Дизайн в кино: две звезды фильма Педро Альмодовара “Человеческий голос” — Тильда Суинтон и интерьер

Чтобы рассказать историю героини своего первого фильма на английском языке, режиссер использует предметы интерьера и искусства.

Работы Педро Альмодовара всегда славились тщательным вниманием к деталям, когда дело касалось мизансцен. А в короткометражной ленте “Человеческий голос”, снятой по пьесе Жана Кокто, яркие декорации, по сути, становятся полноценным персонажем. Их [персонажей] здесь не так уж и много: единственная актриса фильма — Тильда Суинтон. Практически весь фильм ее героиня расхаживает по искусно обставленной квартире, которая в конечном счете (осторожно, спойлер!) оказывается большим пустынным павильоном.

Красочную гостиную украшает оранжевый диван от Knoll, стулья Adrian Pearsall, светильники от Foscarini и репродукция картины “Гектор и Андромаха” Джорджо де Кирико.

Чтобы воссоздать эксцентричную “говорящую” обстановку, Альмодовар обратился к художнику-постановщику Анчону Гомесу. Вместе они подобрали сочетание предметов, которое оживляет помещение и без слов дополняет сценарий. “Это спроектированное открытое пространство позволяет следить за героиней на протяжении всего повествования, — говорит Гомес. — И в конце концов такая конструкция из коробки [съемочной площадки] с еще одной коробкой внутри [квартирой] создает впечатление театральной сцены”. Решение снимать фильм в павильоне принял сам Альмодовар, так, по его замыслу, картина более приближена к пьесе Кокто. “Во время съемок Педро всегда задумывался о том, как было в оригинале. За счет этого получилась смесь реальности и фантазии”, — объясняет Гомес. Декорации художник-постановщик возвел вместе со своей командой в мадридской киностудии. “Первая часть работ была окончена в феврале 2020 года, а затем все замерло на три месяца из-за пандемии, — рассказывает он. — В июне мы возобновили работу”. В целом на создание фильма, который длится всего около 30 минут, потребовалось шесть недель.

Декорации апартаментов были построены на съемочной площадке в Мадриде, которая, в свою очередь, сама стала декорацией.

Кроме самой декорации-матрешки, особое внимание режиссер уделил цвету и дизайну интерьера. “Цвет — всегда еще одно действующее лицо в произведениях Альмодовара, и в этот раз иначе и быть не могло, — говорит Гомес. — Педро считает интерьеры на съемочной площадке ключевым элементом всех своих фильмов, поэтому его герои всегда ведут напряженные беседы в движении, это позволяет нам подмечать референсы вокруг. Весь мир Альмодовара строится на обратной связи”. Сюжет фильма “Человеческий голос” развивается вокруг женщины: она подавлена и пытается поговорить по телефону с бывшим возлюбленным. Так что Альмодовар помещает ее в небольшое пространство, напоминающее любовное гнездышко.

Белую консоль от Джонатана Адлера Гомес привез из Лос-Анджелеса, а деревянный бар позаимствовали из собственной коллекции Альмодовара.

Поддерживают “легенду” простые цвета и яркая мебель в стиле mid-century modern. Предметы интерьера были собраны буквально со всего мира. “Мы привезли вещи из Лос-Анджелеса, Парижа, Италии, Мадрида и уже по традиции использовали экземпляры из частной коллекции Альмодовара”, — делится Гомес. Это же касается и света, будь то синие бра в гостиной или низко висящая люстра в виде шара в холле. “У каждой детали есть смысл, — говорит Гомес. — С освещением мы вовсе почувствовали простор для творчества, поскольку сам по себе свет уже является художественным элементом. Мы же с его помощью еще и привносим особую поэтическую линию”. В конечном счете художник-постановщик взял всего понемногу: на площадке оказались предметы от Джонатана Адлера до Foscarini и Франко Альбини.

Кресла с леопардовым принтом — также собственность Альмодовара. Стеллаж по дизайну Шарлотты Перриан от Cassina, а разноцветные вазы от Этторе Соттсасса.

Мебель плавной формы, как, например, стол Джонатана Адлера в холле, изогнутый деревянный бар или кресла в стиле ар-деко с леопардовым принтом (двое последних были взяты из личной коллекции Альмодовара), резко контрастирует с героиней Суинтон, образ которой скроен строго и несколько сурово. И хотя Суинтон не принимала непосредственного участия в оформлении декораций, она все же вдохновляла дизайнеров. “Обстановка связана с персонажем, поэтому, несмотря на то, что Тильда и не была задействована напрямую, она все равно стала частью этого пространства”, — говорит Гомес.

Суинтон сидит на кровати от Morelato Italia на фоне репродукции “Спящей Венеры” Артемизии Джентилески.

Впервые опубликовано в американском Architectural Digest.

Фото: Sony Pictures Classic