Взгляд вперед: какой будет архитектура будущего

Пока Бьярке Ингельс строит станцию для жизни на Луне, а Норман Фостер проектирует автономные города, питающиеся от солнечной энергии, другие задумываются о вечном — связи человека и природы. Разбираемся, какой будет архитектура будущего.

Архитектура будущего часто ассоциируется с футуристическими постройками, но ими удивить уже сложно. Причудливые фасады Захи Хадид, например, уже сложно назвать новшеством — это сформировавшийся стиль. Наравне со сложными формами теперь ценится и наполнение, а именно технологии, которые позволяют экономить энергию и ресурсы планеты. Еще несколько лет назад мало кто задумывался о важности систем сбора дождевой воды, теперь же это неотъемлемая часть современных проектов.

Проект умного города в Мексике по проекту Стефано Боэри.

Раньше архитектурой будущего легко можно было назвать сооружения с положительным энергобалансом — сложно представить, что обычное офисное здание может питать трамваи, на которых мы ездим на работу. Теперь же это реальность — в Норвегии уже как минимум четыре таких постройки. Внутри ничего не напоминает о том, что это мини-электростанции: здесь находятся офисы и коворкинги, ресторан, зал для конференций и терраса на крыше с видом на фьорд. Зато фасад и скошенная крыша облицованы фотоэлементами.

Здание с положительным энергобалансом по проекту бюро Snøhetta.

Ivar Kvaal

Будущее наступило. Дома возводят гигантские 3D-принтеры, ассортимент материалов пополняется — теперь строить можно не только из дерева, кирпича и железобетона, но даже и переработанного пластика, Tetra Pack или конопляных панелей. Что дальше? Недавно на конференции “Диалоги об искусстве: живое наследие и взгляд в будущее”, которую проводил Дом Cartier, архитекторы постарались ответить на этот и другие вопросы.

Дом, напечатанный на 3D-принтере.

Джунья Ишигами, Стефано Боэри и Солано Бенитес порассуждали о том, что меняют технологии в современной архитектуре, научилась ли она взаимодействовать с природой, а также о роли архитектора в XXI веке. Запись конференции можно посмотреть по ссылке.

“Острый период COVID-19 закончился. Теперь мы должны спросить себя, готовы ли мы вернуться к нормальной жизни, которая, однако, привела к возникновению пандемии, — говорит Стефано Боэри. — Высокомерное порабощение живой природы, уничтожение мест биологического разнообразия (вырубка лесов, интенсивное сельское хозяйство или монокультурное земледелие) значительно облегчили переход вируса от грызунов к нашему виду”.

“Вертикальный лес” в Милане по проекту Стефано Боэри.

“Пандемия не произвела революцию, но, безусловно, ускорила уже происходящие процессы. Приняв во внимание кризисы, вызванные изменением климата, пора переосмыслить концепцию городов и мегаполисов в совершенно ином сценарии”. Сейчас это лишь центры скопления людей, которые функционируют по расписанию, а важно создать союзы между городами и миром природы — лесами, горами и океанами. Кстати, сборные павильоны для массовой вакцинации в Италии Боэри украсил большим розовым цветком, который стал символом информационной кампании против COVID-19.

Проект умного города в Мексике по проекту Стефано Боэри.

О связи человека и природы говорит и Джунья Ишигами. В своем последнем проекте — площади на территории Технологического института Канагавы — он постарался создать тесный контакт между людьми, окружающей средой и архитектурой. Ощущение единения с природой возникает, когда сидишь на земле, поэтому логично, что похожее чувство возникнет и с архитектурой, если сесть на пол.

В обычной жизни человека и архитектуру разделяет мебель, но здесь ее нет. Только волнообразные пол и потолок, которые вызывают ассоциации с природными холмами или огромной мягкой кроватью.

При входе в сооружение нужно снять обувь, а затем сесть или лечь, наслаждаясь дуновением ветра, лучами солнца, которые пробиваются через круглые отверстия, эхом или даже каплями дождя.

Проект Джуньи сложно описать одним словом — казалось бы, это многофункциональное пространство, но архитектор делал акцент вовсе не на этом. Пока все стремились создавать многоцелевые здания, которые можно использовать для разных нужд, Ишигами спроектировал место, где можно просто скоротать время. Приоритет здесь — физический опыт человека с течением времени.

Комфорт человека и забота об окружающей среде — вот, пожалуй, два главных пункта архитектуры будущего. В идеале все люди будут иметь возможность адаптировать жилье под себя. “Квартиры не могут быть похожи, если их владельцы — разные люди. Пространство должно собираться как конструктор Lego”, — говорит основатель бюро MVRDV Вини Маас. Преследуя эти цели, архитекторы разработали компьютерную программу, с помощью которой каждый клиент может “спроектировать” идеальную квартиру. В таком случае возможна игра с формами и объемами всех жилых элементов.

Так же поступили и архитекторы UNStudio — они представили проект жилого дома, в котором с помощью специальных мебельных модулей можно менять планировку в зависимости от предпочтений и нужд жителей.

BAUWERK

Хочется верить, что в ближайшем будущем все здания будут построены по принципам устойчивой архитектуры. Да, они имеют высокую себестоимость, но, как утверждают представители Foster + Partners, это хорошая инвестиция: первоначальные капиталовложения будут компенсированы снижением затрат на энергию, расход которой особенно заметен в городах с жарким летом или холодными зимами.

Amaravati по проекту Foster + Partners.

Во всех проектах бюро, конечно, это учитывается, поэтому здания и даже города получаются энергоэффективными и экологичными. Один из таких — район будущего в старинном индийском городе Амаравати — строится прямо сейчас. Здесь более шестидесяти процентов площади займут зеленые насаждения, каналы и пруды. Город оснастят центром по сбору данным и сделают максимально автономным за счет широкого использования солнечной энергии. Помимо электрических транспортных средств и водных такси, в Амаравати будет большое количество тенистых улиц и площадей, поощряющих людей ходить по городу пешком.

Amaravati по проекту Foster + Partners.

Фото: архив пресс-службы