Якопо Фоджини о сотрудничестве с Edra, новой коллекции и принципах работы

В рамках Salone del Mobile.Milano 2021 Якопо Фоджини представил коллекцию уличной мебели A'mare, созданную для Edra: предметы из его любимого поликарбоната можно было увидеть в новом постоянном пространстве Edra в Palazzo Durini. Специально для AD итальянский дизайнер рассказал о своем подходе к дизайну и о том, чем вдохновлена эта линейка мебели.
Edra

— Якопо, расскажите, в чем своеобразие коллекции A'mare?

— Есть одно глобальное отличие, о котором мне хотелось бы сказать. Обычно Edra представляла один или два предмета за год: диван от Франческо Бинфаре, кресло от братьев Кампана, стол, созданный мной. Edra — особенная компания, для которой важно производить штучные объекты дизайна, и она всегда это подчеркивала. Однако в этот раз мы впервые показали широкой публике целую коллекцию сразу из нескольких предметов: все они создавались вручную, нами была проделана действительно трудоемкая работа, которая заняла около двух лет.

Коллекция A'mare в интерьерах Palazzo Durini.

— А как родилась идея появления новой коллекции?

— Основатель Edra Валерио Маццей побывал у меня в студии в Милане, где я экспериментирую с поликарбонатом: там представлено множество необычных предметов из этого потрясающего материала. Среди прочих образцов он увидел там небольшой объект из прозрачно-голубого поликарбоната, он напоминает каплю воды. Этот объект привлек внимание Валерио, и он предложил мне создать что-нибудь для Edra в этой технике, которая так ему понравилась. Вообще в философии Edra принципиальное место занимает не дизайн сам по себе, а то впечатление, которое он производит на человека.

Коллекция A'mare.

— Вы, кажется, впервые представили коллекцию уличной мебели для Edra?

— Да, все верно. Мебель для открытых пространств все еще часто производят из не самого качественного пластика: со временем она загрязняется, теряет первоначальный цвет и перестает выглядеть презентабельно. С нашей коллекцией A'mare этого не случится. Поликарбонат не зря называют искусственным стеклом: предметы из него можно хоть на 20 лет оставить под палящим солнцем Саудовской Аравии, и их внешний вид не изменится. Но предметы из новой коллекции можно использовать и в помещении: это по-настоящему драгоценные объекты, синтез поиска поэтического и интуитивного с одной стороны и технического с другой. Нам удалось найти наилучшее поперечное сечение и форму планок, что позволило создать эластичное изделие, имитирующее волну. В итоге мы добились визуального эффекта текучести и легкости и смогли обеспечить максимальный комфорт.

— Название коллекции — это игра слов. Расскажете, как оно появилось?

— Название придумал я сам: главной ассоциацией с коллекцией стало кристально чистое море, поэтому именно итальянское слово mare легло в основу. Я даже провел эксперимент: опустил один из стульев в бассейн, и он буквально “растворился” в воде (остались видны только некоторые внутренние конструктивные элементы). Это просто невероятно! Но в названии кроется еще одно важное слово — amare, что значит “любить”.

Коллекция A'mare.

— Якопо, а когда вы начали работать с поликарбонатом?

— Все началось, когда я был ребенком: мой отец занимался оформлением салонов автомобилей и много работал с разными видами пластика. Моя мама — скульптор, так что страсть к разным аспектам моей работы наверняка передалась от родителей. Я прекрасно помню момент из своего детства: мне пять-шесть лет, я захожу на производство, где трудился отец, и вижу перед собой детали машины из ярко-алого поликарбоната, сверкающего, как настоящее стекло. С тех пор этот образ преследовал меня, и в итоге я посвятил свою жизнь работе с поликарбонатом. Когда меня спрашивают, почему я не хочу попробовать что-то еще, я всегда отвечаю, что мне близок подход ремесленника. Мне нравится совершенствовать навыки работы с одним материалом.

— А поликарбонат — это экологичный материал?

— Сегодня многие плохо говорят о пластике — и в какой-то степени они, конечно же, правы. Но я считаю, что проблема не в пластике, а в людях, которые безответственно подходят к его использованию. Мы используем только высококачественный пластик, который поддается стопроцентной переработке.

Кресло Alice.

— Сложно ли работать с этим материалом?

— Я изобрел собственную технику работы с поликарбонатом, однако для меня это каждый раз вызов. Для каждой новой идеи нужно искать наиболее подходящую форму и способ работы: я бы сказал, что это напоминает процесс создания разных видов выпечки.

— В начале нашего разговора вы сказали, что для бренда Edra важен в первую очередь не дизайн, а то впечатление, которое он производит на человека. А кем вы себя ощущаете в большей степени — дизайнером или художником?

— Меня часто об этом спрашивают, но я не могу дать однозначного ответа на этот вопрос. Как я уже говорил, мой подход близок к подходу ремесленника: каждый предмет я создаю вручную, в каждый предмет вложено много страсти и душевных сил. Но сейчас существует проблема, связанная с увеличением масштабов производства. Когда мебель нравится большому количеству людей, приходится ускоряться. Впрочем, это помогает совершенствовать навыки самоорганизации.

Стулья Ester.

— А у вас есть любимые предметы среди тех, которые вы создали?

— Тут как с детьми, я просто не могу выделить что-то одно. Хотя скажем так: мой любимый предмет — всегда тот, который будет следующим.

— Якопо, а где вы находите вдохновение?

— Я отношу себя к “старой школе” дизайнеров, мне не очень близок современный дизайн, поэтому вдохновение я ищу в прошлом. Мне импонирует философия Edra, которую я тоже считаю достаточно традиционной. Неслучайно компания работает на постоянной основе только с четырьмя дизайнерами: Франческо Бинфаре, братьями Кампана и мной. Большая удача — найти “свою” компанию, с которой можно прожить настоящую историю любви и реализовать свои смелые идеи. В индустрии дизайна это редкость.

— Кстати, о любви: многие ваши предметы носят женские имена. Почему?

— Это имена женщин, которые многое значат в моей жизни: возлюбленных, лучшей подруги, кузины. Во всем, что я делаю для Edra, очень много любви, и мне кажется правильным отражать это в том числе и в названиях объектов.

Стул Gilda B.