуайе.

Столовая под открытым небом. Обеденный стол, Living Divani; стулья, Meridiani; декоративные подушки сшиты из ткани по дизайну Джима Томпсона, Belize.

Хозяева виллы живут в Париже и на Лазурный Берег стремились именно за местным шиком, поэтому и дом свой они видели соответствующим тому месту, где он находится. “Они хотели, чтобы здание и природа жили душа в душу, чтобы не было кардинального различия между внутренним пространством дома и садом”, — рассказывает Эмиль Юмбер.

Диван, Andreu World; журнальные столики, Il Giardino di Legno; подушки сшиты из ткани по дизайну Джима Томпсона, Belize; стулья и шезлонги, Meridiani; зонтики, Paola Lenti.

Деревянные журнальные столики, Roche Bobois; ковер, Fashion for Floors; пара винтажных стульев по дизайну Пьера Жаннере; слева журнальный столик, Casalto; две скульптуры, автор Бертран Креакх, из галереи Melissa Paul; на полу мрамор, Lazza; на заднем плане обеденный стол, Apolline; стулья, Moroso; скульптура, автор Виктуар Д'Аркур, из галереи Amelie Maison d’Art; светильник, Humbert & Poyet.

Лестничный холл. Стена отделана рейками из палисандра; зеркало, бра и консоль Humbert & Poyet; ваза, Floris Wubben; на заднем плане кресло, Baxter.

На площади 1200 м² дизайнеры разместили пять спален, пять ванных комнат, несколько гостиных и большую центральную лестницу. А также множество окон, которые дизайнеры расположили так, чтобы прекрасный вид открывался из любой точки дома. “Эта лестница словно скелет, на котором все держится, и мы решили сделать ее яркой, чтобы при помощи цвета объединить этажи, — поясняет Эмиль Юмбер. — Поэтому стены на лестничных пролетах мы оформили ромбами трех оттенков синего”.

Гостиная. Диван и мраморный камин, Humbert & Poyet; ковер, Fashion for Floors; кресло по дизайну Джо Понти, Molteni & C; торшер, Bert Frank; на переднем плане журнальный столик, Minotti; у окна журнальный столик, De Castelli; ваза, Floris Wubben.

Кабинет. Бра и торшер, Humbert & Poyet; на заднем плане письменный стол, Roche Bobois; на нем лампа, Fred; стул, Moroso.

Хозяева виллы не планировали привозить сюда ничего из своей коллекции мебели, поэтому у дизайнеров была полная свобода выбора. Они собрали интересный микс из современных и винтажных предметов и добавили несколько вещей собственного авторства. А в отделке, конечно же, их фирменное сочетание разномастного мрамора на полу и стенах, вкрапления насыщенного цвета, латунь, дерево и плетеные детали.

Гостиная. Диван, кресло и темный журнальный столик, Humbert & Poyet; журнальный столик с золотистым основанием, Galotti & Radice; винтажная настольная лампа по дизайну Мишеля Бойе; торшер, Parachilna; на стене две работы художника L. Philippon из галереи Amelie Maison d’Art.

Любимым местом в этом доме Эмиль Юмбер называют именно кухню. “Она полностью открыта: с трех сторон нет стен, зато есть вид на гостиную и природу — здесь так приятно проводить время с семьей и друзьями, — говорит дизайнер. — И я в восторге от контрастного мраморного пола”. А вот душа Кристофа Пуайе больше лежит к уединенной зоне отдыха на первом этаже: “Это небольшая гостиная, откуда открывается потрясающий вид на старые Канны — лучшего места для чтения или неторопливого разговора за бокалом вина и не придумать”.

Кухня. Встроенная мебель из палисандра и светильник, Humbert & Poyet; табуретки, Stellar Works; на полу мрамор сортов Grigio Carnicо и Nero Marquina, Lazza.

Спальня. Изголовье обито тканью, Rubelli; прикроватная тумбочка, светильник и скамья в изножье, Humbert & Poyet; шторы, Lizzo; декоративные подушки сшиты из тканей Dedar и Pierre Frey; винтажные стулья по дизайну Пьера Жаннере; журнальный столик, Roche Bobois; на нем скульптура из Atelier Cbabb; на полу паркет из беленого дуба, Atelier du Parquet.

Спальня. Изголовье отделанное тканью, Dedar, Humbert & Poyet; подушки сшиты из ткани, Dedar; прикроватная тумбочка, Gervasoni; над кроватью работы Лоранс Гарнессон из галереи Amélie Maison d’Art.

Хозяйский санузел. Ванна, Devon & Devon; смеситель, Volevatch; табуретки, Cassina; штора, Nobilis.

Работа над проектом заняла чуть больше года — для такой площади срок рекордно короткий, и это притом что параллельно дизайнеры занимались интерьером для офиса этих же заказчиков. За это время Юмбер и Пуайе успели осуществить все свои дизайнерские задумки, но главное, что и дизайнеры, и заказчики в полном восторге от проделанной работы и результата.

Хозяйская ванная. Тумба из дерева и мрамора, консоль и зеркало, Humbert & Poyet; раковины и столешница сделаны из мрамора; смесители, Volevatch.

Фото: Francis Amiand