Интерьер

Интерьер пятиэтажного дома в Лондоне по проекту Гули Галеевой

Гуля Галеева оформила пятиэтажный дом Викторианской эпохи в Лондоне и добавила в его интерьер шотландские и русские мотивы, 
отдавая дань происхождению хозяев.
Интерьер пятиэтажного дома в Лондоне по проекту Гули Галеевой. Гостиная. Диваны Duresta столик Christopher Guy...
Гостиная. Диваны, Duresta; столик, Christopher Guy; антиквар­ная люстра из отеля эпохи ар-деко куплена в Эдинбурге; на левой консоли скульп­тура Ника Фиддиана-Грина; по бокам от камина картины шотландской художницы Дженнифер Джеймисон.Фото: Стефан Жульяр

Этого проекта могло не быть, если бы не... стол. Героиня этой истории Светлана Борозна жила в Лондоне и работала в финансовой компании Fleming Family & Partners, в офисе которой было много антикварной мебели семьи Флеминг. Той самой, к которой принадлежат создатель Джеймса Бонда Ян Флеминг и его брат Роберт, известный финансист. По стечению обстоятельств несколько лет назад компания была вынуждена распродать всю мебель из офиса, и только деревянный стол никто не мог забрать — он слишком большой, на четырнадцать человек, да еще и вместе со стульями. В Лондоне есть проблема с размерами жилья, и такой комплект попросту никуда не помещался. “Этот стол стал мне как родной, мы проводили за ним очень много времени на переговорах, и я решила его взять, — вспоминает Светлана. — Мы с мужем тогда жили в не очень большой квартире, которую собирались менять, и стали искать вариант, чтобы стол мог туда поместиться. Нашли дом площадью 600 м2 в северной части Лондона, но если бы не стол, то мы бы не стали покупать такой большой дом”. 

Хозяева дома Светлана Борозна и Линдси Вайтлоу, их собака Келли и дизайнер Гуля Галеева.

Фото: Стефан Жульяр

Стол и стулья со спинками из тартана оказались по душе и мужу Светланы, Линдси Вайтлоу. Он, как и Флеминги, родом из Шотландии, но из другого клана, и фамильный тартан у него немного отличается, но менять обивку не стали. “В его клане были горцы, которые нападали на торговцев, шедших из Англии в Шотландию, поэтому Линдси сказал, что лучше пусть будет тартан Флемингов”, — вспоминает Светлана.

Гостиная. Диваны, Duresta; столик, Christopher Guy; антиквар­ная люстра из отеля эпохи ар-деко куплена в Эдинбурге; на левой консоли скульп­тура Ника Фиддиана-Грина; по бокам от камина картины шотландской художницы Дженнифер Джеймисон.

Фото: Стефан Жульяр

Гостиная. Комод, Christopher Guy.

Фото: Стефан Жульяр

Дом, который купили Светлана и Линдси, тоже непростой. Он принадлежал сводному брату принцессы Дианы Уильяму Леггу, десятому графу Дартмутскому. При графе в доме были темные стены, густо увешанные семейными портретами, и практически не было света. “Графы в Великобритании богаты в наследстве, но бедны в повседневных деньгах, — рассказывает Светлана. — Абсолютно типичная история, когда наследники таких семей ходят в джемперах Loro Piana, протертых до дыр или поеденных молью. Этот дом напомнил мне джемпер: вроде роскошный, но немного ­заброшенный”.

Зона отдыха в столовой. Люстра, David Hunt; диван сделан на заказ; подушки, Andrew Martin; обои, Osborne & Little; антикварный журнальный столик.

Фото: Стефан Жульяр

Хозяева давно дружат с дизайнером Гулей Галеевой, поэтому интерьером попросили заняться именно ее. Они сразу договорились, что делать ничего кардинально нового не станут, — всем было важно сохранить атмосферу старинного дома, подчеркнуть его историю. “В доме фантастическая лепнина, которая охраняется государством, — рассказывает Гуля. — Она неплохо сохранилась, поэтому мы ее почистили и совсем немного отреставрировали, но главное — не пришлось вызывать художников, чтобы создать эффект старины на гипсе, ведь он уже был таким”. А вот проводку пришлось делать заново, ее практически не было — граф Дартмутский освещал свой дом лампами и торшерами.

Стол и стулья раньше принадлежали династии Флеминг.

Фото: Стефан Жульяр

Дизайнер хотела подчеркнуть, что хозяева родом из разных стран, поэтому в комнатах прослеживаются то русские, то шотландские мотивы. На первом этаже — игровая, кухня и столовая, куда поставили тот самый обеденный комплект династии Флеминг, и именно цвета тартана на стульях подсказали Гуле, какие в этом пространстве нужны цвета: зеленый и верблюжьей шерсти.

Библиотека. Над камином картина художника Chanoir; журнальный столик, Christopher Guy; антиквар­ное кресло обтянуто тканью, Sanderson; диван, Andrew Martin; обои, Cole & Son.

Фото: Стефан Жульяр

Библиотека. Над камином картина художника Chanoir; журнальный столик, Christopher Guy; антиквар­ное кресло обтянуто тканью, Sanderson; диван, Andrew Martin; обои, Cole & Son.

Фото: Стефан Жульяр

Одна из гостевых спален отсылает нас к русским интерьерам: здесь обои в цветочек и массивные деревянные шкафы, которые сделали на заказ — так, чтобы они выглядели старинными, а не новыми. Еще одна спальня оформлена в марокканском стиле, это дань временам, когда хозяйка часто ездила в Марокко, и ей приятно вспоминать эти путешествия.

Гостевая спальня в русском стиле. Вся мебель сделана на заказ, Blenheim Сarpets; обои, Pierre Frey.

Фото: Стефан Жульяр

По всему дому множество знаковых предметов: барельефы со сценами английской охоты в столовой, люстра из готического храма, марокканская ширма, антикварные зеркала — все это Гуля вместе с хозяевами собирали по крупицам, чтобы создать ощущение, будто эти вещи были здесь всегда.

Гостевая спальня в марокканском стиле. В роли изголовья кровати — старинная ширма из Марокко; комод, Graham and Green; обои, Andrew Martin.

Фото: Стефан Жульяр

Единственная сложность, которая возникла за все время работы над домом, — это формирование привычки жить “в вертикальном пространстве”: здесь пять этажей, и хозяева намеренно не хотели делать лифт. Но зато теперь ежедневная физическая нагрузка им обеспечена.

Входная зона и лестничный холл. Антикварное зеркало; бра, Vaughan; люстра из антикварного магазина Jamb.

Фото: Стефан Жульяр

Фасад дома, построенного в 1840 году по проекту архитектора Томаса Марша Нельсона.

Фото: Стефан Жульяр