1000-i-1-vaza-tamary-aladin-istoriya-skandinavskogo-dizajnera-s-russkimi-kornyami
Дизайн

1000 и 1 ваза Тамары Аладин: история скандинавского дизайнера с русскими корнями

Во второй колонке для AD этнограф и владелец магазина винтажного стекла RetroNord Александр Трифонов рассказывает о Тамаре Аладин — звезде скандинавского поп-арта, чей творческий путь начался с создания эскиза для женского коньячного бокала.

AD Magazine

Александр Трифонов, основатель магазина RetroNord

В конце 1950-х годов стюардесса финской авиакомпании Aero с редким для страны именем Тамара пришла в контору стеклозавода Рийхимяки. Она принесла свои рисунки коньячного бокала для женщин, который, на ее взгляд, был более легким и элегантным по сравнению с теми, что выпускались тогда в Скандинавии. О производстве стекла она представления не имела, но одна из ее подруг незадолго до этого пожаловалась на отсутствие женских бокалов для коньяка. Тамаре это показалось интересным, и она нарисовала эскизы.

Представители стекольного завода ознакомились с эскизами и пригласили девушку на собеседование. Так неожиданно началась история дизайнера Тамары Аладин, одной из основоположниц скандинавского варианта стиля поп-арт в интерьере.

1000 и 1 ваза Тамары Аладин: история скандинавского дизайнера с русскими корнями - фото 1
Серия ваз 1968 года.

Конечно, она пришла на стеклозавод не совсем просто так: Аладин получила хорошее художественное образование. Правда, после выпуска пошла работать на только что открывшуюся авиалинию Хельсинки — Москва — Хельсинки. Российское направление тоже было выбрано неспроста: девушка прекрасно говорила по-русски, это был ее родной язык наряду с финским.

1000 и 1 ваза Тамары Аладин: история скандинавского дизайнера с русскими корнями - фото 2
Ваза “Тюльпан”, 1971–1976 годы.

В центре старинного живописного городка Хамина на юго-востоке Финляндии стоит большой деревянный дом Танеликульма, построенный в 1889 году в стиле неоренессанс по проекту архитектора Вальдемара Аспелина — по финским меркам это практически деревянный дворец. Здесь в конце XIX — начале XX века располагалось родовое гнездо купеческого рода Аладьиных (Аладин).

В 1848 году 14-летний уроженец Ярославля Константин Аладьин переехал в Хамину, входившую тогда в состав Российской империи, чтобы помочь с делами земляку, купцу по фамилии Васильев. Ничего необычного в этом не было, ярославцы в то время славились своей предприимчивостью, а дела даже на чужбине старались вести с земляками.

1000 и 1 ваза Тамары Аладин: история скандинавского дизайнера с русскими корнями - фото 3
Ваза “Тюльпан”, 1971–1976 годы.
Скандинавский Леонардо: чем известен финский предметный дизайнер Тапио Вирккала
Может быть интересно
Скандинавский Леонардо: чем известен финский предметный дизайнер Тапио Вирккала

К концу века Константин Аладин (буква Ь “потерялась”, что часто случалось с подобными фамилиями) владел лесопилками, винокуренным и пивным производствами. Он стал одним из крупнейших предпринимателей своей округи. После его смерти делами стал управлять сын, Константин Аладин-младший. В 1932 году у него родилась дочь Тамара, которая прославила Аладинов уже в мировом масштабе.

1000 и 1 ваза Тамары Аладин: история скандинавского дизайнера с русскими корнями - фото 4
Ваза из серии “Ландыш”, 1974–1976 годы.

В 1959 году Тамара стала самым молодым дизайнером завода Рийхимяки, огромного производства. В отличие от большинства скандинавских предметных дизайнеров, она начала разрабатывать предметы (в основном вазы) в ярких цветах. В это время в Скандинавию как раз пришла мода на стиль поп-арт с его минималистичными формами и интенсивными “химическими” цветами.

1000 и 1 ваза Тамары Аладин: история скандинавского дизайнера с русскими корнями - фото 5
Ваза “Бабочка”, 1967–1974 годы.

Основным потребителем поп-арта в стекле стала не Финляндия и даже не скандинавские соседи: изделия в основном экспортировали в Германию. Аладин регулярно встречалась с представителями немецких партнеров завода, вместе они обсуждали и разрабатывали новые проекты. Мне кажется, на конечный результат влияли не только предпочтения покупателей из Германии и мода на поп-арт, но и собственный вкус Аладин — ее яркая живая натура отражалась в этих работах.

1000 и 1 ваза Тамары Аладин: история скандинавского дизайнера с русскими корнями - фото 6
Ваза из серии “Ландыш”, 1974–1976 годы.

Более половины изделий завода Рийхимяки в 1960–1970-х годах были спроектированы Аладин. Правда, на заводе в то время было не принято подписывать свои изделия, поэтому и сегодня исследователи скандинавского стекла иногда открывают для себя неизвестные предметы дизайнера.

1000 и 1 ваза Тамары Аладин: история скандинавского дизайнера с русскими корнями - фото 7
Серия ваз-подсвечников “Кармен”, 1970-е годы.

В 1976 году экономическое положение производства пошатнулось, и от ручного изготовления вещей стеклодувами и дизайнером пришлось отказаться (до этого момента в Скандинавии дизайнер очень часто работал вместе с мастерами). Аладин не стала искать новое место работы, а начала вести спокойную жизнь в пригороде родной Хамины, в собственном деревянном домике с конюшней и любимым садом. Окна дома выходили на романтичный морской залив. Она снова занялась своим любимым хобби, верховой ездой. И, как рассказывают очевидцы, могла приехать из дома в город верхом.

1000 и 1 ваза Тамары Аладин: история скандинавского дизайнера с русскими корнями - фото 8
Ваза “Торнадо”, 1970–1976 годы.

Тамара Аладин скончалась в 2019 году — ее похоронили в родовой православной часовне-усыпальнице, построенной в византийском стиле в 1898 году. В том же году музей на месте завода Рийхимяки устроил мемориальную выставку работ дизайнера, куда я с удовольствием съездил.

1000 и 1 ваза Тамары Аладин: история скандинавского дизайнера с русскими корнями - фото 9
Ваза “Реймари”, 1967–1976 годы.
1000 и 1 ваза Тамары Аладин: история скандинавского дизайнера с русскими корнями - фото 10
Вазы Тамары Аладин на выставке в 2019 году в музее на месте завода Рийхимяки.

А что же элегантные коньячные бокалы для женщин? В том числе благодаря Аладин в 1960-х годах они появились.

Читайте также