Пост почитания Даниэля Либескинда

Сегодня культовому архитектору Даниэлю Либескинду исполняется 73 года. Он придумывает невероятные концепции зданий, наполняя их идеями и смыслами, и меняет облик городов. В честь дня рождения архитектора вспоминаем его самые яркие проекты.

Даниэль Либескинд — яркий представитель деконструктивизма, архитектурного направления, выросшего из советского конструктивизма и идей французского философа Жака Деррида. Свою карьеру в архитектуре Даниэль начал в качестве теоретика архитектуры, во что сложно поверить сейчас — не пересчитать, сколько зданий он отреставрировал и построил за последние два десятилетия. Сегодня мы рассказываем, как Либескинд от теории перешел к практике, и показываем пять проектов музеев, над которыми он работал.

Даниэль родился в польском городе Лодзь в семье Доры и Нахмана Либескинд. Часть его семьи погибла в газовой камере — он, как никто другой, знал о скорби и посвятил множество проектов истории еврейского народа.

В детстве Даниэль виртуозно играл на аккордеоне, и семья прочила ему карьеру музыканта. Уже тогда он внимательно наблюдал за окружающим миром. Его поражал контраст между серыми зданиями родного города и голубым небом, восхищали зеленые поля кибуца, в который они с родителями ненадолго переехали после Лодзи. Конечной точкой путешествия Либескиндов стал Нью-Йорк, а именно Бронкс. Живой и разнообразный, дружелюбный к эмигрантам и построенный на контрастах город разбудил в Даниэле еще большую любовь к урбанистике, и он оставил музыку ради архитектуры.

Му­зей Нус­сба­у­ма: фасады облицованы металлом и деревом.

В Нью-Йорке он получил диплом бакалавра по архитектуре в колледже Cooper Union, начал работать с Ричардом Мейером, познакомился с будущим партнером и женой Ниной Либескинд, с которой они исколесили всю Америку, чтобы увидеть каждое здание Фрэнка Ллойда Райта. После, уже в Лондоне, Даниэль получил второе образование, связанное с теорией архитектуры, в Эссекском университете. Там же он сотрудничал с Питером Айзенманом — не менее ярким представителем архитектуры деконструктивизма.

Instagram content

View on Instagram

Первые 10 лет профессиональная деятельность Либескинда не выходила за рамки теоретической. С 1978 по 1985 год он был директором архитектурного факультета Академии художеств Крэнбрука в Мичигане. Он переезжал из города в город, читал лекции в Торонто, Милане, Берлине и Лос-Анджелесе.

Коридор в музее Нуссбаума — визуальная отсылка к пустоте.

В 1989 году произошло событие, которое навсегда изменило жизнь архитектора и перевернуло с ног на голову всеобщее представление о нем как о “философе архитектуры”: правительство выбрало его проект для реализации Берлинского музея с коллекцией предметов, связанных с историей еврейского народа.

Еврейский музей в Берлине.

GettyImages

В интервью для журнала Monocle Либескинд забавно описывает собственное отношение к конкурсу. О том, что выбрали его проект, он узнал случайно: приятель рассказал, что увидел новость в утренней газете. Даниэль предполагает, что именно абстрактная идея и глубокий смысл проекта получили признание у жюри.

Центр фундаментальной физики имени Огдена по дизайну Либескинда в английском Дареме. Открылся в 2017 году.

Фото: Hufton + Crow

В этот же год Даниэль вместе с Ниной основал бюро в Берлине, а затем потратил десять лет на строительство здания Еврейского музея, которое принесло ему славу гениального архитектора. С того момента его грандиозные проекты реализуются один за другим.

В 2003 году в карьере Либескинда произошло еще одно важное событие: он выиграл конкурс на разработку плана реконструкции Всемирного торгового центра в Нью-Йорке на месте башен-близнецов, строительство которых застал еще будучи маленьким эмигрантом из Лодзи. Башня Freedom Tower с взмывающим в бесконечность шпилем обыгрывает силуэт статуи Свободы в панораме небоскребов Манхэттена.

Всемирный торговый центр 1, или Freedom Tower. Построен на месте башен-близнецов.

GettyImages

В послужном списке архитектора много проектов, связанных с историей еврейского народа. Среди них Датский еврейский музей в Копенгагене (2003 год), Современный еврейский музей в Сан-Франциско (2008 год), проект памятника жертвам холокоста в Оттаве и другие.

Национальный мемориал жертвам холокоста в Оттаве. Построенный в 2017 году памятник состоит из шести бетонных треугольных объемов, образующих звезду Давида.

Doublespace

Проект был создан совместно с фотографом Эдвардом Буртинским.

Архитектура Либескинда наполнена смыслом, она демонстрирует его отношение к историческим и мировым событиям. Вписывая абстрактные фигуры в классические здания, он демонстрирует конфликт настоящего с прошлым. Он создает новое на месте старого, умело сочетает несочетаемое, делая все это с неуемным оптимизмом и энергией.

Конференц-центр, разработанный Либескиндом в бельгийском городе Монс.

Еврейский музей в Берлине

В 1988 году был объявлен конкурс на проект музея, посвященного истории еврейского народа, и Либескинд выиграл его с проектом “Между строк”. Структуру здания можно интерпретировать по-разному. Оно выполнено в форме длинного зигзага, где шесть острых углов, образованных стенами, напоминают о шестиконечной звезде Давида — метке, по которой нацистские военные определяли евреев. Прямая линия, проходящая сквозь здание, образует пустые помещения, созданные для того, чтобы вызывать у посетителей ощущение пустоты и отчаяния, которое переживали люди в лагерях.

GettyImages

Попасть в музей можно только через длинный темный переход — лестницу с шипами. Стены и пол в здании построены под наклоном, чтобы гости теряли равновесие. Крошечные окошки, которые пропускают косые лучи света через все пространство, усиливают ощущение дезориентации. Сад скульптур, или “Сад изгнания”, напротив, сделан так, чтобы создать умиротворенную атмосферу. Оливковые деревья на вершинах бетонных столбов символизируют в еврейской традиции надежду и мир.

GettyImages
Имперский музей в Манчестере

Северный филиал Имперского музея расположен в Манчестере, где когда-то производилась значительная часть вооружения британской армии. Конкурс на строительство здания Либескинд выиграл в 1997 году. Три пересекающихся блока расположены под разным наклоном и похожи на три осколка. Каждый из них символизирует природную стихию (Воздух, Землю и Воду), и в каждом здании находятся связанные с ними по смыслу помещения. В осколке, посвященном Воде, — кафе с видом на канал; в вертикальной, “воздушной” части — смотровая площадка; а основная экспозиция располагается в здании, посвященном Земле. Столкновение трех блоков и трех стихий символизирует раскол земли и болезненный военный конфликт.

Северный филиал Имперского военного музея в Манчестере, состоящий из трех осколков.

GettyImages
Музей в Денвере

Здание Фредерика К. Гамильтона из стекла и титана — пристройка Либескинда к первому зданию Денверского музея, построенного Джо Понти. Двадцать наклоненных плоскостей образуют острые углы, похожие на скалы. Основной вдохновитель этого проекта — ландшафт Денвера, беспрерывно развивающийся и живой. Внутреннее устройство музея является его продолжением — со сложными переходами и игрой со светом. Как и в других проектах, здесь Либескинд продумал все — от содержания до формы. В музее находится самая большая коллекция художественных произведений американских индейцев, африканского искусства и работ, созданных жителями островов Австралии и Тихого океана.

Пристройка к Денверскому художественному музею — здание Фредерика С. Гамильтона по проекту Либескинда.

GettyImages
Военно-исторический музей в Дрездене

Основное здание музея было построено в 70-х годах XIX века. На протяжении почти 150 лет предназначение его менялось вместе с культурными и социальными событиями Германии. Здесь был главный арсенал дрезденского гарнизона, Музей саксонской армии, закрытый после поражения Третьего рейха, Музей армии ГДР. Только после объединения Германии он приобрел статус военно-исторического музея, сохраненный до сих пор.

Проект Либескинда — белоснежный наконечник стрелы, врезающийся в неоклассический фасад здания, — был реализован в 2011 году. С пятиэтажной смотровой площадки открывается вид на современный Дрезден и исторический район, где начались первые взрывы во время Второй мировой. По словам архитектора, прозрачный фасад является символом открытого демократического общества, противопоставленного жесткому авторитарному прошлому.

GettyImages
Королевский музей Онтарио

Проект капитального расширения Королевского музея в Торонто, или “ренессанс ROM” Либескинда был утвержден в 2002 году и реализован через пять лет. Как и в других проектах, здесь архитектор играет с угловатыми формами и бескомпромиссно меняет старый контекст, вписывая в него полуабстрактную металлическую конструкцию. Вход в форме кристалла на 25 % состоит из стекла и на 75 — из алюминиевых пластин, которые производят только в одном месте на земле, на фабрике Йозефа Гартнера в Германии. Форма пристройки перекликается с обширной экспозицией природных материалов в музее, а кроме того превращает само здание музея в динамичный культурный экспонат, меняющий облик города.

GettyImages

Совет Даниэля Либескинда молодым архитекторам

Content

“Следуйте за мечтами. Рискуйте, не гонитесь за богатством, делайте то, что любите, и вы не проиграете никогда. Слушайте зов сердца и не обращайте внимания на чужое мнение, что бы ни случилось. Мир меняется, и меняется внезапно, важно быть открытым и готовым почувствовать изменения и действовать”.

Фото: GettyImages, Doublespace, Hufton + Crow