Загородный дом для большой семьи в Уругвае

Синтия Керн и Федерико Бономи переезжают из страны в страну каждые выходные. Живут в Буэнос-Айресе, а отдыхают в своем загородном доме в Уругвае.
Загородный дом для большой семьи в Уругвае в гостях у владельцев марки Kosiuko

Владельцы аргентинской марки одежды Kosiuko Синтия Керн и Федерико Бономи переезжают из страны в страну каждые выходные. Живут в Буэнос-Айресе, а отдыхают в своем загородном доме в Уругвае.

Жан-Марк Вульшлегер

“Жить и работать в Аргентине, а отдыхать в Уругвае – это совсем не чудачество, – считают Синтия и Федерико. – У нас многие так делают, ведь в Уругвае цены ниже. Когда мы только начали туда ездить, то либо жили в гостинице, либо что-то снимали. Но в конце концов поняли, что нам нужно постоянное пристанище. И немаленькое. Ведь в доме должны были разместиться мы, четверо детей и куча четвероногих питомцев”.

Хозяева поместья Синтия Керн и Федерико Бономи

Жан-Марк Вульшлегер

Во время путешествий по Уругваю Синтия и Федерико присмотрели дом в курортном местечке Кармело, близ слияния двух больших рек – Параны и Уругвая. Постройка середины XIX века из дерева и камня требовала основательного ремонта, но будущих владельцев это не испугало. Ведь дом площадью 1800 м² и участок 240 га полностью отвечали их запросам. А за растущие здесь оливковые деревья и цветы лаванды Синтия нарекла поместье “маленькой Тосканой”.

Жан-Марк Вульшлегер

Сразу после покупки новые хозяева взялись за реставрацию. Для того чтобы подновить здание, но при этом сохранить его старинный вид, Синтия нашла уругвайских мастеров, владеющих старой технологией каменной кладки. Они сумели восстановить разрушенные куски пола и стен.

Жан-Марк Вульшлегер

Прорехи в деревянной крыше и на террасе заделывали досками из местного дерева лапачо, цвет которого идеально совпал с посеревшим от времени домом. “Никаких дополнительных пристроек и сарайчиков мы городить не стали. Дом очень просторный, есть терраса, так что места хватит и нам, и гостям.

Жан-Марк Вульшлегер

Единственное серьезное изменение, на которое мы решились, – открытый бассейн. Мы сделали его практически у входа, так что окружающий его широкий подиум плавно переходит в террасу. Приятно, когда вода так близко, да и купающихся детей можно контролировать”.

Жан-Марк Вульшлегер

До приезда большого аргентинского семейства дом пустовал почти полвека. За это время все внутренние помещения пришли в полную негодность: штукатурка обвалилась, плитку отбили и растащили, из мебели тоже ничего не осталось. “Но с нашей страстью к антикварным магазинам и собирательству хлама на блошиных рынках нам это было только на руку, – рассказывает Синтия. – Безусловно, пришлось немало потрудиться над стенами и полом, но балочный потолок от времени даже не повело. И я его только побелила. Про то, чтобы пригласить декоратора, мы и не думали: в голове было много своих идей, и, самое главное, мы знали, как их воплотить”.

Жан-Марк Вульшлегер

В этот дом Синтия и Федерико свезли почти все, что насобирали за несколько лет в Европе и Латинской Америке: антикварную мебель, зеркала, лампы. Но комнат оказалось так много, что этого не хватило. Тогда они объехали блошиные рынки Уругвая и перезнакомились со всеми местными антикварами. “Теперь все самое интересное сразу же появляется у нас в доме”, – смеется Синтия.

Жан-Марк Вульшлегер

Всю мягкую мебель Синтия переодела в ткани, из которых шьется одежда их бренда Kosiuko. Обивки в мелкий цветочек Синтия решила поддержать цветами на полу.

Жан-Марк Вульшлегер

По ее эскизам местные мастера нарисовали гигантскую розу в гостиной и орнамент с обюссонского ковра в столовой. “Считайте, что деревянные расписные полы – мое ноу-хау. Ведь что обычно расписывают? Стены и потолок. А у меня полы”.

Жан-Марк Вульшлегер

Разноплановая мебель, купленная по всему миру, создала столь же хаотичный по стилю интерьер. Здесь есть и прованс, и американские 1950-е, и французская классика, и итальянский модернизм, и, конечно же, латиноамериканское народное творчество.

Жан-Марк Вульшлегер

“Мы много путешествуем и отовсюду тащим не только вещи, но и порядочное количество идей, – говорит Федерико. – Нам нравится, что часть комнат и терраса напоминают дом в итальянской деревне. Наша спальня – гостиничный номер во Франции. А кухня – такая же, как на американских послевоенных плакатах про благоустроенный быт. Получается, что мы пересекаем границы, не только приезжая в этот дом, но и перемещаясь по нему”.

Жан-Марк Вульшлегер
Жан-Марк Вульшлегер
Жан-Марк Вульшлегер

Текст: Тина Хем

Фото: Жан-Марк Вульшлегер